Спустя год после начала пандемии Ухань возвращается к нормальной жизни

С начала пандемии прошёл год, и столица провинции Хубэй возрождается. Репортаж о последствиях беспрецедентного карантина и предпринятых усилиях по борьбе с коронавирусом.
С начала пандемии прошёл год, и столица провинции Хубэй возрождается. Репортаж о последствиях беспрецедентного карантина и предпринятых усилиях по борьбе с коронавирусом.

Год назад в китайском городе Ухань был впервые обнаружен доселе неизвестный вирус. Огромный мегаполис ушёл на беспрецедентный 76-дневный карантин. Это было тяжёлое время, но усиленные меры безопасности помогли быстрее вернуться к нормальной жизни. Сегодня даже ношение масок в городе уже необязательно, хотя многие на всякий случай продолжают ими пользоваться.

Через что пришлось пройти местным жителям в те месяцы, когда даже учёные не знали наверняка, с чем имеют дело? Писательница Фан Фан в своей книге «Ухань, закрытый город» вспоминает, как это было: страх перед неведомой опасностью, нехватка информации, гнетущая изоляция, просчёты властей и критика тех, кто проливал на них свет…

С начала пандемии прошёл год, и столица провинции Хубэй возрождается. Репортаж о последствиях беспрецедентного карантина и предпринятых усилиях по борьбе с коронавирусом.

В Ухани снова кипит обычная для этого города весёлая и беззаботная жизнь. Год назад здесь были выявлены первые случаи заболевания Covid-19. Теперь в центре Китая гордый мегаполис является символом победы Китая в борьбе с эпидемией коронавируса. Первый в мире город, который ушёл на 76-дневный карантин из-за коронавируса… Беспрецедентный в истории человечества. Теперь столица провинции Хубэй, напоминающая своими очертаниями осьминога, «истерзанная, но нетерпеливая», как пишет в своём дневнике писательница Фан Фан (1), возвращается к жизни. «В психологическом плане пострадали почти все. (…) Боюсь, что после эпидемии жителям Ухани может понадобиться помощь целой армии психологов», – делилась своими опасениями автор в самом разгаре санитарного кризиса. Загруженные трупами фургоны, отправляющиеся в крематорий – забыть такое невозможно.

Бывший президент Союза писателей, Фан Фан описывает сначала оцепенение, а потом тревогу. Страх изоляции и солидарность, охватившая не только всю страну, но и обычных жителей. По её словам, дело усугублялось тем, что единственное, что могли сделать люди – это наблюдать за событиями без возможности повлиять на ситуацию. А некоторые упорно не хотели признавать проблему. 20 января, в первый день карантина, пульмонолог Чжун Наньшань, обнаруживший коронавирус SARS (ТОРС), подтвердил передачу нового вируса от человека к человеку. Это новость взорвала китайские социальные сети. Пользователи обвиняли в халатности группу экспертов, которые, приехав в Ухань, уверяли, что «ситуация находится под контролем», так как новый вирус «не передаётся от человека к человеку». В марте вышла статья, которая ещё больше подлила масла в огонь. В ней шла речь о заседании Комиссии общественного здравоохранения, состоявшейся 14 января. На этом заседании эксперты отметили, что «способность [вируса] передаваться от человека к человеку должна контролироваться самым строгим образом». Где и когда была допущена халатность, в результате которой решения начали приниматься так поздно? Почему 18 января в городе не отменили банкет на 40 000 человек? За то, что Фан Фан осмелилась задаться в своём блоге вопросом об ответственности местных руководителей, писательницу начали преследовать ультраправые тролли, а некоторые её статьи подвергались цензуре. И всё же руководителей, которых обвиняли в сокрытии фактов или некомпетентности, в феврале отстранили от должностей. Ряд наблюдателей, в том числе иностранных, усмотрели в её дневнике попытку критики Коммунистической партии Китая (КПК) как таковой. Хотя на самом деле из негативного в нём показаны дисфункции процесса управления кризисом и недостаточная прозрачность действий руководства.

В частности, благодаря писательнице мы имеем представление о быте населения в эпоху карантина. 25 января, после прогноза о возможной нехватки медицинских материалов, из Шанхая в охваченный эпидемией город был отправлен первый медицинский батальон, и обстановка немного разрядилась. «В Китае все знают, что как только проблема грозит принять общегосударственные масштабы, то для оказания помощи мобилизуются все ресурсы страны. Когда за дело взялось государство, растерянные и испуганные жители Ухани перестали бояться», – продолжает Фан Фан. Всего в Ухань было направлено 40 000 медработников из всех провинций Китая. Стратегия действий была следующая: тяжёлых больных срочно госпитализировали в обычные больницы, заражённых людей со слабо выраженными симптомами направляли в полевые медицинские центры за городом, развёрнутые в течение десяти дней, при подозрении на Covid-19 возможных носителей направляли на карантин в гостиницах, а тех, кто тесно общался с инфицированными, удерживали в изоляции в специальных помещениях. План борьбы с коронавирусом был усилен по случаю приезда в город 27 января главы китайского правительства Ли Кэцяна. С 11 февраля место проживания разрешается покидать только одному члену семьи один раз в три-пять дней с целью покупки продуктов. Намерение замедлить распространение пандемии сменилось попыткой её локализовать.

С начала карантина жители организовали «группы онлайн-закупок для обеспечения семей продуктами первой необходимости». В ходе привыкания к новой экосистеме, в которой всему приходилось учиться заново, пришло осознание важности работников, задействованных в доставке. Наблюдался также рост цен на некоторые продукты, например, на овощи. Формировались команды волонтёров, занимающиеся сбором продуктов, поступающих из других провинций. Со своей стороны, власти отправили «всех муниципальных чиновников на места – в каждый квартал, чтобы они помогали домовым комитетам обеспечивать потребности жителей», – рассказывает Фан Фан. Также региональные власти ежедневно предоставляли в распоряжение города два миллиона масок.

Эта зима в Ухани была тихой, с 28 января было запрещено даже спускаться в подъезд, чтобы забрать свои продукты. Но и в таких условиях люди, о которых писала Фан Фан, пытались сделать что-то, чтобы не впадать в депрессию и не чувствовать себя в одиночестве. Шутки, отправляемые по мессенджеру WeChat, сельдерей – подарок от жителей из провинции Шаньдун, домашний хлеб – подарок городского пекаря Лю, пончики из корней лотоса, а также котлеты из свиного фарша от соседки Фан Фан Дао Бао… После отмены санитарных ограничений 8 апреля запутанные улочки Ухани – города, который появился когда-то в результате слияния трёх городов, – вновь оживились, на них заработали рынки. На крупных магистралях снова появились автомобильные пробки, а ночные клубы заполнились шумной молодёжью. Носить маску теперь необязательно, но многие продолжают её носить из соображений безопасности. Город, ставший эпицентром эпидемии, испил свою чашу страданий до дна. Правда, многие уехавшие так и не вернулись, несмотря на усилия населения вернуть былую жизнь в точности такой, какой она была. Но их отъезд не умерил энтузиазм жителей Ухани.

1. «Ухань, закрытый город», («Wuhan, ville close») издательство Stock.

Опубликовано 01/12/2020

На ту же тему

Рабочее время и сверхурочные часы: в Великобритании...
Показательный процесс над организаторами потока мигрантов
Протесты против принятия закона о «глобальной безопасности»
Скандал с нехваткой вакцин или что могла...