Рост риска банкротств и увольнений

Директор Французского центра изучения экономической конъюнктуры (OFCE) Ксавье Тамбо анализирует ситуацию, в которой происходит повторная изоляция, и её последствия.
Директор Французского центра изучения экономической конъюнктуры (OFCE) Ксавье Тамбо анализирует ситуацию, в которой происходит повторная изоляция, и её последствия.

Второй карантин во Франции, как и почти всюду, оказался мягче первого. Однако для экономики он стал дополнительным ударом, вызывающим накопительный эффект совместно с последствиями весеннего локдауна.

Особенно остро проблема стоит в таких отраслях, как туризм, пассажирские авиаперевозки, индустрия развлечений, общепит, культура. В этих отраслях, создающих около 10% ВВП, закрытие предприятий (особенно малых и средних) и потеря рабочих мест могут происходить ещё быстрее, чем в других.

Об этой проблеме мы говорили с директором Французского центра изучения экономической конъюнктуры (OFCE) Ксавье Тамбо.

Директор Французского центра изучения экономической конъюнктуры (OFCE) Ксавье Тамбо анализирует ситуацию, в которой происходит повторная изоляция, и её последствия.

Сиприен Боганда: Какими могут быть экономические последствия второго карантина для предприятий среднего и мелкого бизнеса?

Ксавье Тамбо: В ближайшей перспективе он мягче первого. Ведь, например, детские сады остаются открытыми, не все перешли на удалённую работу. Передвижения по городу в связи с работой, действительно, разрешаются всем, чего не было в марте. К тому же если детские сады и школы будут открыты, это лучше скажется на производительности удалённой работы, так как трудиться из дома будет проще. Кстати, я настаиваю на принципиальной важности продолжения работы учебных заведений для качества образования. Весьма вероятно, что мы ещё увидим негативные последствия режима самоизоляции в марте и апреле, не говоря уже о том, что он показал неравный доступ к образованию многих учащихся, особенно тех, кто заканчивал школу (от 14 до 18 лет). Негативные последствия, которые связаны ещё и с социальным неравенством, рискуют принять долгосрочный характер, так как дети уже не смогут наверстать отставание в учебе. На этот раз школы должны оставаться открытыми…

С.Б.: Вы считаете, что экономические последствия будут минимальными?

К.Т.: Разумеется, нет. От карантина могут пострадать многие секторы, которые уже едва сводят концы с концами: туризм (включая пассажирские авиаперевозки), индустрия развлечений, бары и рестораны, шоу и т. д. Предприятия и учреждения, связанные с этими видами экономической деятельности, составляющими около 10 % ВВП, столкнутся с возросшим риском банкротств и увольнений. Новый карантин говорит о вступлении в затяжной кризис авиапромышленности. До недавнего времени можно было надеяться на возвращение к нормальной экономической активности (покупка авиабилетов, деятельность в аэропортах и т. д.) к середине 2021 года. Сегодня подобный сценарий уже не представляется возможным из-за второй волны в Европе, рисков закрытия границ и так далее. Последствия могут быть катастрофическими, как с социальной, так и с экономической точки зрения, для тех регионов Франции, которые специализируются на авиастроении (например, регион Тулузы).

С.Б.: Французская экономика выходит очень ослабленной из предыдущего карантина. Может ли начинающийся период стать для неё новым ударом?

К.Т: Да. Хотя второй карантин будет менее суровым, он дополнится последствиями предыдущего, что создаст накопительный эффект. Главное, не следует игнорировать следующее: вплоть до настоящего времени многие экономические субъекты могли жить в надежде на возвращение к нормальной жизни. Владелец кинотеатра, кафе или театра, например, мог надеяться на то, что убыточными за этот финансовый год будут «только» два месяца карантина. Новый карантин делает такой сценарий маловероятным. Напротив, теперь можно опасаться повторения такого рода решений правительства в скором будущем. Поэтому экономическим субъектам придётся принимать в ближайшие месяцы радикальные решения. И некоторые из них, возможно, решат уйти из бизнеса. Возьмём, к примеру, владельца ресторана, который уже понёс убытки в марте и апреле и теперь сталкивается с перспективой снижения выручки в течение длительного времени. Он может прийти к решению, что продолжение работы в таких условиях (падение объёмов продаж, отток клиентов в обеденное время из-за массового перехода на удалённую работу и т. д.) больше не имеет смысла. Он может решить, что сейчас лучше закрыть ресторан, чтобы вновь открыть его после того, как эпидемия закончится. То же самое относится и к владельцу отеля, который задаёт себе вопрос о возвращении к нормальной работе. Всё это может привести к банкротствам, увольнениям и т. д.

С.Б.: Осознаёт ли правительство всю серьёзность ситуации?

К.Т.: Были приняты существенные меры, чтобы смягчить социальные издержки кризиса для семей (частичная занятость, перенос реформы страхования по безработице и т. д.), но это не означает, что издержек совсем не будет. Что касается бизнеса, то мы в OFCE оценили убытки предприятий в этих секторах от первого карантина в 50 миллиардов евро. Несмотря на усилия правительства, эти убытки никуда не денутся. Ближайшие недели будут решающими: потребуется возместить как-то эти 50 миллиардов евро, а затем и все убытки, вызванные новым карантином. А пока создаётся впечатление, что правительство понимает проблему, но реагирует на неё очень избирательно. Его действия в ближайшие недели станут решающими: или удастся поддержать семьи и предприятия, и тогда Франция сможет быстро восстановить свою экономику после окончания эпидемии, или ничего не получится, и тогда нас ждёт рецессия в течение нескольких лет. Напомню, что для выхода из кризиса 2008 года, нам понадобилось десять лет.

Опубликовано 30/10/2020

На ту же тему

Слияние банков грозит потерей нескольких тысяч рабочих...
Налог на интернет-гигантов: инициатива депутатов-коммунистов
Почему цена за биткойн достигла рекорда через...
Работники ресторанов – одни из первых жертв...