Эммануэль Макрон пожинает плоды своих ошибок

Накопление капиталов, перевод государственных учреждений на коммерческие рельсы, утрата промышленной независимости… Проводимый президентом курс ослабил позиции страны в противоборстве с вирусом.
Накопление капиталов, перевод государственных учреждений на коммерческие рельсы, утрата промышленной независимости… Проводимый президентом курс ослабил позиции страны в противоборстве с вирусом.

Ослабление промышленного суверенитета, экономия на здравоохранении и науке, щедрые льготы бизнесу, истощившие государственную казну – проводимый Макроном неолиберальный курс наглядно продемонстрировал свою несостоятельность перед лицом необходимости централизованного противостояния общей угрозе.

Семь ошибок истеблишмента, семь пунктов обвинения, выдвинутых авторами «Юманите», покажутся до боли знакомыми не только жителям Франции.

Накопление капиталов, перевод государственных учреждений на коммерческие рельсы, утрата промышленной независимости… Проводимый президентом курс ослабил позиции страны в противоборстве с вирусом.

Кризис, спровоцированный эпидемией Covid-19, мог бы нанести Франции не столь мощный удар. Многие из принятых ранее политических решений сделали страну беспомощной перед лицом растущей угрозы, усугубив как наносимый ею ущерб, так и ожидаемые последствия. Речь идёт о проблемах, с которыми пришлось столкнуться больницам и государственным исследовательским центрам (в них кризис начался ещё до пандемии). Не стоит забывать и о домах престарелых, которые долгое время не получали необходимой поддержки. Всё было направлено на достижение рентабельности в ущерб гуманитарным соображениям. Пострадал и наш промышленный суверенитет, что стало особенно очевидным на примере неграмотного распоряжения имеющимися запасами масок. Жёсткая экономия бюджетных средств вкупе с настойчивым стремлением насаждать повсюду правила международной конкуренции привели к выводу производства за пределы страны и ослабили её. Налицо желание окончательно разрушить социальное государство и убить дух солидарности за счёт уменьшения социальных пособий и снижения налоговой нагрузки на самых богатых. Этот путь, нередко подвергавшийся критике, оказался вдвойне опасным в период кризиса.

1. Маски: дефицита могло и не быть.

Дефицит масок, с которым столкнулась Франция, не был неизбежным. В 2009 году, в рамках предотвращения эпидемии гриппа H1N1, министр здравоохранения Розлин Башло распорядилась изготовить 1 миллиард хирургических масок и чуть более 700 миллионов масок FFP2 с повышенной степенью защиты. Однако Главное управление здравоохранения дважды (в 2011 и в 2013 годах) приняло решение не пополнять запасы масок, в первую очередь FFP2, которые считались слишком дорогими. Несмотря на то, что в докладе Сената от 2015 года содержалось указание на возможные санитарные риски, политика в этой области оставалась неизменной. «В 2011 году, после спада эпидемии гриппа H1N1, было решено, что нам больше не нужны такие запасы, поскольку в мире производится достаточно средств для противостояния пандемии, если таковая случится», – объяснила пресс-секретарь правительства Сибет Ндиае. В случае эпидемии Китай должен был удовлетворить большую часть потребностей Франции. В результате в декабре 2019 года во Франции запасы масок, столь необходимых для борьбы с коронавирусом, насчитывали 140 миллионов штук.

2. Предприятия стратегических отраслей переведены в другие страны.

История с масками свидетельствует о том, что французская экономика сильно зависит от производства тех стран, где рабочие руки стоят дешевле. Эммануэль Макрон лично признал, что для восстановления экономической и санитарной независимости страны нужно вернуть на её территорию ряд предприятий. Удивительная перемена во взглядах этого политика, который, будучи министром, дал добро на продажу активов многих французских предприятий стратегических отраслей (например, энергетическая компания Alstom перешла в руки General Electrics, а Alcatel-Lucent была передана концерну Nokia). Что же касается медицинской промышленности, то в скором времени будет принято решение о ликвидации предприятия Peters Surgical в Бобиньи. Уже летом производственные мощности этого изготавливающего зонды для реанимаций завода планируется перевести в Индию.

3. Государственные больницы несут потери.

Те, кто сегодня превозносит героизм медиков, ещё недавно голосовали за ограничение бюджетных расходов на нужды отрасли и в течение всего прошлого года закрывали глаза на проходившие в ней выступления протеста. Бюджет Фонда социального страхования, принятый в 2019 году, не обязывает государство возмещать недостаточное финансирование системы медицинского страхования, причиной которого стало уменьшение суммы страховых отчислений. Эта нехватка финансирования уже обернулась зримыми материальными потерями. В 2018 году коечный фонд в больницах Франции сократился на 4 172 единицы. Страна выглядит отстающей на фоне своего соседа – ФРГ, где на 1 000 жителей приходится 6 коек в палатах интенсивной терапии (во Франции эта цифра вдвое меньше). Непросто приходится и медицинскому персоналу: в 2018 году в больницах одного только Парижа не хватало 400 медицинских сестёр. Государственные больницы с их небольшими и редко повышаемыми зарплатами не так привлекательны для медиков, как частные клиники или возможность работать в статусе самозанятого.

