Кандидат от «зелёных» на президентских выборах

По мнению заместителя генерального секретаря партии «Европа Экология Зелёные» (EELV) Сандры Реголь, кризисы в области здравоохранения, социального обеспечения и безопасности, а также управление ими со стороны правительства, подтверждают идею о том, что политическая экология должна выставить своего кандидата на президентских выборах.
По мнению заместителя генерального секретаря партии «Европа Экология Зелёные» (EELV) Сандры Реголь, кризисы в области здравоохранения, социального обеспечения и безопасности, а также управление ими со стороны правительства, подтверждают идею о том, что политическая экология должна выставить своего кандидата на президентских выборах.

Французские «зелёные» собираются выдвигать своего кандидата на предстоящих президентских выборах. Зачем они это делают? Какова их повестка? В чём их отличия и сходства с остальными левыми?

Эмилио Месле беседовал с заместителем Генерального секретаря партии «Европа Экология Зелёные» Сандрой Реголь о приоритетах партии, борьбе за равный доступ к природе, развитии зелёной промышленности и том, насколько непримиримо противоречие между свободой и безопасностью в условиях, когда глобальное потепление оставляет всё меньше времени на раздумья.

По мнению заместителя генерального секретаря партии «Европа Экология Зелёные» (EELV) Сандры Реголь, кризисы в области здравоохранения, социального обеспечения и безопасности, а также управление ими со стороны правительства, подтверждают идею о том, что политическая экология должна выставить своего кандидата на президентских выборах.

Эмилио Месле: EELV и партия «Экологическое поколение» обратились в Государственный совет с просьбой об изменении режима самоизоляции для обеспечения «равного доступа к природе». Можно ли это считать настоящим приоритетом на сегодняшний день?

Сандра Реголь: Когда вы не можете погулять с детьми в парке рядом с домом или совершить пробежку на свежем воздухе, или пройтись пешком в зоне, свободной от машин и атмосферных выбросов, то это действительно становится одним из приоритетов! Это право дышать чистым воздухом, и им следует пользоваться. Это вопрос общественного здравоохранения и даже психического здоровья, не всегда принимавшийся во внимание, в то время как специалисты в этой области бьют тревогу в связи с санитарными ограничениями.

Э.М.: Что вы думаете о второй волне эпидемии коронавируса?

С.Р.: С самого начала опасность вируса недооценивалась. Конечно, это знаковая пандемия, поэтому нельзя перекладывать всю ответственность исключительно на правительство. Но на самом деле по поводу масок, тестов или респираторов у людей остались сомнения, что сделало их недоверчивыми к информации. Сегодня недоверие проявляется прежде всего в том, что количество сторонников теории заговора продолжает расти. Ещё одна проблема заключается в том, что своевременно не учитывался опыт тех стран, которые были охвачены эпидемией раньше нас (например, Южная Корея). Можно также задаться вопросом о целесообразности введения комендантского часа во время первой волны, в то время как три четверти французов с пониманием относились к самоизоляции, так как были уверены в её эффективности.

Э.М.: Что бы улучшили экологи?

С.Р.: Я не знаю, что они сделали бы лучше, но они сделали бы по-другому, с учётом опыта других стран. Если говорить конкретно, то я имею в виду Германию, которая пусть и не является абсолютным примером для подражания, но тем не менее приняла смелые решения по оказанию помощи более 600 малых и средних предприятий, чтобы они переориентировались на производство товаров, необходимых во время санитарного кризиса. То есть Германия не выбирала между здоровьем и экономикой. А ещё экологическое правительство из предосторожности обеспечивало бы наличие на складах запасов масок. Наша логика очень отличается от логики других партий, так как вопросы здоровья являются нашим приоритетом. Развитие зелёной промышленности, перемещение производств, равный доступ к природе, – всё это имеет самое прямое отношение к здоровью.

Э.М.: К концу 2020 года количество бедных увеличится на один миллион человек? Что вы думаете о реакции правительства. И что вы предлагаете для решения этой проблемы?

С.Р.: На кризис нет никакой реакции: правительство утверждает, что предложения, которые делает Эммануэль Макрон, работают. Но одни и те же причины приводят к одним и тем же последствиям: если мы будем продолжать делать то же самое, мы в очередной раз наступим на те же грабли. Для ликвидации последствий эпидемии коронавируса действительно было выделено много денег, но оказание помощи не было согласовано ни с социальной, ни с экологической точек зрения. Испания, например, запретила увольнения на время карантина в случае отсутствия выплат. Существует необходимость пересмотра таких выплат в краткосрочном, среднесрочном и долгосрочном планах для реализации новой модели развития экономики. Нужно менять саму модель.

