Афганистан: журналисты под прицелом

Руководители СМИ и афганские репортёры. Некоторым из них сейчас приходится скрываться. Люди опасаются, что кто-то может узнать их на улице и выдать талибам (Талибан - запрещённая в РФ организация). Они делятся с журналистами «Юманите» своими опасениями по поводу будущего прессы и их собственной жизни.
Афганистан: журналисты под прицелом

Официально талибы (Талибан – запрещённая в РФ организация) заявляют о своём желании уважать свободу прессы. В качестве доказательства этого намерения один из руководителей талибов даже дал журналистке интервью! Но в действительности всё обстоит совершенно по-другому. Несколько дней назад талибы разыскивали журналиста, работающего на немецкую международную телерадиокомпанию Deutsche Welle (DW). Они застрелили одного члена его семьи и тяжело ранили другого. Судя по всему, был похищен журналист частной телекомпании Ghargasht TV Нематулла Хемат. Также был убит владелец радиостанции Paktia Ghag.

Похоже, что талибы держат под прицелом и женщин-журналистов. Известная ведущая афганского национального телеканала NRTA Шабнам Дауран сообщила, что на этой неделе ей запретили работать. «Все, кто меня слушает, если меня, конечно, слышат! Пожалуйста, помогите нам, ведь наши жизни в опасности», – обращается она в видео, размещённом в соцсетях. «Мне сказали, что я больше не могу выполнять свою работу, так как власть изменилась», – добавила она.    

Некоторые издания пока продолжают выходить

Начиная с 15 августа (в этот день талибы вошли в Кабул) главный редактор одного из самых влиятельных афганских ежедневных изданий «Этилаат Роз» Заки Дариаби пытается продолжать работать. Известный своими разоблачениями фактов коррупции с участием родственников или близких людей членов правительства, он каждый день приходит в редакцию. Но Заки Дариаби всё время боится, что вооружённые люди выломают дверь офиса или перелезут через забор, чтобы арестовать его. Он объясняет журналистам «Юманите»: «В настоящий момент, как и все, мы пребываем в неуверенности. Мы не знаем, что происходит в нашей стране прямо сейчас. Мы продолжаем публиковать статьи на нашем сайте. Но мы ограничиваемся сухой информацией, освещая актуальные события. Мы не занимаемся аналитикой и никого не критикуем. И, на самом деле, ожидаем момента, когда проявится закон, основанный на шариате, и как талибы будут относиться к СМИ».

Нам также удалось поговорить с главным редактором журнала Nimrokh  Фатимой Розаньян. Она тоже не может прийти в себя после всего произошедшего. «Я не знаю, что делать. Я не вернусь на работу. Потому что не хочу подвергать опасности жизнь сотрудников. Вплоть до последнего времени мы были вместе – женщины и мужчины – в одном и том же здании, в одних и тех же комнатах. Теперь все разошлись по домам. Мы работаем онлайн. Но мы не знаем, когда мы опубликуем новый номер журнала». Издание явно не понравится талибам. «С самого начала нашей деятельности мы обсуждаем проблемы женщин. Вы сами видели это, когда приезжали в Кабул. То, что мы пишем, не очень соответствует исламу. И полностью противоречит идеологии движения «Талибан». Представьте себе их реакцию, когда мы обсуждаем менструации, беременность, сексуальное поведение. Теперь невозможно говорить обо всём этом»

Страх как часть жизни

Кабульский журналист Насратулла вынужден прятаться. Он просит нас не называть его фамилии по очевидным соображениям безопасности и представляется вымышленным именем. Ему около тридцати лет, и он уже жил при власти талибов в раннем детстве. «Я знаю, как они себя ведут по отношению к нам. Я всё видел, —говорит он нам. – Теперь я не знаю, как мы будем жить дальше. Больше нет ни работы, ни зарплаты. Что нас ждёт? Они заменят нас своими людьми, которые разделяют их идеологию? С этим очень трудно смириться. Я не хочу снова пережить то, что я уже видел, когда был ребёнком. Возможно, однажды утром они ворвутся ко мне домой и арестуют меня».   

Масихула (имя также изменено), работавший до последнего времени в англоязычной ежедневной газете Afghanistan Times, больше не выходит из дома. Он и все его коллеги, опасаются, «что кто-то узнает нас на улице и выдаст талибам». Страх стал частью его жизни. «Мне очень страшно, – признаётся он журналистам «Юманите».  – Меня мучает бессонница из-за постоянных кошмаров. Я вижу, как они выламывают мою дверь, вытаскивают меня из постели и уводят с собой. Талибы – это террор, и мы ужасно запуганы».  

Каким будет новый закон о СМИ?

Заки Дариаби дальновидно замечает: «Я думаю, что в стране под управлением талибов у нас нет будущего. Их нельзя критиковать, нельзя заниматься аналитикой. Потому что мы уверены, что они этого не позволят. У нас независимая газета, и мы попытаемся сохранить независимость. Но в ситуации, когда мы ничего не можем сделать, наша газета погибнет». Ничего хорошего от талибов не ждёт и Фатима Розаньян. Она говорит, что ей «очень грустно». «Мы не знаем, какова будет суть исламского закона для прессы. Сможем ли мы свободно работать и заниматься журналистикой? Сможем ли мы по-прежнему находиться в одном помещении вместе – журналисты-мужчины и журналисты-женщины? Позволят ли талибы, чтобы женщина была главным редактором журнала?», – спрашивает она.

Для этих журналистов сейчас всё может резко измениться. Их могут арестовать или похитить, и даже убить. «Всё будет не так, как раньше», – предрекает Фатима Розаньян. «В данной обстановке нет никакой уверенности в том, что кто-то из наших знакомых не выдаст нас талибам», – замечает Насратулла. «Я думаю, что наша жизнь подходит сейчас к концу», – с горечью вторит ему Заки Дариаби. 

Опубликовано 23/08/2021

На ту же тему

Карлес Пучдемон арестован в Италии
Всеобщая забастовка 5 октября
Состояние мест лишения свободы во Франции
Шахтёры Лотарингии выиграли суд у государства