Новый штамм Covid-19: можно ли справиться без возвращения режима изоляции?

8 января началось расследование с целью составить карту присутствия во Франции мутировавшего штамма вируса, который всё чаще находят у заражённых. На данной стадии главной задачей является уже не остановить, а хотя бы сдержать распространение этой новой болезни.
8 января началось расследование с целью составить карту присутствия во Франции мутировавшего штамма вируса, который всё чаще находят у заражённых. На данной стадии главной задачей является уже не остановить, а хотя бы сдержать распространение этой новой болезни.

Британский штамм коронавируса стремительно распространяется по Франции. Его заразность на 50-70% превышает прежнюю версию. Параллельно с ним на континент попала новая мутация из ЮАР, о которой пока известно меньше. Как говорят эксперты, их распространение можно лишь замедлить, но не остановить.

Правительство заявляет, что новое введение режима самоизоляции пока не планируется, однако специалисты предупреждают, что промедление может стоить слишком дорого.

Вместе с тем производители вакцин заявляют, что даже если имеющиеся препараты не защищают от новых штаммов, доработка их – вопрос шести недель. Но не слишком ли это долго?

8 января началось расследование с целью составить карту присутствия во Франции мутировавшего штамма вируса, который всё чаще находят у заражённых. На данной стадии главной задачей является уже не остановить, а хотя бы сдержать распространение этой новой болезни.

Похожа ли сегодняшняя ситуация во Франции на ту, которая была в Соединённом Королевства минувшей осенью? И можно ли избежать повторения сценария, сложившегося у британцев к началу января? Вот вопросы, которыми задаётся правительство с момента выявления во Франции нескольких случаев заражения британским штаммом вируса Sars-CoV-2. Хочется добавить к ним ещё один: не слишком ли затянули, прежде чем начать отслеживать эту пришедшую с юго-востока Англии мутацию вируса, как это уже произошло с масками, тестированием и вакцинацией?

  1. В каких частях Франции обнаружен британский штамм вируса?

После первого случая, зарегистрированного в Туре на Рождество (это был француз, приехавший из Лондона с бессимптомным коронавирусом), британская мутация, названная VOC 202012/01, проявлялась на территории Франции в Баньё, Марселе, Лилле и в департаменте Верхние Альпы. Иначе говоря, в четырёх противоположных частях страны. И всё идёт к тому, что с этого момента случаи заражения новым штаммом умножатся, так как среда для этого была создана более чем благоприятная… «Чистым самообманом было полагать, что английский штамм мог и не проникнуть во Францию, – заметила эпидемиолог Катрин Хилл. – Посмотрите, сколько поездов прибывает из Лондона на парижский Северный вокзал или сколько паромов приходят из Англии. Станет всё понятно». Итак, новый штамм уже здесь. Остаётся лишь выяснить, какой процент он составляет от общего числа заражений. Это является целью оперативного расследования, в рамках которого с пятницы 8 января проверяются «все положительные тесты ПЦР», сданные во Франции 7 и 8 января, что позволит «составить первую картографию» этого вируса-мутанта. Об этом сообщил Брюно Куаньяр из национального агентства Общественного здравоохранения Франции Santé publique France. Проделать эту работу крайне важно, так как, по сведениям британских учёных, новый штамм на 50-70% более заразный, чем классическая версия вируса. «Что бы мы ни делали, этот штамм возьмёт верх», – уверен Антуан Флао, директор Женевского института глобального здравоохранения. Это касается и английского варианта коронавируса, и того, который был обнаружен в Южной Африке. «Наша цель – максимально замедлить их распространение, – объясняет Брюно Куаньяр. – Я говорю именно замедлить, а не остановить».

  1. Сложнее ли выявить новый штамм, чем «классический»?

Проблема в том, что не все тесты ПЦР позволяют различить «классический» вариант от мутировавшего. На такое способен только один тест, поставляемый изготовителем Thermo Fisher. «Треть французских парков оборудования имеют в своём распоряжении аппараты, выявляющие три звена последовательности вирусного генома», – рассказывает Франсуа Бланшкот, председатель Национального профсоюза биологов. – Когда распознаётся только два звена из трёх, можно учитывать это при постановке диагноза и предположить, что мы столкнулись с новой версией вируса». Все подозрительные тесты отправляются затем в соответствующие центры (CNR) для подтверждения с помощью секвенирования. «Но выполнять это со всеми 15 000 тестами в день – невыполнимая задача, – продолжает Франсуа Бланшкот. – На первичном этапе ещё можно выявить потенциальных заражённых, если они вернулись из Англии или недавно контактировали с гражданином этой страны». Затем необходимо провести тест или тесты для подтверждения наличия мутировавшего вируса. Вот препятствия, которые очень замедляют процесс и борьбу за выявление максимального количества носителей. «Также мы должны следить, чтобы данные нескольких позитивных тестов одного человека не были введены в национальную базу данных несколько раз, ведь это может искусственным образом увеличить статистические данные», – уточняет Франсуа Бланшкот.

