«Сбалансированный» вердикт в судебном процессе по делу о теракте в январе 2015 года

Обвиняемым из ближайшего окружения убийцы в еврейском супермаркете Hyper Cacher Амеди Кулибали были вынесены суровые приговоры. Его «правая рука», Али Риза Пола, получил тридцать лет тюрьмы. Семерым подсудимым из четырнадцати в конечном счёте удалось уйти от обвинения в терроризме.
Обвиняемым из ближайшего окружения убийцы в еврейском супермаркете Hyper Cacher Амеди Кулибали были вынесены суровые приговоры. Его «правая рука», Али Риза Пола, получил тридцать лет тюрьмы. Семерым подсудимым из четырнадцати в конечном счёте удалось уйти от обвинения в терроризме.

Вынесен приговор по делу о терактах в январе 2015 года в редакции Шарли Эбдо и магазине кошерных продуктов два дня спустя. Главные обвиняемые получили свои срока заочно (или посмертно), но семеро их пособников осуждены на сроки от 4 до 20 лет.

Наблюдатели говорят, что несмотря на давление с разных сторон, приговор получился действительно взвешенным и учитывающим реальную степень вины каждого.

А выжившие и родные погибших надеются, что теперь они действительно смогут жить дальше, не оглядываясь на травмы прошлого.

Обвиняемым из ближайшего окружения убийцы в еврейском супермаркете Hyper Cacher Амеди Кулибали были вынесены суровые приговоры. Его «правая рука», Али Риза Пола, получил тридцать лет тюрьмы. Семерым подсудимым из четырнадцати в конечном счёте удалось уйти от обвинения в терроризме. 

Итак, суд присяжных рассматривал дела с учётом степени вины каждого подсудимого. Прокуратура запросила примерно одинаковые сроки наказаний для четырнадцати обвиняемых, процесс по которым был открыт 2 сентября по обвинению в поддержке прямых виновников теракта, совершённого в январе 2015 года. Пять профессиональных судей, входящих в состав суда, напротив, старались установить куда более существенную разницу между теми, кто не мог не знать о террористическом плане Амеди Кулибали и братьев Куаши, и теми, вина которых точно не доказана.     

Неудивительно, что самые суровые приговоры были вынесены ближайшим помощникам убийцы в супермаркете Hyper Cacher. Мохамед Белхусин, с которым убийца встретился в тюрьме в Вильпенте, приговорён к пожизненному лишению свободы с обязательным отбыванием 22 лет тюрьмы (в настоящее время находится в бегах, есть предположение, что он погиб в Сирии). Хайят Бумеддин, вдова Кулибали, также заочно приговорена к 30 годам (с обязательным отбыванием двух третей срока) за принадлежность к террористической группировке и финансирование терроризма. Тот же самый срок, что Хайят Бумеддин, получил и Али Риза Пола, выступающий на процессе как «правая рука» Кулибали и «центральное звено» в подготовке теракта. Тем не менее, уличённому в «содействии террористической деятельности» 35-летнему турку с французским паспортом удалось избежать пожизненного тюремного заключения, который запросила прокуратура. «Мой клиент невиновен», – вновь заявила его адвокат Изабель Кутан-Пейр и сразу же сообщила о своём намерении подать апелляцию.   

Трём другим подсудимым так и не удалось избежать обвинения в терроризме, и поэтому им вынесены суровые приговоры: 20 лет для вербовщика и уголовного преступника Амара Рамдани, ранее осуждённого на 7 лет лишения свободы за вооружённое ограбление в 2012 году, 18 лет для Незара Микаэля Пастора Альватика, который, по словам судей, «не только знал о радикальной идеологии Амеди Кулибали, но и разделял её», и 13 лет для Вилли Прево, которому не удалось убедить судей в том, что он помогал покупать оружие террористу, убившему людей в супермаркете Hyper Cacher, по принуждению.       

Что касается других обвиняемых, то суд согласился с тем, что они могли и не знать о террористических планах, скрывавшихся за постоянным поиском оружия и боеприпасов. Признаны виновными в соучастии преступлению такие второстепенные фигуранты дела как Кристоф Ромель или Саид Маклуф, или косвенные соучастники как Метин Карасуляр и Мишель Катино из бельгийской ячейки, или Абдельазиз Аббад и Мигель Мартинез из арденнской ячейки – всем им вынесены приговоры от 4 до 10 лет тюремного заключения. Прокуратура запрашивала им сроки от 5 до 18 лет. 

В зале суда 2.02 парижского Дворца правосудия подсудимые и многочисленные участники процесса, собравшиеся в финальный день 54-дневного судебного марафона, молча выслушали решение судей. Если некоторые из присутствующих выразили своё «разочарование» «слишком мягкими» приговорами, то большинство из них приветствовали «сбалансированный» вердикт и сказали, что чувствуют «облегчение». «Этим судебным решением завершена целая часть моей жизни, – признаётся Мишель Каталано, работник типографии из Даммартен-ан-Гоэля, захваченный в заложники братьями Куаши. – Я пришёл сюда не за приговорами, а чтобы услышать ответы на мои вопросы». «Сегодня всё закончилось, – также сказал Ришар Малка, адвокат Charlie Hebdo, выступивший с речью в конце судебного процесса. – Это было болезненно и эмоционально – требовавшаяся и необходимая часть траура. Я также надеюсь, что это начало нового этапа. Это решение говорит о том, что без выяснения вины в каждом отдельном случае нельзя говорить ни о теракте, ни о террористах. Я надеюсь, что это поймут все». Сестра Франсуа-Мишеля Саада, безжалостно убитого Амеди Кулибали у входа в супермаркет Hyper Cacher 9 января 2015 года, Анн-Лор Саада, конечно, не получила желаемого от этого процесса. Но она всё-таки признаётся: «Я чувствую облегчение, потому что, наконец, смогу выйти из этого суда как физически, так и психологически». 

Опубликовано 16/12/2020

На ту же тему

Зачем национализировали энергетическую отрасль
Левые бьют рекорды непопулярности
Фейковые объявления на бирже труда
Кто заплатил за разработку вакцины?