Гонконгский грипп: невидимая пандемия

Эта болезнь поразила Францию зимой 1969 года. За два месяца она незаметно унесла жизни более 31 000 человек. Однако гонконгский грипп стал основой для предотвращения будущих эпидемий.
Эта болезнь поразила Францию зимой 1969 года. За два месяца она незаметно унесла жизни более 31 000 человек. Однако гонконгский грипп стал основой для предотвращения будущих эпидемий.

Пандемия гонконгского гриппа стала третей по разрушительности в ХХ веке. Появившись в начале 1968 года в Китае, новый штамм спустя год, к весне 1969, попал в Европу. Однако по какой-то причине он пришёл ослабленным, и учёные не обратили на него должного внимания, посчитав, что имеют дело с обычным сезонным гриппом.

Но к концу года эпидемия вспыхнула с новой силой. Все вакцины от гриппа были раскуплены, однако они оказались практически бесполезными: на том уровне развития науки учёные не сразу распознали, что имеют дело с новым штаммом.

Количество погибших удалось подсчитать лишь спустя десятилетия: выяснилось, что болезнь унесла жизни свыше 31 тысячи человек в одной лишь Франции. Тем не менее опыт наблюдения и борьбы с ней оказался бесценным для эпидемиологии и разработки мер на будущее.

Эта болезнь поразила Францию зимой 1969 года. За два месяца она незаметно унесла жизни более 31 000 человек. Однако гонконгский грипп стал основой для предотвращения будущих эпидемий.

«В настоящий момент болезнь везде протекает в относительно лёгкой форме», – таким был вердикт Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) 10 декабря 1969 года. Между тем с лета 1968 года по весну 1970 года во всём мире от гонконгского гриппа погибло более миллиона человек. После «испанки» (от 20 до 40 миллионов погибших в период с 1917 по 1920 гг.) и азиатского гриппа 1957 года (2 миллиона погибших) эта эпидемия считается третьей по величине в мире. Сегодня почти никто не помнит об ней. А ведь пятьдесят лет тому назад у неё были некоторые общие черты с нынешней пандемией Covid-19.

На самом деле вирус появился не в Гонконге, а в Центральном Китае в начале февраля 1968 года. Но для распознавания, идентификации и обозначения ему потребовалось пройти через богатую территорию, арендованную британцами. Патогеном, ответственным за развитие болезни, являлся вирус гриппа типа А, штамм H3N2, вероятно, возникший в результате мутации вируса H2N2 азиатского гриппа 1957 года. Из Гонконга болезнь быстро распространилась по всей Юго-Восточной Азии, затем в Индии, и далее в Японии. Тогда война во Вьетнаме была в самом разгаре, и этот современный вирус летал в багаже американских солдат. В Северную Америку он попал в конце 1968 года. Там потери были огромны: 50 000 умерших за три месяца.

Весной 1969 года, спустя год после того, как вирус покинул Китай, эпидемия охватила Европу. Во Франции вирус был выявлен в конце зимы 1968-1969 годов, но казалось, что он по какой-то причине стал менее активным. Этим можно объяснить то, что во Франции угроза была воспринята слишком легкомысленно, особенно в прессе. Так 11 ноября 1969 года в газете Le Monde была опубликована статья, в которой говорилось о том, что новый грипп «похоже, неопасен» и, «судя по всему, не должен принимать опасные формы». Неделей ранее то же издание описывало симптомы болезни следующим образом: «Резкое повышение температуры, воспаление носоглотки с обильными выделениями, затруднённое дыхание, часто сопровождающееся кашлем, и головные боли». Считалось, что речь шла всего лишь об обычном гриппе, и, главное, не упоминались серьёзные осложнения, которые этот грипп мог вызывать у некоторых больных. Складывается впечатление, что именно этих учёных, среди которых были и знаменитости, мы слышали и в январе 2020 года, когда о Covid-19 говорилось как о лёгком гриппе…

Говоря по правде, всё выглядит так, как если бы вирус сделал перерыв, чтобы восстановить силы. Потому что в конце 1969 года он обрушился на людей с новой силой. В Парижском регионе заболело 15 % железнодорожных работников компании SNCF, что привело к серьёзным проблемам в работе. В государственной компании, управляющей общественным транспортом Парижа и его пригородов (RATP), на 20 декабря было инфицировано 5 000 служащих, что составляло 15 % её штатного состава. Из-за большого числа заболевших закрывались школы, магазины и предприятия. Ежедневная газета France-Soir в номере от 10 декабря привело следующие данные: «…в Тулузе гриппом болеет 25 % жителей, в Лионе – четверть населения». В этой же газете 14 декабря появилось первое упоминание о серьёзности заболевания. «В редких случаях – писали в этом издании, одном из самых читаемых в то время в стране, – грипп протекал в более опасной форме и привёл к смерти нескольких больных, страдавших сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Первые тревожные сигналы стали поступать от врачей, что наглядно передавало происходящую тогда в стране ситуацию. Дело в том, что французы, которых, как мы знаем, не предупреждали об опасности ни СМИ, ни органы власти, начали массово вакцинироваться от гриппа. Здесь необходимо напомнить о том, что профилактика гриппа с помощью вакцин в то время находилась в зачаточном состоянии и сильно отличалась от нынешних регулярных кампаний по вакцинации. Все вакцины в аптеках были раскуплены, врачи не справлялись с большим потоком пациентов. Всё та же газета France-Soir в номере от 5 декабря приводит свидетельство фармацевта: «На складах вакцин больше нет. Я продавал по двадцать вакцин в час, спрос превысил возможности производителей вакцин».

И действительно, 11 декабря Le Monde сообщила, что «Институт Пастера удваивает производство вакцин, но больше не может удовлетворять спрос населения». Проблема заключалась в том, что в то время эпидемический риск не осознавался в полной мере. А что касается научных знаний, то, разумеется, они были далеки от тех, которыми мы располагаем сегодня. Начиная с сентября 1968 года у Института Пастера появился штамм нового вируса, и он принимает меры для того, чтобы выпускаемая им вакцина была эффективна против этой формы гриппа. Но ещё не было необходимых научных знаний для установления различия между двумя штаммами. Поэтому для производства вакцины будет использоваться штамм H2N2, соответствующий гриппу 1957 года. Вакцина оказалась практически бесполезной: по свидетельствам врачей того времени, около 30 % вакцинированных всё-таки оказались заражены.

Наконец, в начале 1970 года эпидемия отступила. Но только после появления в 2003 году работ профессора Антуана Флао стало известно точное количество жертв во Франции: 31 226 умерших в период с декабря 1969 по январь 1970 гг. Их не заметили или почти не заметили. Конечно, в период между событиями мая 1968 года, отставкой Де Голля и приходом к власти Помпиду во Франции, где веяли ветры перемен, люди, возможно, не очень хотели обращать внимание на грипп. «Это была первая пандемия современной эпохи, – отмечает Антуан Флао. – Именно ей мы обязаны научными исследованиями, вооружившими нас для борьбы с будущими эпидемиями, в том числе с помощью ставших обычным явлением кампаний вакцинации от гриппа».

Опубликовано 18/11/2020

На ту же тему

Показательный процесс над организаторами потока мигрантов
Протесты против принятия закона о «глобальной безопасности»
Скандал с нехваткой вакцин или что могла...
Полная победа Байдена в Джорджии