Съёмное жильё в Париже: хозяин на «Бентли», жильцы – с тараканами

Жильё под сдачу – это всё, что нажито непосильным трудом? Ну ещё «Бентли», несколько картин и золотые монеты на повседневные расходы... Пытаясь избежать суда, Фредерик д’Ари, владеющий почти 75 % площадей в доме 62 по улице Мо в 19-м округе Парижа, сослался на болезнь и не явился на заседание. Но это не помешало коррекционному суду в ходе трёхдневный разбирательств выяснить некоторые любопытные подробности функционирования одной из самых закрытых систем бизнеса.
Жильё под сдачу – это всё, что нажито непосильным трудом? Ну ещё «Бентли», несколько картин и золотые монеты на повседневные расходы... Пытаясь избежать суда, Фредерик д’Ари, владеющий почти 75 % площадей в доме 62 по улице Мо в 19-м округе Парижа, сослался на болезнь и не явился на заседание. Но это не помешало коррекционному суду в ходе трёхдневный разбирательств выяснить некоторые любопытные подробности функционирования одной из самых закрытых систем бизнеса.

Жильё для самых бедных: мыши, тараканы, дыры в полу и насилие со стороны хозяев – в Париже готовятся вынести приговор лендлорду, который годами держал съёмщиков в скотских условиях при попустительстве полиции. Теперь ему предъявлены обвинения в «содержании уязвимой категории лиц, в том числе несовершеннолетних, в неподходящих жилищных условиях», насильственном вторжении в чужое жилище, уклонению от уплаты налогов, мошенничестве, вымогательстве и угрозах. 

Большинство французских горожан поколениями проживает в съёмном жилье. Хозяева квартир, как правило, не пенсионеры, сдающие комнату, чтобы свести концы с концами, а крупные рантье, в чьей собственности находятся целые дома. Стоимость недвижимости при этом очень высока. Самые бедные, получающие МРОТ или чуть выше, вынуждены довольствоваться тесным неустроенным жильём, высасывающим огромную часть дохода. 450 евро в месяц за комнату 11м² – не худший вариант, который ещё надо поискать. А тем, кому посчастливилось найти крышу над головой по средствам, часто приходится мириться с нечеловеческими условиями.

Жильё под сдачу – это всё, что нажито непосильным трудом? Ну ещё «Бентли», несколько картин и золотые монеты на повседневные расходы… Пытаясь избежать суда, Фредерик д’Ари, владеющий почти 75 % площадей в доме 62 по улице Мо в 19-м округе Парижа, сослался на болезнь и не явился на заседание. Но это не помешало коррекционному суду в ходе трёхдневный разбирательств выяснить некоторые любопытные подробности функционирования одной из самых закрытых систем бизнеса.

«Моя жилплощадь была 20 м2. Повсюду плесень, грибок, тараканы, мыши. На стенах виднелись трещины, из которых сочилась вода», – рассказала молодая женщина из Польши, пришедшая в парижский коррекционный суд, чтобы дать показания. Эта девушка – одна из 22 жертв «торговца сном», который стал фигурантом чрезвычайно громкого судебного процесса, проходившего с 23 по 25 ноября. Нелегалы, семьи иностранцев, с трудом говорящих по-французски, чей доход не превышает МРОТ… Все они живут в ужасающих условиях в доме 62 по улице Мо в 19-м округе Парижа.

Грузный поляк, который поселился в этом здании ещё в 2012 году, выступал в суде, не снимая синего пуховика, и рассказывал о том, что там происходило: «В комнате по соседству была дыра в полу, мы боялись, что и у нас пол проломится. Моя знакомая украинка платила 450 евро за комнатку в 11 м2, в которой она жила вместе с семьёй из четырёх человек. При каждом дожде у них с потолка лилась вода, а щели были такой ширины, что в них можно просунуть руку».

Все жалобы пострадавших падали в пустоту. Главный обвиняемый Фредерик д’Ари, владелец почти 75 % площадей в здании, не явился в суд, сославшись на болезнь. Ещё один фигурант дела – Аликс Буайяр, пожилой русский благообразной наружности – твердил, что вообще не в курсе. А две компании, официально являющихся собственниками здания, даже не представлял юрист. Поразительная, надо сказать, тёмная система, напоминающая матрёшку, раскрылась перед судьёй Анн Брюслон после изучения огромного пакета документов, собранных по делу за несколько лет предварительного следствия. Жильцы называют Фредерика д’Ари управляющим домом № 62 по улице Мо. Он приходит на собрания собственников, он же взимает арендную плату. Однако официально владельцем он не является. «Когда я начала заниматься этим делом, мне рассказали о господине д’Ари и двух управляющих компаниях. От них и потянулась ниточка, за которую я стала распутывать клубок. В этом деле работа с документами не помогла установить владельца», – рассказывает представитель Фонда аббата Пьера Сара Купшу, которая с 2014 года занимается проблемами жильцов данного здания. «Де-юре он не считается управляющим, но де-факто таковым является», – подытожил мэтр Дауд, адвокат Фонда аббата Пьера, выступающего в качестве истца.

