Объединённые Арабские Эмираты, Бахрейн и Катар после британской оккупации

В самом начале 1970-х гг. группа стран Персидского залива мирно освободилась от британской опеки. Открытие огромных запасов углеводородов на фоне двух нефтяных шоков сделали эти страны важнейшими центрами мировой геополитики. Предлагаем вашему вниманию краткий экскурс в историю региона: успешная реклама, внутренняя и внешняя политика, фактор СССР и др.
Объединённые Арабские Эмираты, Бахрейн и Катар после британской оккупации

Под палящими лучами солнца Персидского залива не было ни малейшей попытки протестов. Не прозвучало ни одного выстрела. Тем не менее 1 декабря 1971 г. британское правительство прекратило свой протекторат над Объединёнными Арабскими Эмиратами (ОАЭ). Эта страна обрела независимость вслед за Бахрейном и Катаром. За три года до того Великобритания официально объявила о выводе войск с этой территории. Затем последовали неудачные переговоры с целью объединения трёх будущих стран в рамках единой федерации. Объединённые Арабские Эмираты, Бахрейн и Катар после британской оккупации.

До тех пор правителей стран Персидского залива полностью устраивал оккупационный режим. Это рассматривалось ими как защита от коммунистического влияния и особенно от посягательств соседних стран. Прежде всего Ирана и Саудовской Аравии. Они управляли слабым и разрозненным населением, получали прибыль от недавно открытых нефтяных месторождений. Поэтому были не очень склонны к протестам.    

Объединённые Арабские Эмираты, Бахрейн и Катар после британской оккупации

Первый нефтяной шок резко изменил расклад

В Эмиратах, объединяющих такие города как Абу Даби, Дубай, Шарджа, Рас-эль-Хайма, Эль-Фуджейра, Умм-эль-Кайвайн и Аджман, экспорт чёрного золота начался с 1962 г. В это же время Катар и Бахрейн уходили от торговли знаменитым во всём мире жемчугом. Ведь его стоимость резко упала из-за конкуренции с искусственно выращенным жемчугом в Японии. Эти страны также переключились на углеводороды. В 1968 г. население Объединённых Арабских Эмиратов составляло всего лишь 180 000 человек. Большинство из них жили в традиционных домах. В зачаточном состоянии оставались медицинские услуги и государственное образование. К тому же только недавно завершилось строительство единственного аэропорта и первых объектов портовой инфраструктуры. 

Но случился нефтяной шок, когда запасы США истощились. Страна оказалась неспособна увеличить производство и повлиять в одностороннем порядке на цену барреля нефти. Тогда ситуация кардинально изменилась. 18 апреля 1973 года во время специального выступления в Конгрессе по вопросу энергетической политики президент Ричард Никсон задал тон.

«Наши потребности в энергии росли так быстро, что теперь они опережают имеющиеся у нас запасы, — сказал он. — Если нынешний рост продолжится, то они практически удвоятся по сравнению с 1970 г. В ближайшие годы нам придётся смириться с возможностью периодической нехватки энергии. Возможно также некоторое повышение цены на энергоносители. (…) В настоящее время внутренняя добыча нефти больше не может удовлетворять спрос».     

Киссинджер и баснословные доходы

Спустя полгода, на фоне войны Судного дня, когда Израиль столкнулся с арабскими армиями Сирии и Египта, Организация стран – экспортёров нефти (ОПЕК) провозгласила свою независимость и объявила эмбарго. В результате резко взлетели цены. С октября 1973 г. по март 1974 г. стоимость барреля нефти выросла с 2,59 до 11,65 долларов. Парадоксальным образом этот кризис сыграл на руку нефтяному лобби в Техасе и Калифорнии.

По словам Ахмеда Заки Ямани, с 1962 по 1986 гг. занимавшего пост министра нефти и минеральных ресурсов Саудовской Аравии, Генри Киссинджер не только не противился идее резкого повышения цен. Он даже скрыто продвигал её. Он стремился любой ценой приступить к разработке залежей нетрадиционной нефти на территории США. Речь шла о запасах, расположенных в Мексиканском заливе или на Аляске. А также о битуноминозных песках. Массовая добыча нефти из них позволит Вашингтону через сорок лет снова стать самым крупным производителем чёрного золота в мире. Тем самым они опередили Россию и, главное, Саудовскую Аравию. 

