Боливия: Последний бой ультраправых головорезов

Отряды самообороны, год назад принимавшие участие в государственном перевороте, не перестают сеять в стране панику. Потерпев поражение на политической арене, фашисты выходят на улицы в попытке оспорить победу «Движения к социализму» (MAS) и Луиса Арсе, набравшего 55% на президентских выборах.
Отряды самообороны, год назад принимавшие участие в государственном перевороте, не перестают сеять в стране панику. Потерпев поражение на политической арене, фашисты выходят на улицы в попытке оспорить победу «Движения к социализму» (MAS) и Луиса Арсе, набравшего 55% на президентских выборах.

Боливийские ультраправые потерпели сокрушительное поражение на выборах. Большинством в 55% в первом же туре победили социалисты. Теперь уходящее «правительство де-факто», продукт переворота, стремится увековечить свои «подвиги», возводя памятники погромщикам и расистам, целый год терроризировавшим бедняцкое большинство, поджигавших социальное жильё и нападавших на левых и на всех заподозренных в симпатиях к ним, в первую очередь, на представителей коренных народов.

Очевидно, что неофашисты не смирятся с поражением добровольно. Хватит ли у нового, законного правительства решимости и политической воли положить конец их безнаказанности? 

Отряды самообороны, год назад принимавшие участие в государственном перевороте, не перестают сеять в стране панику. Потерпев поражение на политической арене, фашисты выходят на улицы в попытке оспорить победу «Движения к социализму» (MAS) и Луиса Арсе, набравшего 55% на президентских выборах.

По распоряжению правительства на площади 4 Ноября в столице Боливии Кочабамбе появилась мемориальная доска с текстом пафосного содержания. Головорезы из движения Resistencia Juvenil Cochala («Молодёжное сопротивление Кочалы», (RJC)) названы здесь «всадниками демократии», год назад «честно и отважно» защитившими город во время государственного переворота, завершившегося свержением Эво Моралеса. Самый настоящий сюр на фоне убедительной победы кандидата от «Движения к социализму» (MAS) Луиса Арсе, набравшего 55,1 % голосов уже в первом туре президентских выборов.

Как и другие вооружённые отряды ультраправых по всей стране, RJC оказался в центре событий, организованных политиками и спецслужбами для того, чтобы отстранить от власти «Движение к социализму». Ещё накануне путча их отряды мотоциклистов сеяли ужас даже в терпящей лишения южной части Кочабамбы, вотчине левых. Они разграбили расположенный в этом районе дом президента Боливии, жгли социальное жильё, избивали активистов и сторонников левых. В центре города сгорело здание МAS, остался только почерневший фасад.

Громилы из RJC, вооружённые дубинками, слезоточивыми гранатами, а порой и огнестрельным оружием, при пособничестве полиции безнаказанно бесчинствовали целый год, запугивая население угрозами и нагнетая тяжёлую атмосферу страха. «Они нападали на всех, кто, по их мнению, хоть отдалённо напоминал сторонника MAS. Даже на уличных торговок, которые, пытаясь спастись от их ударов, уверяли, что не имеют никаких политических предпочтений. Мы вздрагивали от любого громкого звука: взрыва петарды, рёва мотоциклетного двигателя. В южной зоне появились баррикады, её жители даже не отваживались выехать в центр города», – рассказывает общественный деятель, артист Александр Бустаманте.

Левые кандидаты вели здесь свою агитацию под гнётом страха. И 38-летняя Магали Гомес, в конечном счёте получившая депутатский мандат, и её предвыборный штаб нередко становились объектами нападений. «Достаточно было развернуть в общественном месте синий флаг “Движения к социализму”, чтобы подвергнуться их атакам и преследованиям. Нападавшие находились под защитой полиции, они были очень мобильны, моментально реагировали на происходящее и организовывали свои действия через группы в WhatsApp. Я никогда не жила в такой атмосфере политического насилия», – говорит она. Левых активистов избивали, хватали прямо под окнами домов, оскорбляли в социальных сетях. Излюбленное ругательство фашистов – «Indios de mierda» («Грязные индейцы»). «Процесс вышел за рамки политической конфронтации. Никаких ограничений. Имея три мандата MAS, мы оказались отброшены не на четырнадцать лет, а на столетие назад. Они демонстрировали неприкрытый расизм», – вздыхает Александр Бустаманте, который надеется, что «эта пропаганда нетерпимости растворится после их позорного поражения на выборах».

Накануне голосования Артуро Мурийо, темпераментный министр внутренних дел в правительстве де-факто, только распалил членов этих устрашающих объединений, неизменно пользующихся его политической и материальной поддержкой, заявив, что никогда не признает победу MAS. После того как избиратели вынесли свой безапелляционный вердикт, лидерам правых и ультраправых, лишившимся каких-либо возможностей для манёвра, оставалось только смириться. Однако их электорат продолжал возмущаться. Гражданский комитет города Санта-Крус заявил о подтасовках на выборах, не предоставив ни одного доказательства. В последние дни, и даже после объявления официальных результатов в пятницу, митинги несогласных с победой Луиса Арсе продолжались в Санта-Крусе – вотчине кандидата от ультраправых на президентских выборах Луиса Фернандо Камачо (14 %), лидера партии Creemos. Аналогичные собрания проходили также в Кочабамбе, Сукре, Оруро, Ла-Пасе и Тарихе. Они были очень немногочисленными, но во многих местах дали повод для новых актов насилия.

В Кочабамбе несколько особо ретивых активистов соорудили символические заграждения в районе Кала-Кала, недалеко от престижных кварталов, где заборы дорогих особняков ощетинились колючей проволокой. Объектом нападок стала занявшая второе место на президентских выборах с 28,83 % голосов сенатор от правых Андреа Барриентос, которая, как и Карлос Меса, представляет «Гражданское объединение» (Comunidad Ciudadana). Она была ранена осколками стеклянных бутылок, которые яростно бросали в её сторону активисты партии Creemos. Чем она провинилась? Всего лишь своим заявлением о том, что при подсчёте голосов и составлении результатов не наблюдала никаких нарушений. Правые либералы, рассматривавшие государственный переворот как трамплин для политического взлёта, не только потерпели поражение, но и попали в свою же ловушку.

После победы MAS тиски разжались, дышать стало легче. Но радоваться пока рано, ведь ещё не все опасения развеялись. Раздаются призывы с требованиями разоружения и роспуска ополченцев, начала судебного процесса над ультраправыми головорезами и членами правительства де-факто, в том числе над самопровозглашённой временным президентом Жанин Аньес, причастной к грубым нарушениям прав человека. Луис Арсе возглавил страну, страдающую от агрессии и размежевания. Он видит свою задачу в «обеспечении спокойной передачи власти», повторяя, что о «реванше» речи не идёт. Но примирение и безнаказанность – не одно и то же. По мнению нового президента Боливии, правосудие должно дать оценку бесчинствам в Сакабе и на заводе Сенката, а также другим проявлениям насилия, совершённым после государственного переворота.

Опубликовано 27/10/2020

На ту же тему

Увольнения не волнуют Министерство экономики
Фабьен Руссель: от слов к действиям
Очередное видеодоказательство полицейского насилия
Отделение неотложной помощи в больнице Hotel-Dieu вновь...