ЕВРОПА: ЩЕКОТЛИВАЯ ПРОБЛЕМА СПАСЕНИЯ БАНКОВ

Баланс многих банков отягощен "безнадёжными кредитами". Больнее всего эта ситуация бьёт по банкам Южной Европы. В Италией уже разобрались с такими кредитами на 40 миллиардов евро, но на банковском балансе остаётся токсичных фондов ещё на 320 миллиардов. В Греции и Португалии дела обстоят ненамного лучше. Всего в Европе сумма безнадёжных займов достигает триллиона евро. Европейские банки ищут механизмы выхода из ситуации.
Как освободить европейские банки от займов, которые всегда присутствуют в их активах, и погашение которых всегда затруднительно? Деликатная задача! Рулевые двигаются на ощупь, придумывая изощрённые конструкции и следуя одной и той же навязчивой идее: переложить проблему на других. А в итоге, в случае острой необходимости, по счетам заплатят налогоплательщики!

Как освободить европейские банки от займов, которые всегда присутствуют в их активах, и погашение которых всегда затруднительно? Деликатная задача! Рулевые двигаются на ощупь, придумывая изощрённые конструкции и следуя одной и той же навязчивой идее: переложить проблему на других. А в итоге, в случае острой необходимости, по счетам заплатят налогоплательщики!

Оздоровления банков не произошло, баланс многих из них наполнен «безнадёжными кредитами» (NPL), выплаты по которым задержаны или даже прерваны. Такова цена за политику жёсткой экономии, которая тянет на дно прежде всего банки стран Южной Европы. Для выхода из сложившейся ситуации уже начали приниматься определённые меры. Но существует одна проблема. По расчетам «Wall Street Journal», меры по рекапитализации и ликвидации итальянских банков, ситуация которых была достаточно изучена, обойдутся налогоплательщикам в 24 миллиарда евро. Одобренные Брюссельской комиссией и Европейским Центральным Банком (ЕЦР), эти меры грубо нарушают сам принцип банковского союза, правила которого призваны защищать налогоплательщиков. Европейский комиссар по вопросам конкуренции Маргрете Вестагер, отвлекая внимание от этой темы, рассказала басню о том, что каждая страна Европейского союза имеет в банковской сфере «разную историю, структуры и уровень концентрации», и что правила банковского союза не могут объять необъятное, так как «все мы ещё только учимся понимать нюансы и то, как эти правила работают».

У ответственных лиц, хлопочущих у одра европейской банковской системы, дел ещё непочатый край. В случае с Италией уже разобрались с 40 миллиардами безнадёжных кредитов, но на банковском балансе ещё остаётся подобных токсичных фондов на 320 миллиардов евро. В других странах (Греция и Португалия) дела обстоят ненамного лучше.

24 миллиарда евро – такова цена рекапитализации итальянских банков для налогоплательщиков. «BAD BANK»

Остаётся только понять, как от них избавиться. Идеальным решением проблемы могла бы стать секьюритизация, но вкладчики уже обожглись в 2007 году на субстандартном кризисе, и усилия, направленные на то, чтобы их успокоить с помощью сертификации качества, не производят желаемого эффекта. Общеизвестно, что рынок секьюритизации страдает асимметрией информации, поскольку у продавца больше сведений о качестве предлагаемых ценных бумаг, чем у покупателя, поэтому последний имеет право сомневаться…

Андреа Энриа, президент Европейской службы банковского надзора (EBA), выступает за создание европейского «Bad Bank» («Плохого банка») – структуры аннулирования долга, куда могли бы переводиться безнадёжные займы в условиях, исключающих любое взаимное распределение убытков, чтобы ни одной стране не пришлось отвечать по долгам банков своих соседей. В худшей ситуации оказались португальские банки, поэтому вице-президент португальского филиала ЕЦБ Витор Констанцио открыто поддерживает создание такого «Bad Bank», на этот раз на национальном уровне.

Первая ласточка? В ожидании решения, которое должно быть принято в октябре, министры финансов Европейского союза готовят план действий по созданию национальных «Bad Banks». Чтобы избежать финансовой дестабилизации, банки должны будут переуступить новым образованиям свои безнадёжные кредиты по их «экономической стоимости», а специально созданные для этого структуры в дальнейшем продадут их уже по «рыночной стоимости», которая, вне всякого сомнения, не совпадет с предыдущей. Учитывая возможные финальные потери, остаётся только понять, какой финансовый механизм их капитализации и предоставления гарантий разработан. Государства получают прекрасные возможности урегулировать операции. Есть один вариант, который предлагает Ив Мерш из Европейского центрального банка, но он обходит проблему потерь. Для дополнительного обеспечения гарантии своих кредитов коммерческим банкам Центральный банк должен признать ценные бумаги результатом секьюритизации безнадёжных займов, а также создать реестр, предоставляющий полную информацию по их базовым активам. Новый раунд игры «кидания горячими картофелинами» начался, и главное здесь – чтобы ни один банк не остался с этой «горячей картошкой» в руках.

ФАКТЫ

1) 1000 миллиардов евро – такова предполагаемая сумма безнадёжных займов в балансе европейских банков.

2) Секьюритизация состоит в замещении кредитов ценными бумагами, основой которых они являются, то есть являются их базовым ориентиром и в их дальнейшей продаже вкладчикам.

На ту же тему

Компании группы GAFA не платят налоги
Вокруг да около компании Suez
ВКТ предлагает альтернативный экономический план
Печальные итоги года для французской экономики