Для ОАЭ добыча и переработка нефти обходились очень дёшево. А доходы от этого превратились в манну небесную. С регулярностью метронома Абу Даби издавал на Западе роскошные рекламные буклеты. В них расхваливались преимущества независимости и стремительный рост благосостояния местного населения. «В 1980 г. скорость роста ВНП (валовой национальный продукт) доходила до 21,6 %. А ежегодный доход на каждого жителя, по данным Всемирного банка, в 1978 г. составлял порядка 15 590 долларов». Этим хвасталось посольство ОАЭ на страницах газеты «Le Monde» (номер от 3 декабря 1981 г.) по случаю второй годовщины вывода британских войск.

«Государство обеспечивает бесплатное образование. Студенты получают стипендию на протяжении всего периода учёбы. И любой выпускник обязательной найдёт себе место на рынке труда», – добавляло дипломатическое представительство. Тем временем по примеру Катара страна уже развивала свою экономику благодаря массовому ввозу безжалостно эксплуатируемых иностранных рабочих.         

Приглашение нелегалов и охота на них

Согласно данным Международной организации по миграции, в 2015 г. мигранты составляли 88,4 % от всего населения ОАЭ (в 2020 г. страна насчитывала 9,89 млн жителей). В основном это выходцы из Индии (3,5 млн), Египта (935 000), Бангладеша (906 000), Пакистана (863 000), Филиппин (555 000) и Индонезии (260 000). Такая динамика напоминает ситуацию в Дохе, столице Катара. Там среди общей численности населения (2,5 млн в 2018 г.) доля коренных жителей составляла только 10 %. Эти данные сложно проверить. Ведь страна отказывается предоставлять какую бы то ни было статистику о точном количестве своих граждан. Дело в том, что это болезненная тема для шейхов Персидского залива. Институт полноценного гражданства представляется как утрата национальной идентичности. И, главное, этим создаётся угроза для их абсолютной власти.      

Поэтому настоящей интеграцией экспатов никто заниматься не хочет. И монархи периодически организуют настоящую хоту на нелегалов, за которой следуют массовые депортации. Так, например, 1 ноября 2006 г. вступил в силу закон, строго наказывающий иностранных работников без визы, которые находятся на территории ОАЭ. В результате менее чем за месяц выдворили 170 000 человек. В большинстве своём это были выходцы из стран Индийского субконтинента (Пакистан, Индия, Бангладеш).

Объединённые Арабские Эмираты, Бахрейн и Катар после британской оккупации

Права на забастовку не существует, а профсоюзы запрещены

Катар также опирается на полурабский труд при строительстве объектов инфраструктуры для Чемпионата мира по футболу 2022 г. Иностранным работникам не разрешается приезжать вместе со своими семьями. Надежды на получение гражданства почти отсутствуют, а межэтнические браки осуждаются или даже запрещены. Трудовые договоры не продлеваются, а безработные при наличии паспортов обязаны немедленно покинуть страну. Разумеется, права на забастовку не существует, профсоюзы запрещены.     

Бахрейна тоже эксплуатирует работников, но в меньших масштабах. Доля иностранцев от общей численности населения свыше одного миллиона в этой стране составляет около 50 %. Её нефтяные ресурсы быстро сокращаются. Добыча едва доходит до 180 000 баррелей в сутки. Правящая суннитская королевская династия была вынуждена превратить архипелаг, включающий около тридцати островов, в оффшорный финансовый центр. Компании там освобождены от уплаты налогов, НДС и налогов на прибыль. Специализацией Бахрейна стал так называемый «исламский банкинг». Этот термин выходит за рамки финансовой действительности. Ведь банк считается «исламским», если хотя бы 20 % его активов соответствуют «принципам шариата». Иными словами, не занимаются ростовщичеством и не вводят процентные ставки.   

