Почему растут цены на газ?

С 1 июля 2023 г. по просьбам трудящихся (на самом деле – ЕС) во Франции отменяется государственное регулирование цен на газ. Этим будет ознаменован процесс окончательной приватизации газовой отрасли. На очереди энергетический сектор. А тем временем в процессе открытия газового сектора рынку цены для пользователей выросли на 100 %. Компании уверяют, что это всё на пользу народу.
Почему растут цены на газ?

«Потребитель будет в выигрыше», – уверяли сторонники отмены регулируемых тарифов. А вот и нет. В итоге + 5,3 % в августе. Месяцем ранее, в июле, цены уже взлетели на 10 %. Газ становится всё дороже. Уже давно пора ренационализировать энергетику.

Как изменились счета за газ

5 миллионов французов явно бы предпочли избежать такого сюрприза. Регулируемые тарифы на газ в августе выросли на 5,3 %. В прошлом месяце, в июле, рост составил 10 %. Ценовая политика устанавливается компанией Engie (появилась после приватизации государственной компании GDF). Однако они одобряются правительством по предложению Комиссии по регулированию энергетики (CRE) – независимого административного органа.

Что же это даёт на деле? Приведём конкретный пример. Для семьи с двумя детьми, живущей в доме с газовым отоплением, это означает увеличение расходов на 5 евро в месяц. Для оправдания такого повышение CRE предлагает различные аргументы. Это и очень высокие спрос и цены в Азии, связанные с восстановлением экономики в этой части мира. А также более сложные, чем планировалось ремонтные работы в Северном море. Ведь они привели к сокращению импорта норвежского газа в Европу и т. д. Иными словами, стоимость газа на мировом рынке резко возросла.

Результаты приватизации

Всё так, но это только часть правды. «Естественно, мы зависим от цен на мировом рынке. Ведь газ во Франции больше не добывается, —объясняет специалист в области энергетики Орельен Бернье. – Но помимо колебаний цен, есть и другая, более глубокая проблема. Дело в том, что такие предприятия, как Engie, выплачивают дивиденды акционерам, несмотря ни на что. Они идут на поводу у своих акционеров. Тогда как они вполне могли бы сгладить свои тарифы и пощадить таким образом потребителей. Вместо этого они заставляют людей платить, чтобы прибыли акционеров не страдали от роста цен. Вот в этом и заключается принципиальное отличие между рынком, которым управляют частные операторы, и государственным сектором экономики».

А как же было раньше? В прошлом тарифы на энергетику регулировало государство. Ситуация, в которой оказались сегодня потребители, стала результатом процесса либерализации. Он начался в Европе в 1990-е годы по указке неолиберальных руководителей. В его задачи входила упразднение государственной монополии и открытие сферы энергетики рынку. Вот поэтому с 1 июля 2007 года во Франции существуют две тарифные сетки. С одной стороны, регулируемые тарифы, устанавливаемые правительством и предлагаемые только оператором EDF на электричество, и бывшей GDF, теперь Engie, на газ. С другой – рыночные тарифы, предлагаемые так называемыми «альтернативными» операторами.   

Рынок решил не в пользу народа

Тогда защитники либерализации оправдывали этот выбор выгодой, обещанной потребителям. «Наше единственное желание в этом деле – соответствовать потребностям французских потребителей. Как в области обеспечения безопасности энергетики, так в плане предоставления самых низких тарифов», – заявлял министр экономики Тьерри Бретон в октябре 2006 года. «Умеренное открытие рынка найдёт своё выражение в снижении цен. Тем самым выиграют как обычные потребители, так и промышленники». Так французов уверяло правительство Алена Жюппе 10 лет назад.  

Увы! Обещанное снижение так и не произошло. А тарифы после небольшого снижения резко пошли вверх под влиянием невидимой руки рынка. Фабрис Кудур из энергетического подразделения профсоюза ВКТ (Всеобщая конфедерация труда) подсчитал, что «с 2004 года цены на газ выросли вдвое». 

В то же время большинство государственных операторов были приватизированы, несмотря на обязательства, которые брали на себя правые правительства. Сначала компанию GDF преобразовали в акционерное общество. А позднее, в 2008 году, объединили её с Engie – компанией, в которой государству принадлежит только 23,6 % уставного капитала.  

Дивиденды больше прибыли  

Такая ускоренная трансформация сочетается с логикой извлечения максимальной прибыли. Это регулярно критикуют профсоюзы и неправительственные организации. А также то, что Engie потакает интересам акционеров, независимо от финансового положения предприятия. Кстати, американскому гиганту BlackRock принадлежит в ней 4,5 % акций. В 2018 году представители международного объединения OXFAM высказывали своё возмущение по этому поводу: «Дивиденды, выплаченные компанией Engie своим акционерам с 2009 года, более чем в три раза превышали размер её прибыли. А в 2016 году компания даже выплатила в пятнадцать раз больше дивидендов, чем заработала». Брать кредиты, чтобы кормить своих акционеров, – верх абсурда. Но, судя по всему, Engie не единственная международная компания, прибегающая к такой практике. И при всём при этом государство по-прежнему держит пакет её акций.    

Приватизация национального достояния

В свою очередь, профсоюзы указывают на стратегические ошибки политики руководства. «С начала приватизации компания всё чаще стала делать закупки на мировом рынке, – отмечает генеральный секретарь энергетического подразделения ВКТ Себастьен Менесплие. – Но многие инвестиции оказались провальными. В то же время руководство уступает частникам целые отрасли энергетики. Один из примеров: продажа акции Engie компании Suez с осени 2020 года».

Это бесит противников рыночной экономики. «Энергия – это национальное достояние. Поэтому его нельзя передавать частному сектору, – утверждает Орельен Бернье. – Впрочем, как и все возобновляемые источники энергии. Как можно позволять частным операторам набивать карманы за счёт обычных потребителей?»

Альтернативный проект профсоюзов

Такого же мнения придерживается и ВКТ. Поэтому на протяжении многих лет профсоюз выступает за ренационализацию крупных энергетических предприятий. «В либерализации энергетики нет никакого смысла, – подтверждает Себастьен Менесплие. – Уже с 1946 года понятно, что национализация – лучший способ управления сектором. Разумеется, некоторые методы уже устарели. В связи с этим нужна реорганизация с учётом естественной эволюции сектора. Мы боремся за оказание государством услуг XXI века. Для этого мы предлагаем создать два государственных предприятия, занимающиеся производством и продажей (EPIC). Одно – для электричества, другое – для газа. В этом случае государству придётся соответствовать потребностям народа. То есть одновременно обеспечивать безопасность сети, определить энергетический баланс и гарантировать потребителям доступные и прозрачные тарифы». 

Но, видимо, европейские лидеры не намерены идти по этому пути. Ведь с 1 июля 2023 года регулируемые тарифы на газ для частных лиц во Франции будут окончательно отменены. И народ, явно, не окажется в выигрыше.

Опубликовано 23/08/2021

На ту же тему

Война в Афганистане стоила США 2 313...
Облетевшая позолота блистательной экономики
Почему растут цены на газ?
Победа профсоюзов металлургов