Для борьбы с эпидемией нужны современные средства

Тест, вакцина, стратегия... О том, на каком этапе сейчас находится пандемия, мы беседуем с сотрудником Национального центра научных исследований, специалистом по коронавирусам Этьеном Декроли.
Тест, вакцина, стратегия... О том, на каком этапе сейчас находится пандемия, мы беседуем с сотрудником Национального центра научных исследований, специалистом по коронавирусам Этьеном Декроли.

Весной этого года количество заболевших ковидом во Франции удваивалось каждые три дня, а в октябре – каждые десять дней. С одной стороны, вирус постоянно мутирует, приспосабливаясь распространяться более эффективно. С другой стороны, и человек учится противостоять пандемии – пока что в первую очередь при помощи мер самоизоляции, однако лечение стало более результативным, а на подходе сразу несколько вакцин.

О том, на каком этапе сейчас находится пандемия, мы беседуем с сотрудником Национального центра научных исследований, специалистом по коронавирусам Этьеном Декроли.

Тест, вакцина, стратегия… О том, на каком этапе сейчас находится пандемия, мы беседуем с сотрудником Национального центра научных исследований, специалистом по коронавирусам Этьеном Декроли.

Карен Жансельм: Мутировал ли вирус с начала года?

Этьен Декроли: Природа вируса такова, что он меняется посредством мутаций. При каждой репликации появляются новые варианты. Вирус, который начал циркулировать в марте, имеет значительную мутацию, хорошо описанную в начале января. Но сегодня мы не можем сказать, что этот вирус стал более патогенным или менее опасным. Известно лишь, что теперь он распространяется более эффективно. Изменилось другое: во время первой волны мы мало знали о вирусе. Люди поступали в больницы в очень тяжёлом состоянии, и только у этих больных брали анализы, дававшие положительный результат. Теперь же у нас складывается впечатление, что случаев стало больше, так как появились более совершенные, молекулярные тесты, и к тому же анализы сдают даже те, у кого болезнь протекает бессимптомно. Мы получили более широкое представление об эпидемии. Нужно сравнивать такие показатели первой и второй волн, как количество госпитализированных больных. Действительно, этот показатель растёт, и очень возможно, что скоро он достигнет того уровня, который фиксировался до введения карантина, но распространение эпидемии уже не такое быстрое, в первую очередь благодаря соблюдению защитных мер.

К.Ж.: А как обстоят дела с терапией?

Э.Д.: Желая немедленно ответить на этот вызов, учёные разработали стратегии быстрого действия, то есть, по сути, перераспределения усилий. Они принялись искать в существующей фармакопее противовирусные молекулы. Но, как выяснилось, в борьбе с коронавирусом возможности таких решений ограничены: количество идентифицированных молекул мало, а их эффективность, к сожалению, невелика. Исследования продолжаются в направлении создания новых молекул, но на это нужно время. Нам удалось достичь успехов в производстве молекул, регулирующих воспалительный процесс во второй фазе заболевания. Следует также отметить снижение смертности за счёт более эффективного лечения пациентов в больницах. Медицинские учреждения всегда работали с большим напряжением, а с приходом первой волны оно только усилилось. Недостаток коек и персонала – реальная проблема, но это уже вопрос политики в области здравоохранения.

К.Ж.: Гонка за вакциной в самом разгаре. Как продвигаются исследования?

Э.Д.: В мире разрабатывается свыше 320 вакцин. Это огромное количество. Конечно, некоторые из них дублируют друг друга, но существуют разные стратегии, реализация которых увенчается, вероятно, созданием вакцин, с очень разными характеристикам с точки зрения продолжительности и качества иммунного ответа, а также эффективности защиты. Не все вакцины дойдут до стадии клинических испытаний. Это длительный процесс, который начинается с тестирования на животных. Из 320 препаратов 25 находятся на этапе 1/2. На этой стадии клинических исследований, проводимых на малом количестве пациентов, в основном определяется, не обладают ли эти вакцины токсическим действием. На втором этапе, где сейчас находятся три вакцины, в дополнение к этому должно быть продемонстрировано формирование устойчивого иммунитета. В начале сентября шесть вакцин вышли на третий этап, задача которого – убедиться в эффективности воздействия вакцины на человека и отсутствии побочных эффектов. Всё это было проделано чрезвычайно быстро, ведь мы знаем, что обычно для выхода на этот этап требуется несколько лет. Но в этом и заключается узкое место процесса вакцинации: не всегда удаётся достичь ожидаемой эффективности, не у всех формируется длительный и сильный иммунитет. Многие вакцины на этом этапе доказывают свою неполноценность. Мы продолжаем движение к желанной цели.

К.Ж.: Как вы прокомментируете слова премьер-министра о «мощной второй волне»?

Э.Д.: После окончания первой волны рассматривались разные сценарии дальнейшего развития событий. Учёный совет предупреждал о возможности второй волны как об одном из них. Такой вариант был относительно ожидаемым, поскольку мы знаем о других, явно сезонных коронавирусах. Нам известно, что передача (R0) этих вирусов играет ключевую роль в распространении эпидемии. Если R0 превысит 1, значит, завтра количество случаев вырастет. В марте-апреле число заболевших удваивалось каждые три дня, сегодня – за десять дней. Нам удаётся лучше контролировать R0 за счёт применения профилактических и защитных мер, но, к сожалению, во Франции показатель по-прежнему превышает 1. Это означает, что мы находимся в экспоненциальной фазе распространения эпидемии. Если мы хотим более эффективно контролировать её и избежать повторного карантина, нужно принимать дополнительные меры. Поэтому мы должны лучше использовать инструменты, имеющиеся сегодня в нашем распоряжении. Ведь, в сущности, введение самоизоляции означает, что меры коллективной профилактики оказались бесполезными. Поскольку лекарства от Covid-19 не существует, нужно выявлять заболевших (в первую очередь при помощи тестов), особенно тех, у кого проявляются симптомы, и сообщать им результаты в течение суток. Затем больных необходимо изолировать в специальных учреждениях, чтобы они не заражали членов своей семьи. Сегодня мы слишком долго ждём результатов тестов, не обеспечиваем эффективную изоляцию, отлеживаем контакты заболевших в ограниченном объёме. Но мы знаем, что нужно делать. И меры следует принимать незамедлительно, политики должны позаботиться об этом.

Опубликовано 14/10/2020

На ту же тему

Репрессии против профсоюзных активистов
Видео – основное доказательство факта полицейского насилия
Страхование по безработице, пенсионная реформа, заработная плата:...
В Нагорном Карабахе начался массовый исход армян