Свержение власти шаха

В Эр-Рияде, представляющем собой настоящие закрома саудовских капиталов, даже построили мост длиной около двадцати километров. Он соединил полуостров с Бахрейном. На архипелаге по-прежнему было неспокойно из-за шиитского большинства. Потому как оно практически не получало доходов от экономической ренты. Этот процесс принял другие масштабы во время второго нефтяного шока, вызванного в 1978 г. народными выступлениями. Они быстро привели к свержению власти шаха. В Иране под руководством шиитского духовенства произошла Исламская революция. В самом разгаре Холодной войны Вашингтон принял решение больше не поддерживать имперское государство Мохаммеда Реза Пехлеви. Его амбиции в области атомной энергетики в качестве фактора промышленного развития расценили как чрезмерные. Ведь они угрожали формированию в непосредственной близости от Советского Союза настоящего рабочего класса как предвестника мощных профсоюзных центров.         

Катастрофическое снижение добычи иранской нефти и новое головокружительное повышение стоимости барреля нефти укрепило позиции ОАЭ. Их инвестиции за границей выросли во много раз. С подачи шейха Заида ибн Султана Аль Нахайяна Абу Даби гордился тем, что 20 % его ВВП выделялась на внешнюю помощь. А также на знаменитую программу «арабизации, развитию ислама и неприсоединению» как «основным направлениям внешней политики». Чтобы избежать слишком плотной опеки Саудовской Аравии и, главное, защитить себя от иранской угрозы, Бахрейн и ОАЭ вскоре начали размещать у себя крупные западные военные базы. Конечно, в основном американские.       

Soft power или мягкая сила

Но на международной арене громче всех о себе заявил именно Катар. В 1995 г. Халиф, отец эмира Хамад бин Халифа Аль Тани, уехал в Швейцарию. Сын сверг своего отца и твёрдо намеревался вывести полуостров из дипломатического застоя. Благодаря масштабным инвестициям в газовый сектор он добавил сжиженный природный газ к гигантской нефтяной ренте. А также он открыл телеканал «Аль-Джазира» – «арабский CNN». Это СМИ стало новым инструмента влияния и рекламы страны за рубежом. По примеру Дубая и и Абу Даби он также сделал ставку на спорт как эффективный способ реализации мягкой силы. Показателен пример покупки приобретения таких знаменитых футбольных клубов как «Пари Сен-Жермен» во Франции или «Манчестер Сити» в Великобритании.   

«Арабская весна» 2011 г. символизировала конец прежнего мироустройства. Западные СМИ завороженно транслировали кадры, частично снятые телеканалом «Аль-Джазира», которые вели хронику поочерёдного краха бывших «тяжеловесов» Лиги арабских государств – Египта, Туниса, Ливии и Сирии. Не остался в стороне от этих потрясений и Бахрейн. Но ему всё же удалось раздавить робкие попытки протестов своего шиитского большинства благодаря мощи саудовских танков и поддержке бесконечного правления суннитской королевской семьи. Ведь она устояла у власти даже после вывода британских войск.

Причины раздора

Суннитские правители Бахрейна, ОАЭ и Катара боролись с внутренними противоречиями, пытаясь самостоятельно предотвратить угрозу, исходящую от шиитского Ирана. Тем временем их огромные капиталы (за исключением Бахрейна) позволяют им рассчитывать на безоблачное будущее. Но они действуют разрозненно.

И причин для несогласия у них много. Например, отношение к ассоциации «Братья-мусульмане» (запрещена в России), основанной в Египте. Эта единственная после распада советского блока организация, способная подорвать мусульманский мир, находится под активным покровительством Турции и особенно Катара. Что ускорило стратегическое сближение Саудовской Аравии и ОАЭ. А также привело к настоящей морской и наземной блокаде Катара. Глава страны обвинили в примирительной риторике по отношению к Ирану, ливанской Хезболле и палестинскому Хамасу, то есть к местным сторонникам «Братьев-мусульман».

Опубликовано 27/11/2021

На ту же тему

Масштабная забастовка работников образования
Медиамагнат работает на благо общества
Смягчение санитарного режима
Тяжёлые будни рабочих в Сен-Назере