Кадровые работники больниц между молотом и наковальней

Руководство вспомогательного персонала больниц, обычно незаметное, выходит из тени, чтобы потребовать уважения к медикам в период санитарного кризиса.
Руководство вспомогательного персонала больниц, обычно незаметное, выходит из тени, чтобы потребовать уважения к медикам в период санитарного кризиса.

Всё чаще в больницах выявляются очаги распространения коронавируса. Виновато в этом правительство, стремящееся сэкономить даже на том, на чём экономить нельзя. Однако если происходят заражения, то ответственность власти всё чаще стараются свалить на медиков, которых отчаянно не хватает, а имеющиеся вынуждены самоотверженно работать сверх положенного без адекватного вознаграждения. «Если пожилой человек падает на пол, не отвечать же ему: “Извините, я схожу помою руки и потом помогу”. И когда мы их кормим, мы не можем избежать брызг слюны».

В этой ситуации руководство вспомогательного персонала вынуждено было прервать своё молчание и вступиться за своих работников.

Руководство вспомогательного персонала больниц, обычно незаметное, выходит из тени, чтобы потребовать уважения к медикам в период санитарного кризиса.

В больницах множатся очаги распространения инфекции. И всё назойливее слышатся голоса тех, кто хочет возложить ответственность за происходящее на медицинский персонал. Для десятков медицинских работников, членов коллектива Inter-Hôpitaux, после длящегося месяцами непрерывного труда, это обстоятельства стало последней каплей.

Обычно незаметные, руководители медперсонала больниц выступили с официальным сообщением, в котором требует перестать выставлять их в роли козла отпущения, которую им навязывают некоторые СМИ и дирекции больниц: «Несмотря на ограничительные меры, которые мы тщательно соблюдаем весь этот год, средств индивидуальной защиты у нас всегда впритык, а о наших плохих условиях труда мы говорим уже давно».

В одной из больниц на юге Франции Мари (1), руководитель бригады медиков в отделении педиатрии, жалуется на это подспудное внушение чувства вины. «Дирекция устраивает обходы, чтобы проверить, не слишком ли нас много в комнате отдыха и носим ли мы маски. Я установила ограничения, чтобы все не выходили на перерыв одновременно. Но нельзя полностью обесчеловечить моменты психологической разгрузки. Мы и так уже работаем в режиме постоянной бдительности». Этот надзор стал тяжёлым ударом для самоотверженных медицинских работников, участвовавших в борьбе с пандемией. Сотрудники амбулаторного отделения детской хирургии, которое закрывали на три месяца в 2020 году, были перераспределены по коронавирусным отделениям. «Всё это делалось в спешке. Распределяли по одному работнику на сектор, и мне пришлось одной заниматься 90 больными, днём и ночью, рассказывает Мари. Я счёт часам потеряла. И сейчас давление на больницу ещё сильнее, чем во время второй волны эпидемии… Я делаю, что могу, стараюсь решать проблемы по порядку».

В больничном центре города По (департамент Атлантические Пиренеи), в середине ноября обнаружили очаг коронавируса в отделении гериатрии. «Медперсонал поступил героически, – сразу объявила Флоранс Пенсар, курирующая отделение долгосрочного ухода, в распоряжении которого находится 80 коек. – Они вернулись с отдыха, их ежегодные отпуска были аннулированы. 25 из наших пациентов заразились, 12 – с летальным исходом, это было тяжело для всех. Двенадцать медработников также заболели коронавирусом». После такой самоотверженности недопустим и малейший намёк на нехватку у нас профессионализма. Меры предосторожности часто оказываются невыполнимы в реальных условиях. «На 26 пациентов получается три медсестры, и случается так, что из-за условий труда кто-нибудь допускает ошибку, – продолжает Флоранс Пенсар. – Но если пожилой человек падает на пол, не отвечать же ему: «Извините, я схожу помою руки и потом помогу». И когда мы их кормим, мы не можем избежать брызг слюны».

Руководители медиков оказываются между молотом и наковальней, между дирекцией и медперсоналом, из-за противоречивых распоряжений, которые стали неотъемлемой частью рабочих будней. И выступить с речью этим сотрудникам вдвойне тяжело, ведь обычно они остаются в тени. «Мы маленькие невидимые солдаты. Я борюсь, когда у нас хотят закрывать больничные места. Я стараюсь оставаться верной моим ценностям». Во время первой волны коронавируса у руководства медперсонала было больше свободы действий. «К нам больше прислушивались, – анализирует Флораанс Пенсар. – Но в иные моменты у нас возникало чувство, что нас бросили. Справляться с ситуацией было ужасно тяжело. Я привыкла к психологическому напряжению, но в этот раз нагрузка была на пределе моих сил».

Фабьен Эймар, сотрудница в отделения детской ортопедии в Марсельском управлении медицинской помощи (департамент Буш-дю-Рон), любит свою работу и не сожалеет о своём выборе профессии: «Несмотря на то, что моя премия за руководящую работу всего 90 евро, что моя зарплата иногда оказывается ниже, чем у медсестёр в моём отделении, я люблю своё дело. Но нужно мыслить трезво, управляющий в сфере здравоохранения – это не работа мечты. У нас не хватает кандидатов. Я работаю сверхурочно, и это далеко не всегда оплачивается». В её рассказах чувствуется лёгкое разочарование. Фабьен Эймар приходится вызывать медработников из отпуска, а составление рабочих графиков становится настоящим ежедневным адом. «Я провожу 90 % времени в переговорах с людьми, стараясь восполнить нехватку персонала. Я как пожарный в нашем отделении», – отметила она. С коронавирусом ситуация только ухудшилась. «Например, в прошлый вторник, – рассказывает она, – я была вынуждена просить медперсонал, отработавший двенадцать часов подряд, остаться на работе ещё два часа, потому что ночная сиделка не пришла. Всё это непросто. Я думала, что у нас будет больше времени на подготовку медицинских протоколов или на составление проектов, но всё это осталось нерешённым».

Чтобы добиться нормальной организации процесса, представители медперсонала объединяются в составе коллектива Inter-Hôpitaux. Вопрос управления в больничных отделениях, который был вычеркнут из плана Министерства здравоохранения «Сегюр», актуален как никогда. Слишком уж многое поставлено на кон, как считает Аксель Хоффман, работник Каорской больницы (департамент Ло), курирующий отделение реанимации, а также, временно, – отделение скорой помощи и службу скорой и неотложной медицинской помощи (SMUR): «Мы хотим участвовать в принятии решений. Сегодня нам всё спускают сверху. И если нам в отделения нужно купить оборудование, сначала придётся пройти через полосу препятствий. Мы хотели бы иметь больше автономии в вопросах медицинского управления, а также чтобы решения в больнице принимались более коллективно. И чтобы финансовые аргументы не были единственными и решающими в сфере здравоохранения».

1. Имя было изменено.

Опубликовано 02/02/2021

На ту же тему

Забытые Минздравом протестуют
Антироссийская паранойя Евросоюза
От субподряда к официальному оформлению
Уклонения от уплаты налогов: международная актуальность