Музыка как ответ на мракобесие и расизм

Столкнувшись с ростом ультраправых настроений в Великобритании в конце 1970-х годов, небольшая группа активистов организовала концерты, чтобы объединить борьбу. Это увлекательная история солидарности.
Столкнувшись с ростом ультраправых настроений в Великобритании в конце 1970-х годов, небольшая группа активистов организовала концерты, чтобы объединить борьбу. Это увлекательная история солидарности.

В семидесятые годы на фоне экономического кризиса часть британского общества начала явственно крениться вправо. Это сказалось и на рок-музыке и субкультурах. Скинхеды попали под влияние Национального фронта, Эрик Клэптон призывал «черномазых» убираться из страны, а Дэвид Боуи превозносил фашизм.

В ответ на это ряд прогрессивных деятелей культуры создал инициативу «Рок против расизма». О событиях тех дней рассказывает фильм Рубики Шах White Riot («Белый бунт»), получивший имя в честь песни легендарной группы The Clash.

Столкнувшись с ростом ультраправых настроений в Великобритании в конце 1970-х годов, небольшая группа активистов организовала концерты, чтобы объединить борьбу. Это увлекательная история солидарности.

Ещё не смолкло эхо протестов против полицейского произвола, начавшихся после убийства Джорджа Флойда, как у нас появилась возможность посмотреть документальный фильм White Riot («Белый бунт»- англ.), посвящённый борьбе с расизмом, которую вели активисты в конце 1970-х годов. Поклонники британской группы The Clash сразу же узнали в названии фильма песню группы Джо Страммера и Мика Джонса.

Но в фильме речь идёт не только об авторах альбома London Calling («Лондон зовёт»), в нём представлен более широкий спектр событий. В своих короткометражных фильмах режиссёр Рубика Шах ранее уже рассказывала о влиянии культуры на общество. Её ленты носили комедийный характер: история о том, кому в действительности принадлежала статуя Свободы, рассказ об американском режиссёре Спайке Ли или о британском певце Дэвиде Боуи. Сейчас она выпустила свой первый полнометражный документальный фильм, развенчивающий миф о периоде, наступившем после майских событий 1968 года, который часто называют благословенной эпохой сексуальной революции и вписывают в контекст социальной борьбы.

Весна 1968 года в Великобритании началась с шока. Депутат от Консервативной партии, член теневого кабинета Эдварда Хита, Энох Пауэлл перешёл к решительным действиям, выступив с речью «Реки крови», в которой резко критиковал мультикультурализм и потребовал полностью запретить эмиграцию в Великобританию. Нет ничего удивительного в том, что такие теории способствовали росту популярности «Британского национального фронта» (британская ультраправая политическая партия). Однако они также вызвали неожиданные симпатии у других слоёв общества. Три года спустя после самого успешного сингла за всю свою карьеру (I shot the Sheriff, «Я застрелил шерифа») Эрик Клэптон во время одного из своих концертов в Бирмингеме летом 1976 года попросил «всех «черномазых» убраться из зала и из нашей страны». Не отставал от него и Дэвид Боуи, заявивший в 1974 году следующее: «Я очень верю в фашизм: люди всегда работали эффективнее при авторитарных лидерах». Ну а Род Стюарт признался, что симпатизирует теории Эноха Пауэлла.

Конечно, многие из этих деятелей культуры делали такие заявления «под кислотой», в чём позднее сами и признавались, но их высказывания вызвали вполне понятный шок. Группа активистов из андеграунда приняла решение дать достойный отпор своим идейным противникам. Фотограф Ред Сондерс, художник Роджер Хаддл и журналист Кейт Уэбб организовали масштабную акцию Rock Against Racism (RAR, «Рок против расизма»). Цель этой кампании заключалась в том, чтобы объединить усилия самых разных артистов в борьбе с расизмом и проводить концерты под эгидой RAR. Активное участие в антирасистском движении приняли рок-, реггей- и панк-музыканты, среди которых Том Робинсон, группы Steel Pulse и The Clash. Фэнзин («фанатский журнал») Temporary Hoarding предоставил активистам возможность высказаться на своих страницах и оказал информационную поддержку кампании.

Рубика Шах обратилась к архивным видеозаписям, содержащим отрывки концертов и документальные свидетельства участников тех событий, складывая их в увлекательное повествование, и мы заново открываем для себя Великобританию той поры. Англия, какой она была до консервативной революции Маргарет Тэтчер, мобилизовалась вокруг сильного организационного ядра. Карнавал, состоявшийся 30 апреля 1978 года, перерос в мирную демонстрацию, которая, в свою очередь, завершилась концертом. «Woodstock punk» («панк-Вудсток») собрал в лондонском Victoria Park 100 000 человек. Эту историю стоит рассказать ещё и потому, что она напоминает нам об отношении Англии к миграционным движениям. Фильм отличается идеальной режиссурой, захватывающим документальным сюжетом и блестяще доказывает, что лучшим ответом мракобесию по-прежнему остаётся культура.

Опубликовано 04/08/2020

На ту же тему

«Мы не роботы»: жизнь рабочих в фотографиях
Мир заводов в живописи: от работы к...
Музыка как ответ на мракобесие и расизм
Пожар в соборе Нанта: следствие отрабатывает версию...