Нагорный Карабах. «Мы приносим в жертву целое поколение»

Сотни погибших и ожидание отправки молодых армян на передовую ввергают страну в состояние войны. Репортаж нашего корреспондента.
Сотни погибших и ожидание отправки молодых армян на передовую ввергают страну в состояние войны. Репортаж нашего корреспондента.

С началом обострения конфликта в Нагорном Карабахе Армению охватил патриотический подъём. Однако по мере того, как число погибших пошло на сотни, а азербайджанские войска продвигались всё дальше, страх стал охватывать население. И хотя на саму Армению бомбы пока не падают, Ереван стал всё больше приобретать черты прифронтового города. Больницы переполнены, беженцы наводнили город, волонтёры собирают посылки для фронта, а мужчины, родившиеся до 2000 года, ожидают повестки. 

Тем временем власти страны и национальная интеллигенция настаивают, что любые территориальные уступки Азербайджану возможны лишь при условии признания независимости НКР. 

Сотни погибших и ожидание отправки молодых армян на передовую ввергают страну в состояние войны. Репортаж нашего корреспондента.

В доме номер 38 по улице Исаакяна собралось около двадцати женщин. Они складывают в огромные мешки постельное бельё, одежду, продукты… Здание картинной галереи, расположенное в самом центре Еревана, преобразовано в гуманитарный пункт, где собираются пожертвования для Карабаха. Здесь встречаются люди разного возраста, и среди них одетая в клетчатую рубашку Заруи Мурадян. Известная художница приняла решение превратить созданный ею выставочный зал «Саркис Мурадян», названный так в честь её отца, видного армянского художника, в пункт сбора помощи. «Каждый день около тридцати человек сами приходят сюда, предлагая свою помощь. Они приносят одежду, консервы, лекарства и деньги, собирают пожертвования, упаковывают их, помогают грузить в машины, которые потом едут в сторону Лачина».

На стенах галереи всё ещё висят фотографии и натюрморты, выполненные этой известной женщиной-этнографом. Выставка была открыта 26 сентября, накануне начала конфликта. Экспонаты по-прежнему остаются на своих местах. Их не будут продавать, а передадут в дар Нагорному Карабаху. Вот уже два часа около десяти женщин вышивают одеяла для фронта и больниц. «Это древний армянский обычай. По случаю свадьбы семья невесты дарит одеяло ручной работы, которое символизирует терпение и крепкость этого союза», – рассказывает Армине, пережившая конфликт 1991 года. Она вспоминает, как в условиях установленной Азербайджаном блокады люди собирали любые оказавшиеся под рукой предметы, даже детские игрушки, для обогрева.

Во время паузы между двумя телефонными звонками Заруи Мурадфян вспоминает прошлое и рассказывает нам, как в конце 1980-х годов она познакомилась со своим мужем, который был тогда командиром лётного экипажа: «На самолётах, вмещавших около сорока человек, он летал в Нагорный Карабах и перевозил людей, продукты, оружие, горючее, сигареты… Лачинского коридора тогда ещё не было. В 2016 году, когда снова начались бои, мы с мужем решили поддержать ополченцев. Мы взяли нашу машину, купили аккумуляторы, носки, сигареты, плащи и поехали в сторону села Талыш… Сегодня ничего так и не изменилось».

На юго-востоке столицы, в районе Эребуни, известном развалинами древней крепости государства Урарту, нет прежнего спокойствия – в небе летают вертолёты, транспортирующие раненых. «Здесь, недалеко от военной базы Армении, находится один из самых крупных больничных центров страны. Вот почему с самого начала боёв нам кажется, что мы находимся на передовой», – говорит житель этого района Тигран. В сотне метров от больничного центра Эребуни, на 7-ой улице района Вардашен, мы встретили Ирину Оборонину и её четырёх детей. Подобно десяткам тысяч других жителей самопровозглашённой Республики Арцах, она спешно покинула зону боёв. «Звуки ракет, стрельба, взорванные дома… Я не хотела оставаться там… Не хотела, чтобы мои дети переживали и дальше эту трагедию. Возможно, мы потеряли всё, но, по крайней мере, они живы. Как только закончится эта война, мы сразу же вернёмся к себе и снова отстроим наш дом» – говорит она со слезами на глазах. Её муж вместе с другими мужчинами остался сражаться. «Я хочу поблагодарить людей за то необыкновенное радушие, с которым они нас приняли. В Ереване я никого не знала. Но нам дали это жильё, одежду и еду. Надо как можно быстрее остановить этот конфликт. Ни один народ не хочет видеть, как умирают его дети», – заключает Ирина Оборонина.

