Служба занятости, как ни в чём не бывало, вычёркивает безработных и следит за ними

Проект бюджета расширяет полномочия Службы занятости по контролю за безработными в период санитарного и социального кризиса, и та уже взялась за дело с такой прытью, которая вовсе не радует людей, лишившихся работы.
Проект бюджета расширяет полномочия Службы занятости по контролю за безработными в период санитарного и социального кризиса, и та уже взялась за дело с такой прытью, которая вовсе не радует людей, лишившихся работы.

Безработные во Франции, помимо прочих лишений, теперь будут подвергаться ещё более придирчивой и унизительной слежке: отныне Служба занятости получит доступ к личной и финансовой информации о тех, кто претендует на рабочие места и пособие.

За третий квартал этого года число безработных, вычеркнутых из реестра соискателей рабочих мест «по административным причинам», выросло практически на порядок – и это во время кризиса, когда вакансий мало как никогда.

Проект бюджета расширяет полномочия Службы занятости по контролю за безработными в период санитарного и социального кризиса, и та уже взялась за дело с такой прытью, которая вовсе не радует людей, лишившихся работы.

Под конец года не обошлось без очередных нападок на безработных. Статья 73-бис проекта бюджета, одобренного 24 декабря, наделяет сотрудников Службы занятости правом доступа к информации о тех, кто числится среди соискателей рабочих мест. До недавних пор чиновники не могли запрашивать личные данные безработных у кредитно-финансовых организаций и операторов телефонной связи, а теперь они получили такую возможность вслед за проверяющими из фонда выплаты семейных пособий (CAF) и фонда медицинского страхования. Пьер Гарнодье, генеральный секретарь отделения ВКТ, объединяющего безработных, не скрывает своего удивления: «Это ещё одна из тех мер по противодействию “социальному мошенничеству”, на введении которых несколько лет настаивает Счётная палата. Дело приобретает печальный оборот».

У Службы занятости и раньше разнообразно наказывала безработных. Наша собеседница, 51-летняя Жоэль, знает об этом не понаслышке. Она живёт на пособие по безработице с 2004 года, с тех самых пор, как ей пришлось закрыть свой магазин в деревне в 35 километрах от Шатору (департамент Эндр). И вот 28 октября на неё обрушилась новая напасть. Впервые в жизни Жоэль оказалась среди тех, кого решила проверить Служба занятости, и в итоге её имя вычеркнули из списка претендентов на новую работу под тем предлогом, что она предоставила неполный комплект документов. Из Службы занятости эта информация поступила в совет департамента, который финансирует и распределяет пособия (выплачивать его может также «касса семейной взаимопомощи» CAF – прим. ред.), и тот в следующем месяце снизил причитающуюся ей сумму на 80 %. «29 ноября я получила всего 100 евро. Я уже три года сижу без работы, потому что осталась без машины, а ближайший город находится в десяти километрах от моего дома», – поясняет она. Жоэль оказалась в безвыходном положении, помочь ей некому, и она не решается даже повторно зарегистрироваться в Службе занятости. А между тем это помогло бы ей вновь претендовать на пособие по безработице. «Я должна подтвердить в Службе занятости, что готова приступить к работе, если таковая найдётся, но я же не могу купить машину на свои 497 евро в месяц! Я пыталась претендовать на поддержку, но у меня нет никаких прав. Власти департамента посоветовали мне взять кредит в “Sofinco”. Пока у меня есть немного денег, но как быть дальше, я не знаю».

С тех пор, как был снят запрет на исключение безработных из списков нуждающихся в помощи, действовавший в период первого карантина, ведомство считает делом чести возобновить санкции. За 3 квартал 2020 года количество безработных, чьи имена «по административным причинам» были вычеркнуты из реестра соискателей рабочих мест, увеличилось на 835,7 % (частично этот рост обусловлен выполнением ранее принятых решений, но в 24,9 % случаев он связан с несвоевременным обновлением данных, утверждают эксперты Dares, института статистики при министерстве труда). В период второго карантина санкциями чреват только отказ занять «проблемное» рабочее место, но притеснения продолжаются, как ни в чём не бывало. По мнению Гийома Бурдика, члена ВКТ в комиссии по социальным вопросам центрального офиса Службы занятости, «они явно пытаются наверстать упущенное в смысле исключения людей из реестра именно сейчас, когда вакансий как никогда мало».

Прошлой весной CAF тоже решили сделать послабление для тех, кто живёт на пособие по безработице. Но, например, для 61-летней Кристины из департамента Мёз передышка оказалась недолгой: «Осенью мне не платили пособие, так как я не предоставила документ о том, что не являюсь налогоплательщиком, а у меня никогда и не было такой бумаги, – вздыхает она. – В сентябре я получила 400 евро вместо 900, а ведь мне приходится содержать двоих детей. В октябре не заплатили вообще ничего. Собственный огород и лояльное отношение хозяина квартиры – вот что помогает выжить». С 2016 года её проверяют не реже одного раза в год. Кристин предполагает, что слежка обусловлена её активностью в рядах тех, кто выступает против строительства полигона для радиоактивных отходов близ села Бюр: «И каждый раз я вынуждена заново собирать все документы: договор аренды, свидетельство о разводе и прочее… Это неправомерно и крайне утомительно. Такое впечатление, что я в чём-то виновата».

Опубликовано 28/12/2020

На ту же тему

Рабочее время и сверхурочные часы: в Великобритании...
Показательный процесс над организаторами потока мигрантов
Протесты против принятия закона о «глобальной безопасности»
Скандал с нехваткой вакцин или что могла...