Э.М.: К санитарному и социальному кризисам после череды терактов добавился ещё и кризис в области безопасности. Правительство решительно пошло на эскалацию конфликта. По вашему мнению, какие ошибки допускают власти в борьбе с терроризмом?

С.Р.: Нетрудно заметить, что решения, предлагаемые в последние двадцать лет, так и не увенчались успехом. Нам говорят, что чем больше у нас отберут свобод или разрушат закон 1905 года, тем будет лучше. Но это не так. В этих законах, принятых в качестве реакции на актуальный контекст, больше коммуникации, чем эффективности. Следовало бы сменить стратегию. В 2017 году постоянное чрезвычайное положение стало частью повседневного права, и силы полиции были частично мобилизованы для контроля за его соблюдением. Им сократили время на проведение расследования, на мониторинг террористических каналов и т. д. Приведём один пример: министр внутренних дел разгоняет ассоциации под тем предлогом, что они якобы связаны с радикальным исламизмом. Хорошо. Если есть те, кто способствует развитию терроризма во Франции, то им нужно в этом помешать. Но эти ассоциации были созданы давно. Поэтому либо они и в прошлом создавали проблемы, но никаких мер не было принято, либо они не создавали никаких особых проблем, но тогда зачем их разгонять, либо у спецслужб не было возможности узнать, играли ли они какую-нибудь роль в радикализации или нет. Как бы то ни было, мы сталкиваемся с проблемой. Правительство сделало ставку на внешний эффект и точечные реагирования, а не на глубинную работу и превентивные законы. Как и в случае со здравоохранением, система выживает благодаря добросовестным работникам, подавляющее большинство которых хорошо делают свою работу в сложных условиях, несмотря на политику погони за статистикой и сокращение бюджета. Для безопасности людей нужно принимать более эффективные меры.

Э.М.: По всей видимости, выборы в регионах и департаментах будут перенесены на июнь, и вы не против этого. Нарушает ли эта отсрочка нарушает календарь EELV на президентских выборах?

С.Р.: Перенос не нарушает электоральный календарь. В период с июня по сентябрь мы ещё можем принять решение об условиях работы и выборе кандидатуры. Предварительный календарь был составлен 22 ноября федеральным советом EELV (выдвижение кандидата должно состояться до 30 сентября 2021 года – прим. редакции). В связи с глобальным потеплением необходимо срочно начать заниматься вопросами экологии и создавать условия для быстрой работы.

Э.М.: После того как Жан-Люк Меланшон заявил о выдвижении своей кандидатуры на выборах, будет ли EELV разрабатывать единую для всех левых программу?

С.Р.: Мы предлагаем сотрудничество на протяжении нескольких лет. Но у традиционных левых партий есть склонность к тому, чтобы проводить время в долгих дискуссиях по поводу объединения. Они напоминают верующих, не посещающих церковь. У французских левых есть исторические трудности с объединением, зато они легко находят консенсус, если нужно заявить о том, что виноваты зелёные. Наши ценности сформировались под влиянием левых идей, но нашей вины нет в том, что часть левых сама не уважает свои ценности. Ситуация напоминает разницу между словами Франсуа Олланда, сказанными во время речи в Ле Бурже, и его либеральным разворотом, не говоря уже о метаниях, связанных с лишением гражданства французов. Совместные действия – это прежде всего создание общей программы. То, что Жан-Люк Меланшон срывается с места в карьер, оставляя таким образом мало пространства для манёвра, – плохой знак. Это хорошо только для Эммануэля Макрона и Марин Ле Пен, которые уже готовятся ко второму туру. Ни у одной французской политической партии в истории Пятой республики не хватило решимости сделать то, что сделали мы в 2017 году, отказавшись от участия в выборах (в пользу Бенуа Амона – прим. ред), чтобы попытаться помочь выиграть левым и экологии. Наши слова не расходятся с делом.

Э.М.: Будет ли в 2022 году кандидат от EELV?

С.Р.: Кандидат от зелёных будет. В условиях глобального потепления у нас больше нет времени ждать. Левые используют соотношение сил в качестве единственной политической рефлексии для объединения. Чтобы противостоять, нам приходится делать то же самое. Но мы ответственно заявляем: если французский политический класс окажется не в состоянии понять, что действовать нужно срочно, то мы готовы к этому вместе с гражданским обществом и экологами. Но если в конце концов мы все вместе всё-таки проиграем, то в этом будет и вина левых.

Опубликовано 23/11/2020

На ту же тему

Метро на изношенных рельсах Франсафрики
Укольчик для улучшения памяти от медработников
«Agent orange»: военное преступление американцев судят во...
Уход Дональда Трампа Пекин отметил санкциями