Ереван и его жители постепенно меняются. И хотя бои идут далеко от столицы Армении, она заметно погружается в состояние войны. Величественная тень заснеженной вершины горы Арарат больше не приносит успокоения. 27 сентября, в первый день азербайджанского наступления, в Нагорном Карабахе было введено военное положение и объявлена всеобщая мобилизация. «Сегодня все мужчины, родившиеся до 2000 года, ждут, сообщения о том, отправятся ли они на войну. И мои сыновья, которым совсем недавно исполнилось 20 лет, одни из них. Менее чем за две недели они перестали быть детьми. Некоторые их друзья убиты или искалечены. Мы сейчас приносим в жертву целое поколение», – почти кричит 52-летняя Анна и нервно курит одну сигарету за другой.

Конфликт, вспыхнувший в Нагорном Карабахе, охватил всю Армению, многие погибли, тысячи людей были ранены. Свидетельства врачей и сотрудников гуманитарных ассоциаций подтверждают, что количество погибших превысило 500 человек. Франко-армянский врач Геворг Абгарян рассказывает: «Сгоревшие лёгкие, искалеченный позвоночник, множественные ранения головы… Признаюсь, я никогда не сталкивался с такими физическими повреждениями у человека. А ведь у меня большой практический опыт работы в клинике и военврача ещё со времён войны 1991 года, и я думал, что видел все ужасы. Когда военный конфликт закончится, у нас будет много инвалидов. Последствия применения этих видов оружия говорят о том, что оно не является обычным».

На многих улицах столицы можно увидеть плакаты с изображениями военных. В витринах некоторых магазинов установлены экраны, на которых демонстрируются видеоклипы, прославляющие военную доблесть. После трёх недель конфликта патриотические настроения охватили не только Ереван, но и всю Армению. Однако в разговорах всё чаще и чаще можно услышать нотки страха. Солнечная погода и почти весеннее тепло не успокаивают. В пешеходной зоне Северного проспекта и на террасах кафе гнев смешивается с беспокойством. «Мы живём в условиях гуманитарной катастрофы. Посмотрите на даты рождения добровольцев или погибших солдат… Им не более 25 лет! Как вы думаете, армяне позволят продолжаться этой трагедии и никак на неё не отреагируют? Мы не будем ждать нового геноцида», – решительно заявляет Тигран, молодой отец лет тридцати лет.

Многие армяне понимают недовольство азербайджанской стороны, вызванное тем, что после перемирия 1994 года переговоры больше не велись. «Этот статус-кво был нам выгоден. Только вот уже 26 лет они хотят вернуть себе анклав и территории без каких-либо условий. Что делать?», – спрашивает участвовавший в переговорах ещё в 1990-е годы Борис Навасардян. Признание Республики Арцах сейчас является одним из важнейших условий. «Это одна из тех мер, которые следует принимать на международном уровне, чтобы избежать регулярного обострения обстановки в зоне конфликта. Реституция определённого количества территорий принимается с того момента, когда будет обеспечена безопасность людей, живущих в Нагорном Карабахе. Ведь если анклав попадёт в руки турок и азербайджанцев, мы должны ждать массовых убийств», – предполагает Борис Навасардян, являющийся ныне председателем Ереванского пресс-клуба.

Перед зданием Посольства Российской Федерации в Республике Армения, расположенном в доме 10 на улице Закияна, представители Коммунистической партии Армении приветствует группу активистов. Если прекращение огня не наступит в ближайшее время, они планируют провести различные акции протеста перед посольством Турции или представительством НАТО. «Мы – страна, которая является лакомым куском для нескольких сверхдержав. Россия, Турция, Израиль, Иран, США, Франция и боевики, пришедшие из Сирии или Афганистана… Обеим противоборствующим сторонам дорого обходится их присутствие на этой земле. Мы должны остановить эту войну, особенно в этом заинтересована Европа, которая может столкнуться у своих ворот с таким же сложным конфликтом, как Сирия. Только Москва способна добиться прекращения огня. Но Анкара намерена участвовать в решении этой проблемы или получить что-то взамен», – объясняет первый секретарь Компартии Армении Ерджаник Казарян. Эта игра великих держав остаётся непонятной для жителей Нагорного Карабаха. В Степанакерте, во время бомбёжек, Генрих Мовсисян, оставшийся защищать город, желает возвращения мира: «Нужно остановить эти разрушения и гибель сотен людей и начать переговоры. Если Азербайджан хочет вернуть свои территории в районе Арцаха, мы отдадим их. Но взамен Баку должен признать нашу независимость». В ожидании перемирия, недалеко от центральной площади Еревана молодые люди продолжают раздавать одежду беженцам. «Мы надеемся, что скоро всё наладится и нам не нужно будет больше этого делать», – замечает двадцатилетний Ашот, организовавший сбор одежды для беженцев.

Опубликовано 13/10/2020

На ту же тему

Репрессии против профсоюзных активистов
Видео – основное доказательство факта полицейского насилия
Страхование по безработице, пенсионная реформа, заработная плата:...
В Нагорном Карабахе начался массовый исход армян