Согласно документам, домом 62 по улице Мо владеют две управляющие компании, которые фигурируют в деле как юридические лица и ответчики. Они частично принадлежат люксембургскому холдингу Groupe Renaissance SM, управляющим которого является господин Буайяр. Среди их владельцев числятся и представители некогда уважаемого семейства Фредерика д’Ари. Часть акций принадлежит компании Ogan rental international, в которой фигурируют в основном те же имена, что и в холдинге Renaissance. Наряду с этими двумя управляющими компаниями к зданию имеют отношение множество фирм, более или менее связанных друг с другом. Это мутное сообщество владеет и другими зданиями, находящимися в столь же плачевном состоянии. На них тоже обратило внимание правосудие. Обращаясь к Аликсу Буайяру, одному из подсудимых, утверждавшему о своём неведении, судья Брюслон не сдержалась: «Вам так сложно во всём разобраться? Если уж это сложно для вас, то для нас – тем более!» 

Фредерик д’Ари не только отсутствовал на заседаниях, но ещё и через адвоката решительно всё отрицал. «Я не являюсь владельцем здания ни прямо, ни косвенно», – сообщил он суду. Это было единственное его заявление в ходе слушаний, и судья полностью зачитала его присутствовавшим. Фредерик д’Ари пояснил следователям, что продал все принадлежавшие ему квартиры, чтобы заплатить налоги, и занимался зданием на улице Мо исключительно по просьбе своего родственника. Этот денди, заявлявший в 2001 году с телеэкрана, что деньги считают «только бедняки», сообщил, что не имеет ни доходов, ни банковского счёта. Чем он владеет? «Бентли», несколькими картинами и полученным по наследству золотыми монетами (на повседневные нужды). К тому же ему помогает семья. Неуловимый Фредерик живёт между Брюсселем, Парижем и Лондоном, у него несколько адресов, этот человек хорошо знаком правосудию. «У него девять судимостей, – напомнила судья. – В частности, по делам о насильственном вторжении в чужое жилище, уклонению от уплаты налогов, мошенничестве, вымогательстве, угрозах, а теперь ещё и «содержании уязвимой категории лиц, в том числе несовершеннолетних, в неподходящих жилищных условиях». Он даже успел провести некоторое время за решёткой. Но всё это не помешало ему в ходе разбирательства обвинить жильцов в том, что они якобы отказались от ремонта и намеренно проживали в тесноте, чтобы добиться расселения, и продолжать свой тёмный бизнес.

Аликс Буайяр со смиренным видом и с ярким русским акцентом согласился ответить на вопросы суда. Его линия защиты незатейлива: он ничего не видел и ни за что не отвечает. А между тем его имя и его статус управляющего фигурировали на печати, которой скреплялись документы, предназначенные для жильцов. Не говоря уже о том, что он постоянно был рядом с Фредериком д’Ари. «Вы утверждаете, что не были осведомлены о том, в каких условиях жили арендаторы, но ведь вы бывали в их комнатах, видели, какой там беспорядок», – сказала судья. «Не во всех помещениях», – уклончиво ответил Буйаяр. – «По-вашему, это нормально, сдавать совсем маленькое жильё семье из 3 или 4 человек?» – «Но это же она привела свою семью с собой, не я».

В ответ на каждый неудобный вопрос Аликс Буайяр утверждал, что просто выполнял указания господина д’Ари и боялся потерять работу (он на полставки трудился водителем в другой компании из той же плеяды). Буайяр получал копеечную зарплату в 478 евро, ещё 300 евро в качестве пособия по безработице, был зарегистрирован в центре временного размещения бездомных, принадлежащем мэрии, и по иронии судьбы сумел получить социальное жильё. Однако прокурор не поддалась на уловку. Она сообщила, что Буайяр регулярно перечислял на свой счёт 1 500 евро наличными. «Как вам удавалось при таких доходах каждую неделю совершать покупки на несколько сотен евро? И как вы могли получить в банке «золотую» кредитную карту с овердрафтом в 3 100 евро?» – спросила она.