  1. Можно ли справиться с новым штаммом без повторного введения режима изоляции?

Это ключевой вопрос, из-за которого правительство объявило, что на текущей неделе будет принято решение. Председатель Научного совета, профессор иммунологии Жан-Франсуа Дельфресси в эфире канала France 2, отвечая на этот вопрос, предположил, что вскоре придётся «обсуждать меры более строгие», чем комендантский час и «сделать всё возможное для сдерживания» распространения английской мутации вируса, которую расценивают как «вызывающую беспокойство». «В Англии он появился в сентябре и за два с половиной месяца распространился настолько, что сейчас 60 % заражённых больны именно им», – сказал он. Описывая механизм развития эпидемиологической ситуации, исследователь Антуан Флао предложил следующую метафору: «Эпидемия – это как машина, едущая со склона. Ограничительные меры, режим изоляции, сезонный спад числа заражений или приобретение иммунитета – это тормоза, которые в той или иной степени эффективны. Но появление этого штамма – это машина, которая уже летит вниз».

«Пока мы не планируем возвращать режим изоляции», – заверило в понедельник правительство через своего официального представителя Габриэля Атталя, несмотря на то что уже в четверг должна состояться новая пресс-конференция Жана Кастекса. «Придётся добавить другие сдерживающие меры, потому что тех, которые уже введены, не достаточно», – продолжает Антуан Флао, констатировавший, что темп размножения вируса за четыре дня превысил коэффициент 1,2. «Соединённое Королевство прождало 4-5 недель, и только потом среагировало, и это при аналогичных показателях. Мы сейчас видим, к чему это привело», – объясняет Флао, который ещё в конце декабря высказывался за то, чтобы пересмотреть школьный календарь и продлить зимние каникулы в этом году, даже если ради этого придётся подсократить летний отдых. «Изоляция? Вполне возможно, – рассуждает, в свою очередь, Катрин Хилл, – но её надо использовать с умом, прежде всего для того, чтобы проводить более массовое тестирование, чем сейчас, и изолировать заражённых. Страны, лучше всего справляющиеся с эпидемией – например, Китай или Австралия – поступили именно так. На самом деле, идея «победить вирус, не нарушая обычного уклада жизни» оказалась ошибкой, за которую пришлось заплатить страшную цену».

  1. Помогут ли вакцины против новых штаммов? 

В борьбе с вирусной угрозой наше главное оружие – вакцины. Тем временем как лаборатории Pfizer и BioNTech заявляют, со ссылкой на исследования, что их сыворотка эффективна против британского и южно-африканского штаммов, Европейский центр предупреждения и контроля заболеваний (ECDC) высказывается менее однозначно. «На данный момент мы не располагаем достаточной информацией, чтобы оценить представляют ли штаммы опасность снижения эффективности вакцин». Действительно, в соответствующих исследованиях рассматриваются не все выявленные мутации вируса. В случае с британским штаммом оптимизм кажется оправданным. «Хорошая новость в сложившейся ситуации – это то, что вакцины, кажется, эффективны против английского варианта. Мы почти уверены в вакцине Pfizer, и вакцина Moderna тоже подаёт надежды. Об эффективности вакцины AstraZeneca мы пока ничего не знаем», – уточнил Антуан Флао. Однако южно-африканский штамм, в котором есть мутация, отсутствующая у британской версии коронавируса, вызывает больше беспокойства. Теоретически, эта мутация может позволить вирусу «обойти иммунную защиту, выработанную после предыдущего заражения вирусом или за счёт вакцинации», как объяснил профессор Франсуа Баллу из Университетского колледжа Лондона, чьё мнение приводит британская организация Science Media Centre. Лаборатория BioNTech, тем не менее, уверяет, что для адаптации её вакцины под новые штаммы потребуется, как она считает, всего лишь «шесть недель». Это рекордный срок. Но даже такие прогнозы ещё не дают полного спокойствия – настолько непредсказуемым и быстрым показывает себя этот вирус в течение вот уже целого года.

Лола Сканделла, Александр Фаш

Опубликовано 12/01/2020

На ту же тему

Рабочее время и сверхурочные часы: в Великобритании...
Показательный процесс над организаторами потока мигрантов
Протесты против принятия закона о «глобальной безопасности»
Скандал с нехваткой вакцин или что могла...