Как получилось так, что без талибов не обойтись

Пьер Барбансе

Президент Афганистана Ашраф Гани объявил о своей готовности установить перемирие с талибами при условии, что те прекратят боевые действия. Объявленные даты перемирия приурочены к религиозным мероприятиям: начавшемуся вчера празднику Курбан-Байрам и дню рождения Пророка (21 ноября). На протяжении последних нескольких недель идея перемирия не раз появлялась в повестке дня, но официальным предложением она стала после того, как 9 августа талибы начали атаку на Газни (стратегически важный город, расположенный между Кабулом и Кандагаром). Афганская армия при поддержке американских воздушных сил на протяжении нескольких дней вела тяжёлые бои, в результате чего ей удалось остановить наступление боевиков.

Создаётся впечатление, что на самом деле талибы не собирались полностью захватывать город, а стремились продемонстрировать центру и населению свои силу и возможности, заявляя тем самым, что ни одно решение не будет принято без их участия. Это также подтверждается и предложением президента Гани о прекращении огня. Военного решения быть не может. О чём говорит и активизация действий «Исламского государства» (ИГ),[i] осуществившего большое количество терактов против гражданского населения. Недавний из них произошёл в одной из школ Кабула (ответственность за него взяло на себя ИГ) и унёс жизни 37 человек, большинство из которых – подростки.

Афганские власти в политическом смятении.

В настоящий момент талибы пока не дали положительного ответа на предложение Гани. Основная причина - им сопутствует удача и они контролируют около 50 % территории страны. Боевики также знают, что из-за отсутствия настоящей армии афганское правительство в основном рассчитывает на войска специального назначения, которые перемещаются из одного места страны в другое, неся при этом потери, ослабляющие их и в военном, и в моральном отношениях. Новая стратегия Дональда Трампа дала через год свои плоды: полностью разгромить талибов очень сложно. Не на это рассчитывал американский Президент, когда при поддержке своих генералов объявлял о своём намерении удвоить количество американских солдат в Афганистане. Ранее Вашингтон последовательно заявлял о том, что любой мирный процесс будет «исходить и управляться афганцами». На практике же, вопреки всем декларациям о намерениях, американская делегация, возглавляемая посланником Соединённых штатов в Южной Азии Элис Уэллс, встретилась в Катаре с лидерами талибов. Тем самым она оказала моральную поддержку боевикам, которые относятся к афганскому правительству как к «марионетке» американцев.

Ещё одним доказательством политического смятения афганских властей, является тот факт, что подобная встреча уже проходила в 2015 году, но тогда она была прервана афганским правительством. Один из лидеров «Высшего Совета мира» (официальная организация) Атаул Рахман Салим дал понять, что «приветствуются все усилия отдельных людей, организаций и стран, которые могут облегчить переговоры о мире между талибами и афганским правительством».

В свою очередь Трамп находится в процессе построения новых планов. Понимая, что американское военное присутствие будет одним из пунктов обсуждений на переговорах (особенно вопрос о количестве вооружённых сил, отправляемых Пентагоном), президент США не прочь был бы рассмотреть возможность появления в Афганистане нового частного военного предприятия. Действительно, создатель бывшего «Blackwater» и его «подрядчиков» (современных наёмных солдат, убийц иракских гражданских лиц) Эрик Принс, который ныне является главой «Frontier Service Group», на протяжении почти года увеличивает количество предложений о найме на службу. Он предлагает заменить 15 000 американских солдат и 30 000 «подрядчиков», участвующих в боевых действиях, на 2 000 человек из числа войск специального назначения и 6 000 наёмников. Бывший наёмный солдат, парашютист, а ныне эксперт по международной политической стратегии и национальной безопасности Шон Макфейт предупреждает: «Мир, в котором становится больше наёмных солдат – это мир, в котором становится больше войн».

Трамп не забывает о своём враге в регионе – Иране.

Решая вопросы, связанные с Афганистаном, Дональд Трамп не забывает и о своём главном враге в регионе – Иране. И здесь США оказались в положении заложника собственной стратегии союза со своим «арабским НАТО» и лидерства Саудовской Аравии. Что совсем не нравится таким странам азиатского региона, как Индия и Пакистан (во главе с новым премьер-министром Имраном Ханом). Эр-Рияд рассматривается ими как поставщик ваххабитского терроризма, а Тегеран воспринимается как защитный бастион. В настоящее время под прикрытием «Шанхайской организации сотрудничества» (ШОС), в которую Иран входит как член-наблюдатель, Россия, Китай, Индия, Пакистан (тыловая база талибов и исламистской «Сети Хаккани», действующая в Афганистане) и ещё четыре страны Центральной Азии участвуют в военных манёврах, проходящих на Урале (под названием «Миссия мира 2018»), которые завершатся в начале сентября. Впервые военнослужащие Индии и Пакистана оказались в одном строю, участвуя в учениях по борьбе против терроризма. Вчера Москва объявила о подготовке международной встречи по Афганистану, которая намечена на 4 сентября, и уточнила, что пригласила на неё представителей талибов.

 

[i][i] Деятельность организации запрещена в России – прим ред.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код

ГАЗЕТА ЮМАНИТЕ - ОДНО ИЗ СТАРЕЙШИХ И КРУПНЕЙШИХ СМИ