«Я боюсь этого человека», – говорит Виржини Бодлер. Напряжённая, одетая в чёрное платье, она вспоминает, как не раз слышала из уст Фредерика д’Ари оскорбления и угрозы в адрес других людей. Вдвоём с мужем они владеют в этом здании одной из немногих квартир, не являющихся собственностью управляющих компаний. На судебных заседаниях супруги рассказали о царившей вокруг них гнетущей атмосфере, когда они беспомощно наблюдали за тем, как разрушается здание, а управляющие компании неизменно отвечали отказом на просьбы провести ремонт и не вносили ни коммунальные платежи, ни взносы в специальные фонды. Жильцы подтверждают: сцены насилия разворачивались каждый раз, когда возникала малейшая проблема с квартплатой или когда Фредерик д’Ари принимал решение о выселении одного из арендаторов. Другие владельцы говорили о наличии влиятельного покровителя, об оскорблениях расистской направленности, о намеренной порче имущества в квартирах. «Однажды мы повздорили, и он пригрозил мне физической расправой», – сообщила суду одна из женщин.

Досталось даже тому крепкому поляку. «Он угрожал выставить нас за дверь, заявив, что наличие у нас маленького ребёнка его не остановит», – вспоминает он. Агрессия по отношению к этим беззащитным иностранцам представляется Фредерику д’Ари настолько естественной, что он даже не пытается отпираться. На заседании по примирению сторон в 2014 году он вёл себя так агрессивно с проживавшей в доме женщиной с проблемным здоровьем, что присутствовавшие при этом чиновники из парижской мэрии обратились в Фонд аббата Пьера. «Я и сама начинаю побаиваться его, – призналась Сара Купшу, никогда ранее с ним не встречавшаяся. – А те люди постоянно живут в такой обстановке. Это замкнутый мирок. И когда одного выгоняют со всеми вещами во двор, все видят это».

Жестокость с особой силой обрушивается на головы тех жильцов, которые отказываются вносить арендную плату. В августе 2012 года в одной из квартир дома 62 по улице Мо провалился пол, и власти приняли решение о расселении здания. «Только за 2013-2014 годы семь раз выносились постановления о признании здания непригодным для проживания», – напомнил суду Микаэль Гедж, курирующий в парижской мэрии вопросы борьбы за достойные условия проживания. Это означает, что зданию необходим ремонт, который так и не состоялся, а жильцы вправе приостановить внесение платежей, но и этого не произошло. Абсолютно незаконно Аликс Буайяр продолжал присылать арендаторам платёжные предписания и письма с требованием уплаты долгов. Несмотря на вынесенное постановление, он продолжал оказывать на жильцов давление, требуя внести плату. И за это нарушение закона подсудимым тоже придётся ответить. Комментируя этот факт, Аликс Буайяр уклонился от прямого ответа: «Что, по-вашему, я должен сказать? Что я ничего не знаю?» «Человек ставит свою подпись и печать, якобы будучи не в курсе дела»,– вздохнула судья. Без всякого стеснения Фредерик д’Ари даже неоднократно обращался в правоохранительные органы, чтобы добиться выселения некоторых жильцов. Несмотря на действующее постановление о расселении, полиция каждый раз помогала.

Судебный процесс должен завершиться 16 декабря. Ожидается, что его последний день будет посвящён прениям. Подсудимым грозит до десяти месяцев лишения свободы, штраф в размере 300 000 евро и конфискация имущества. «Будем надеяться, что приговор окажется правильным, – заявил на страницах издания Le Parisien заместитель мэра Парижа по жилищным вопросам, коммунист Ян Бросса, — Это значит, что муниципалитет намерен изъять здание у его владельцев на основании принятого в январе 2020 года очередного постановления о расселении». А пока ситуация в доме остаётся прежней. По словам одной из арендаторов, она даже ухудшилась, так как, наряду с ужасными санитарными условиями, жильцы страдают теперь от соседства наркоманов и проституток. Прошло семь лет с тех пор, как в 2014 году по инициативе Фонда аббата Пьера было начато расследование. Отклонив запрос об отстранении адвокатов, один из защитников заметил: «Мои клиенты, как и многие другие, слишком долго ждали этих судебных заседаний».

Опубликовано 30/11/2020

На ту же тему

Метро на изношенных рельсах Франсафрики
Укольчик для улучшения памяти от медработников
«Agent orange»: военное преступление американцев судят во...
Уход Дональда Трампа Пекин отметил санкциями