В субботу в Париже прошла манифестация соцработников, требующих уважения к своей профессии

После предыдущей манифестации в Клермон-Ферране 15 июля на самом пике эпидемии коронавируса, на которую пришли соцработники и сиделки из 15 департаментов страны, группа активистов со всей Франции призвала к всеобщей мобилизации в субботу 12 сентября в 14 часов перед Домом Радио в Париже. Сильно измотанные за время эпидемии коронавируса, соцработники возмущены нежеланием государства признать их заслуги и улучшить статус профессии. Интервью с членом учредительного комитета национального объединения соцработников Сесилией Аман.
После предыдущей манифестации в Клермон-Ферране 15 июля на самом пике эпидемии коронавируса, на которую пришли соцработники и сиделки из 15 департаментов страны, группа активистов со всей Франции призвала к всеобщей мобилизации в субботу 12 сентября в 14 часов перед Домом Радио в Париже. Сильно измотанные за время эпидемии коронавируса, соцработники возмущены нежеланием государства признать их заслуги и улучшить статус профессии. Интервью с членом учредительного комитета национального объединения соцработников Сесилией Аман.

Сиделки Франции на пути к обретению собственного голоса. В субботу 12 сентября состоялась их вторая манифестация. Роль сиделок до сих пор не воспринимается обществом адекватно. Сиделка не просто убирает и готовит пищу, но и выполняет функции медперсонала, а также проводит с человеком его последние минуты. Ранее они выступали совместно с младшим медицинским персоналом, однако их специфические требования заслонялись требованиями значительно более многочисленных медсестёр. Поэтому 15 июля прошла первая манифестация сиделок и соцработников. Её итогом стало одноразовая выплата премии сиделкам при госучреждениях в размере 1000 евро, однако этого недостаточно.

Сиделки требуют своего прикрепления к Министерству здравоохранения, увеличения зарплаты, компенсации транспортных расходов и заключения отраслевого договора. Как они намерены этого добиться? Почему им трудно выйти на забастовку?

После предыдущей манифестации в Клермон-Ферране 15 июля на самом пике эпидемии коронавируса, на которую пришли соцработники и сиделки из 15 департаментов страны, группа активистов со всей Франции призвала к всеобщей мобилизации в субботу 12 сентября в 14 часов перед Домом Радио в Париже. Сильно измотанные за время эпидемии коронавируса, соцработники возмущены нежеланием государства признать их заслуги и улучшить статус профессии. Интервью с членом учредительного комитета национального объединения соцработников Сесилией Аман.

Жан-Жак Режибье: Что изменилось в положении соцработников со времени вашей первой манифестации, которая прошла 1 июля?

Сесилия Аман: После этой манифестации господин Макрон встретился с одной из сиделок во время поездки по югу Франции и высказался по поводу этой профессии ( 4 августа в Тулоне Макрон объявил о премии сиделкам в размере 1 000 евро – прим ред.).

Нам многое не нравится из того, что делает президент. Прежде всего, то, что он сказал о сиделках и соцработниках. Он не понимает, чем мы занимаемся на самом деле. Он не отдаёт себе отчёт о том, что мы помогаем умирающим людям, о психологической стороне нашей работы. А ведь именно это является важнейшей составляющей нашей профессии. Он не понимает главного. Мы в очередной раз подчёркиваем, что наша работа – это не просто уборка помещения, приготовление пищи или развлечение пожилого человека. Представления о нашей профессии по-прежнему очень далеки от реальности. Не стоит даже говорить о том, что порой на сиделок перекладывают обязанности санитарок или медсестёр. Мы требуем официально прикрепить нас к Министерству здравоохранения только потому, что сейчас сиделки оказывают медицинские услуги. А этот аспект нашей работы просто игнорируется.

Ж. Р.: Поступали ли соцработникам конкретные предложения от правительства в связи с выступлением Макрона?

С. А.: Конкретных предложений не поступало, если не считать выплаты премий. Впрочем, те сиделки, которых нанимают пожилые люди или инвалиды напрямую, их не получат. О нас в очередной раз просто забыли. Я думаю, что после манифестаций Макрон был вынужден пойти на уступки сиделкам, чтобы успокоить их возмущение, но ситуация так и не изменилась к лучшему. На фоне того, что эпидемия коронавируса показала необходимость нашей профессии, стало понятно, что одной премии будет недостаточно. Сегодня мы хотим, чтобы наша профессия получила признание на государственном уровне с пересмотром заработной платы, компенсацией транспортных расходов и заключением отраслевого трудового соглашения (создание ряда критериев, учитывать которых необходимо при составлении трудового договора с представителями этой профессии – прим ред), так как сейчас люди нашей профессии во всём зависят от индивидуальных условий.

