Франция: репрессивная машина против профсоюзов

«Однажды коллега отвозила меня на дежурство за 25 километров от обычного места работы. В машине она предупредила меня, что ей сказали не забирать меня обратно после дежурства»... Предлагаем вашему вниманию подробный рассказ о том, как директор может превратить в кошмар работу и жизнь сотрудника. Несмотря на решение суда, высказавшегося в пользу работника и признавшего факт преследований за профсоюзную активность, его уволили. При этом высшая инстанция по трудовым спорам приняла сторону работодателя, продемонстрировав, что директор здесь закон и власть.
Франция: репрессивная машина против профсоюзов

Многие годы борьбы, надежда на торжество правосудия, использование всех законных методов. И в итоге – увольнение. Людовик Муро работал консультантом по вопросам социальной интеграции при местном комитете Grand Plateau picard  в Сен-Жю-ан-Шоссе (департамент Уаза). Также он был представителю профсоюза ВКТ в своей организации. В конце июля ему сообщили о том, что трудовой договор с ним расторгнут. Без предварительного уведомления и выплаты компенсации. Предлог? Дисциплинарное нарушение.

При этом Генеральная трудовая инспекция (DGT) признала законным решение об увольнении. Тем самым она противоречит мнение трудовой инспекции, рассмотревший этот случай. Вменяемый работнику в вину дисциплинарный проступок относится к марту 2020 года. В период удалённой работы из-за эпидемии коронавируса работодатель предоставил работнику во временное пользование ноутбук. Едва его включив, Людовик случайно натолкнулся на переписку директора по служебной электронной почте. Он увидел свою фамилию в теме нескольких сообщений, перешёл по ссылкам и… обнаружил прекрасное. «Я узнал, что конфиденциальная информация, в частности, касающаяся моего здоровья, была разглашена третьим лицам, – говорит он. – В переписке меня называют “придурком” и “чудаком”. Теперь меня обвиняют в том, что я сделал скриншоты этих сообщений. Но я не мог допустить, чтобы руководство со мной так обращалось! Я подал иск за распространение порочащих сведений». 

Решение суда никому не указ               

К сожалению, в этой длинной истории не обошлось и без унизительных эпизодов. На протяжении нескольких лет активист ВКТ был жертвой дискриминации со стороны руководства. Дважды судебные органы признавали наличие дискриминации за профсоюзную активность. Апелляционный суд Амьена в 2015 году и комиссией по трудовым спорам Бове в марте 2021 года вынесли такие решения. Генеральная трудовая комиссия (DGT) не приняла их во внимание. Тем временем именно на основании первого из них Людовику Муро удалось воспрепятствовать увольнению в 2019 году. «Вплоть до последнего времени мы выигрывали все суды», – напоминает генеральный секретарь федерации ВКТ социальных учреждений Дени Лали, выступающий в качестве одной из сторон в судебных процессах.

Репрессивная машина начала стремительно набирать обороты после того, как Людовик впервые победил на профсоюзных выборах в 2007 году. Первое время можно было терпеть бесконечные нападки. Но грань перешёл новый директор, назначенный в 2015 году. «В 2015 году он обвинил меня в расистских высказываниях, в угрозе убийством и даже в попытках изнасиловать его жену! – возмущается он. – Его иск не приняли. Но меня отстранили от работы без сохранения заработной платы. Их выводило из себя то, что я задавал неудобные вопросы об эффективности использования бюджетных средств и требовал проведения независимого аудита. Тогда меня предупредили: “Не заходите слишком далеко”. Мне также запрещали участвовать в работе совета директоров. Поэтому было очень сложно организовывать собрания трудового коллектива».

Больничный – письмом с уведомлением о вручении        

Всё было как в плохих детективах. Людовика Муро неоднократно вызывали жандармы для ДНК-тестов, снятия отпечатков пальцев и проведения очной ставки с директором агентства. Иначе говоря, принимали по полной программе. Эти юридические процедуры не прошли бесследно для Людовика. Его личная жизнь дала трещину. А в его 57 лет это особенно чувствительно. Бессонные ночи сменяют мрачные дни. После возвращения с больничного, в 2019 году, для него снова начался ад. Несмотря на то, что у него больше нет представительских полномочий на местном уровне.

«Я был загнан в угол и остался без работы. Если ко мне заходили коллеги, чтобы поговорить со мной, им говорили выйти из кабинета, – вспоминает он. – Иногда я получал от руководства по два заказных письма в неделю. Я должен был отправлять свои больничные листы с уведомлением о вручении – в противном случае они “терялись”. Мне постоянно создавали такие условия, чтобы я чувствовал себя дискомфортно. Я казался себе преступником, которого обвиняли во всех злодеяниях мира. Это стоило мне очень дорого как в моральном, так и материальном отношении. С тех пор я страдаю хронической бессонницей».

Издевательствам не было ни конца, ни края. «Однажды коллега отвозила меня на дежурство за 25 километров от обычного места работы. В машине она предупредила меня, что ей сказали не забирать меня обратно после дежурства… Я позвонил в трудовую инспекцию, чтобы кто-нибудь связался с директором и попросил его прислать кого-нибудь за мной. Он приехал сам. Но я отказался садиться к нему в машину, так как в отношении меня продолжалось разбирательство по его иску. Я шёл пешком до тех пор, пока за мной не вернулась та же коллега, которая привезла меня утром. Они делали всё, чтобы довести меня до ручки».      

Профсоюзная деятельность – преступлением против власть имущих

Офис Людовика находится в сельской местности. Вокруг – только свекольные поля. В этих краях профсоюзная деятельность считается своего рода преступлением против власть имущих. «Как и везде, становится сложно выдвигать свою кандидатуру на выборах в трудовом коллективе, – подчёркивает национальный представитель ВКТ местных комитетов Жан-Филипп Ревель. – Это небольшие подразделения, в которых работают 20-25 сотрудников, где директор – царь и бог. Людовик не выдержал. Он стал жертвой многочисленных обвинений, не имевших никакого отношения к качеству его работы». По мнению его адвоката Мюриэль Симон, «… на него ожесточились. Это показательный случай профсоюзной дискриминации».

Прокурор отказался приобщать к делу обнаруженную переписку. «Как бы то ни было, он не взламывал почту, – продолжает адвокат. – В кассационном суде говорят, что работник может использовать для своей защиты те или иные доказательства. Но при условии, что они получены законным способом». Людовик Муро собирается обжаловать своё увольнение. Ведь после 25 лет работы ему сложно поменять род занятий. «Мне нравилось помогать молодым людям, у которых не всегда была возможность рассчитывать на поддержку семьи. Я собираюсь поискать себе работу в сфере устойчивого развития. Но, конечно, я знаю, что тем, кто старше 55 лет, трудоустроиться уже непросто». «Юманите» попыталась связаться с руководителями местного комитета Grand Plateau picard. Но они отказались беседовать с журналистами, сказав, что находятся в отпуске.

Опубликовано 06/08/2021     

На ту же тему

Карлес Пучдемон арестован в Италии
Всеобщая забастовка 5 октября
Состояние мест лишения свободы во Франции
Шахтёры Лотарингии выиграли суд у государства