4. Возмутительные правила административного задержания.

Принятый в 2018 году закон о предоставлении убежища и права на иммиграцию ужесточил политику французских властей в этой сфере и увеличил с 45 до 90 суток срок, в течение которого иностранца можно не выпускать из центра временного содержания. Кроме того, согласно документу, в этом заведении могут находиться и несовершеннолетние. Однако в законе ничего не сказано об улучшении условий содержания, которые часто подвергаются критике из-за скученности и отсутствия у людей личного пространства. В разгар пандемии сложно соблюдать «социальную дистанцию» в помещении площадью 9 квадратных метров, где ночуют два человека. «Нет ни масок, ни мыла для регулярного мытья рук, и к тому же нет водно-спиртового геля», – отмечает Сирил де Билли, генеральный секретарь центра временного содержания беженцев Cimade. До санитарной катастрофы остаётся один шаг. Просьба целого ряда общественных организаций о закрытии всех центров временного содержания, поддержанная правозащитником Жаком Тубоном, была отклонена.

5. Налоговые ресурсы истощились.

Привлекательность – вот ключевое слово налоговой политики макроновского режима, который гордится привлечением новых инвесторов в французскую экономику. Это делается путём предоставления налоговых льгот в ущерб доходам государства, что особенно ощутимо сейчас, когда на реализацию плана экстренных действий требуется 110 миллиардов евро. Налоговый вычет на поддержку конкурентоспособности и занятости (Cice), введённый Франсуа Олландом, а затем закреплённый Макроном в виде снижения суммы социальных отчислений, за период с 2012 по 2019 годы обошёлся государству в 100 миллиардов евро, а количество созданных за это время рабочих мест очень невелико. Отмена налога на роскошь и установление единой ставки налогообложения доходов от финансовых операций ежегодно составляет упущенную для государственной казны выгоду в размере 4,5 миллиарда евро, что особенно некстати сейчас, когда нужны деньги на спасение и восстановление экономики.

6. Под прицелом оказались социальные пособия.

«Бешеные деньги», – так Макрон назвал социальные пособия, важность которых он упорно игнорирует с 2017 года. А между тем более двадцати процентов французов оказались бы в нищете, не будь в стране пособий по безработице, доплат до уровня прожиточного минимума, семейных субсидий и дотаций на жильё. Президент хочет объединить все эти выплаты, чтобы уменьшить их общий объём. Таким образом в стране станет больше бедных людей, беззащитных перед коронавирусом как в санитарном, так и в финансовом смыслах. Макрон и его соратники, которые, не успев занять свои посты, первым делом снизили индивидуальные пособия на жильё и тем самым нанесли удар по социальной жилищной системе, хотели также ограничить возможности соискателей рабочих мест за счёт уменьшения пособий по безработице. Эпидемия коронавируса заставила их отказаться от своих намерений. То же самое касается и отмены жилищных пособий на сумму 1 000 евро для 1,2 миллиона семей. Вместе с тем, начиная с 2017 года, многие социальные выплаты и пенсии не индексировались в соответствии с ростом инфляции, так что в 2020 году Конституционный совет даже вынес правительству соответствующее порицание.

7. Недостаток средств на государственные научные исследования.

Сейчас все крупные фармацевтические лаборатории занялись лихорадочным поиском вакцины от коронавируса, способной со временем принести огромные барыши. Однако до недавних пор компании группы Big Pharma не занимались разработкой лекарств от инфекционных болезней, считая эту работу не прибыльной, что лишь подчёркивает необходимость поддержать государственную науку, способную вести исследования на основе долгосрочных инвестиций. Вот только существующие во Франции механизмы поддержки этой отрасли, например, налоговый вычет на научные разработки, нередко работают на частные компании. Что же касается усилий государства по исследованию коронавируса, то препятствием для них становится нехватка средств. Государственные научные лаборатории всё чаще вынуждены подстраиваться под логику предоставления грантов, чтобы получать финансирование на каждый конкретный проект, а не регулярные выплаты. А ведь такие работы требуют много времени и заставляют откладывать долгосрочные исследования. Многолетняя программа развития науки, вероятно, только усилит эту тенденцию. В начале марта она уже стала причиной приостановленных в настоящее время забастовок в научной и академической среде.

Сиприан Каддео, Орельен Сушейр

Опубликовано 22/04/2020

На ту же тему

Европейский союз вынужден ненадолго изменить отношение к...
ЕЦБ: Обострение дискуссии по поводу постановления верховного...
Биржи возобновили гонку к вершине
В Карлсруэ подорвали европейскую солидарность