Ж. Р.: Какую информацию вы получаете из различных регионов?

С. А.: Прежде всего информацию о том, что народ возмущён. Многие наши коллеги хотят уволиться. В июле и августе многие уходили на больничный из-за депрессии или эмоционального выгорания. Дело в том, что сиделки доведены до отчаяния бесконечной ежедневной рутиной и хронической усталостью. Все эти проблемы обусловлены нехваткой работников и их усталостью (по большей части в профессии задействованы женщины), а профессия так и остаётся непризнанной. Эпидемия коронавируса лишила сил многих людей. Государство знает, что наша работа нужна обществу, и нам сложно бастовать и участвовать в манифестациях, так как наша работа носит гуманитарный характер – мы практически не можем оставлять пожилых людей в беспомощном состоянии на время забастовки.

Ж. Р.: Чтобы ваши требования были услышаны, вы создали независимый комитет. Как обстоит мобилизация на общенациональном уровне?

С. А.: Мне хотелось бы сказать, что нам стоило огромного труда получить поддержку профсоюзов, к которым мы обратились, за исключением Всеобщей конфедерации труда (ВКТ). Филипп Мартинес назначил нам встречу, поговорил о наших общих требованиях и возможной совместной работе. Мы очень рады такой реакции ВКТ. Что касается субботней манифестации, то в Париж собираются приехать многие соцработники со всей Франции. Были подготовлены все практические аспекты проведения манифестации.

Ж. Р.: Интересуются ли вашими требованиями и вашей мобилизацией представители других профессий, например, персонал домов-интернатов для престарелых и инвалидов или медсёстры?

С. А.: Есть определённая солидарность, мы общаемся, но на сегодняшний день нельзя сказать, что медработники нас очень поддерживают. Зато мы чувствуем сильную поддержку со стороны пожилых людей, о которых мы заботимся, и их семей.

Ж. Р.: В самом разгаре эпидемии коронавируса стала заметной волна солидарности по отношению к работникам, которые занимаются уходом за пожилыми людьми. Что осталось от волны таких настроений?

С. А.: У меня всё-таки возникло впечатление, что эта волна спадает. Вероятно, для работников медицинских учреждений, которые административно прикреплены к Министерству здравоохранения (Речь идёт о плане поддержки от Минздрава, в связи с которым с 25 мая по 10 июля министерство солидарности и здравоохранения проводило переговоры с участием представителей медицинских работников – прим ред.), ситуация, в отличие от нас, обстоит по-другому. Когда проходили манифестации сотрудников младшего медперсонала, – это было 30 и 16 июня, – сиделки тоже принимали в них участие. Но затем мы ушли в тень. Сотрудников младшего медперсонала гораздо больше, и они гораздо заметнее. Вот поэтому нам важно провести отдельную манифестацию для сиделок и соцработников. Нужно, чтобы люди поняли, что мы занимаемся не только уборкой и приготовлением пищи. Мы присутствуем в последние мгновения жизни человека. В нашей работе особое внимание следует уделять психологической стороне. Пожилые люди полностью доверяют нам – мы узнаём их прошлое, видим их отношение к смерти. Государству выгодно не признавать специфику нашей работы и не прикреплять нас к Министерству здравоохранения. То, чем мы занимаемся на самом деле, никого не интересует.

Ж. Р.: Как вы считаете, всё-таки позволила ли эпидемия коронавируса изменить отношение к пожилым людям?

С. А.: Мне кажется, что, как правило, старость продолжает вызывать у людей страх. Со своей стороны, государство не интересуется этим вопросом, потому что пожилые люди больше не нужны экономике страны. Но я всё же думаю, что постепенно нам удастся привлечь внимание к нехватке работников, занимающихся пожилыми людьми. Ведь дома-интернаты для пожилых и инвалидов переполнены, а для некоторых людей с маленькими пенсиями они недоступны из-за слишком высоких цен. Сегодня очень многие хотят жить в старости у себя дома, в своём окружении, чтобы сохранять свои привычки и комфорт. Наша профессия становится всё более востребованной.

Опубликовано 11/09/2020

На ту же тему

Закон о сепаратизме: регулирование повседневной жизни общества...
«Жёлтые жилеты» и полицейское насилие: судебный процесс
Вторая волна Covid-19: два возможных сценария
Брексит и мир в Ирландии