Всеобщая протестная акция 23 сентября: соцработники

Незаметные и забытые государством. Они помогают пожилым людям, и страдают от того, что их усилия не оцениваются должным образом. Им очень мало платят, а работать приходится в тяжёлых условиях. О том, как проходит рабочий день соцработника и сколько он получает – в интервью с участниками протестной акции.
Всеобщая протестная акция 23 сентября: соцработники

Каждое утро Сильви просыпается в 6 часов утра. Наспех позавтракав и одевшись, она садится в машину и колесит по дорогам департамента Изер на юго-востоке Франции. Так продолжается уже три года. Время идёт на считанные секунды. На первую пациентку у Сильви есть лишь полчаса. Она помогает ей с утренним туалетом. Иными словами, тридцать минут на то, чтобы осторожно раздеть пожилого человека, отвести его в ванную или помыть его мочалкой в сидячем положении, если он не в состоянии мыться стоя.    

А если нужно помочь человеку сходить в душ, помыть волосы, то Сильви может выпросить у руководства сорок пять минут. «Времени буквально в обрез. В то время как мы ухаживаем за клиентами, мы можем спросить, как у них дела. Но часто наше общение проходит в формате “здравствуйте – до свидания”. Мне бы хотелось иметь возможность хотя бы минимального эпизодического общения с ними. Хотя бы просто узнать, лучше ли они чувствуют себя, чем накануне. Но самое неприятное заключается в том, что у нас нет права проявлять человеческое сочувствие», – вздыхает она. Но времени погрустить нет. Сильви должна успеть заехать ещё к десяти людям до конца рабочего дня.

От одного пункта к другому за 5 минут

В 900 километрах от Изера – в Кальвадосе – Надеж, 43 года, мать двоих детей, тоже спешит изо всех сил, чтобы успеть объехать всех своих подопечных. «Мы фиксируем время нашего приезда и отъезда для каждого клиента. Каждая минута на счету». Работодатель пытается организовать перемещения работников, так, чтобы они не разъезжали по всему департаменту. Однако бывает так, что в последнюю минуту им приходится мчаться за несколько десятков километров от построенного маршрута. «Иногда у меня есть только пять минут на то, чтобы переехать к другому клиенту. Это довольно опасно, так как я вынуждена ехать быстро. Конечно, я впадаю в стресс», – жалуется она.     

Соцработница с двадцатилетним стажем, Надеж признаётся, что порой она вынуждена делать ту работой, которой её никогда не обучали. Например, надевать больным компрессионные чулки или ухаживать за людьми с психическими расстройствами. Хотя её об этом не предупреждали. В конце рабочего дня, несмотря на то, что она не работает на полную ставку, она буквально падает от усталости на диван. Условия тяжёлые, зарплата 1 400 евро в месяц чистыми, включая транспортные расходы. Надеж задумывается о том, чтобы сменить работу.

Проблемы со здоровьем не волнуют министерство     

Сектор оказания помощи на дому всегда был очень бедным и проблемным. Тем не менее, эпидемия коронавируса в полной мере продемонстрировала масштаб тех трудностей, с которыми сталкиваются соцработники, и о которых раньше предпочитали не говорить. «Все соглашаются с тем, что труд этой категории работников недооценивается и плохо оплачивается. Однако на местах так и не приняли никаких мер, чтобы наконец поддержать этих женщин. Тем временем они находятся в очень бедственном положении», – подытоживает федеральный секретарь ВКТ сектора госуслуг Рашель Конту. Соцработники, большая часть из которых женщины, во время волн эпидемии коронавируса постоянно контактировали с группами риска. Но их зарплаты так и не увеличили в рамках реформы здравоохранения Ségur de la Santé. А некоторые из них даже не получили премию за работу в условиях Covid-19.      

За те восемь лет, в течение которых Сильви оказывает помощь пожилым людям, она смогла воочию убедиться в кричащей несправедливости в отношении этой профессии. В свои 54 года женщина страдает от грыжи позвоночника и шейного артроза. Между тем, из-за физической тяжести труда она подписала контракт только на 25 часов работы в неделю. Таким образом получать она будет 1 100 евро чистыми в месяц, включая транспортные расходы. С 18 сентября из-за депрессии ей пришлось приостановить работу и уйти на больничный. То же самое случилось и с двумя её коллегами.

Администрация в другой реальности

«Наша работа связана с постоянным стрессом», – с трудом жалуется она со слезами на глазах. «Графики составляются в последний момент без учёта нашего мнения. Иногда они меняются несколько раз на день. Мы возвращаемся домой, думая, что рабочий день подошёл к концу. Но, вдруг узнаём, что нужно снова быстро садиться за руль и ехать к клиентам. Это просто невыносимо», – поясняет соцработница.

Об отсутствии контактов с администрацией и одиночестве на работе говорит и Надеж. «Когда я начинала работать двадцать лет назад, у нас были кураторы сектора. Иногда они сопровождали нас на местах. К нам прислушивались и нас уважали. Проблемы, с которыми мы сталкивались, принимались во внимание. Но сейчас такого больше нет».    

Многие работники хотят уволиться, а заменить их некем

Кроме физической и психологической усталости соцработниц, непосредственное воздействие на их подопечных также оказывают тяжёлые условия на работе. Многие работницы хотят уволиться, а заменить их некем. Тем, кто остаётся, предлагают дополнительную нагрузку в виде уборки помещений у тех пожилых людей, к которым они приезжают. «Мы занимаемся людьми, а не всевозможными хозяйственными работами. У меня складывается впечатление, что я конвейер на предприятии, на котором о пожилых людях больше не заботятся», – с сожалением отмечает Надеж.    

Возможно, зарплату соцработникам проиндексируют. Но наверняка не в соответствии с важностью из труда, считают они. Четыре федерации ВКТ (торговли и услуг, социального обеспечения, государственной службы и здравоохранения и социальной помощи) объявили 23 сентября «сутками без помощи на дому». Это день забастовки и мобилизации организован, чтобы потребовать «уважения к профессии», поясняет Рашель Конту из ВКТ.

Опубликовано 23/09/2021

На ту же тему

Земмур выставляет кандидатуру
Готова ли Франция к борьбе с пятой...
Нехватка кадров в гостиницах и ресторанах
Объединённые Арабские Эмираты, Бахрейн и Катар после...