Во Франции возвращается режим самоизоляции

Уже который месяц правительство принимает всё новые меры, но остановить эпидемию по-прежнему не способно. Число заражений растёт – и теперь государство решилось вернуть режим изоляции в масштабах страны.
Уже который месяц правительство принимает всё новые меры, но остановить эпидемию по-прежнему не способно. Число заражений растёт – и теперь государство решилось вернуть режим изоляции в масштабах страны.

Франция: пандемия снова вышла из-под контроля. Это признал президент страны Макрон в своём обращении к нации. Половинчатые меры предосторожности показали свою неэффективность, стремление избежать локаута привело к тому, что динамика заболевания резко подскочила, и теперь на территории всей страны снова вводится режим самоизоляции. Пока сроком на месяц, а дальше будет видно.

Уже который месяц правительство принимает всё новые меры, но остановить эпидемию по-прежнему не способно. Число заражений растёт – и теперь государство решилось вернуть режим изоляции в масштабах страны.

Ещё несколько недель назад никто и предположить не мог возвращения изоляции. Власти повторяли как мантру: нужно любой ценой избежать такой ситуации. Не вышло. Эммануэль Макрон «внезапно» осознал, что число случаев заражения коронавирусом растёт. Поэтому он решил приказать вернуть режим изоляции на месяц. Он сообщил об этом об этом было объявлено 28 октября, во время очередного экстренного телеобращения – слушать по телевизору кризисные выступления президента, к сожалению, стало для французов уже привычным делом.

Причиной этого радикального решения стал один очевидный факт: эпидемия вышла из-под контроля. «Вирус распространяется по территории Франции с такой скоростью, что даже самые пессимистичные прогнозы оказались слабыми», констатировал Эммануэль Макрон, подчеркнув, что, хоть комендантский час и был «полезен», его «не достаточно», чтобы сдержать эпидемию, разогнавшуюся до 30 000-40 000 заражений в день и «3 000 пациентов в реанимации». Неужели Макрон признал свою ошибку? Да нет, конечно, он лишь задался вопросом: «Всё ли мы сделали наилучшим образом? Нет, и я говорил об этом две недели назад: всегда есть что-то, что можно сделать лучше. Но мы сделали всё, что было в наших силах, и я глубоко убеждён, что, относительно информации, которой мы располагали, наша стратегия была правильной». Однако – и Макрон это признаёт – стратегия «тестировать-выявлять-изолировать» не работает при таком интенсивном распространении вируса.

Государственные больницы снова столкнулись с серьёзными проблемами. Вторая волна «будет тяжелее и гибельнее, чем первая», объявил Эммануэль Макрон. Президент Республики считает, что «в середине ноября около 9 000 человек будут в реанимации», учитывая, что число больничных мест срочно увеличат до 10 000 и более (весной их число доходило 10 700). «Мы начали переносить плановые операции», – добавил он. В связи с этим медиков просят «засучить рукава» и быть готовыми работать больше, чем когда-либо. «Мы обеспечили больницы всем необходимым» и «обучили около 7 000 санитарных работников и врачей для работы в реанимации», – заявил, тем не менее, глава государства. Медики считают, что этих мер недостаточно: уже не первый год они бьют тревогу из-за тяжёлых условий труда.

Как и весной, Франция уйдёт на месячную изоляцию с 00ч 00мин 29 октября и продлится как минимум до 1 декабря. Этот режим изоляции мало чем отличается от предыдущего: вернутся пресловутые «разрешения», без которых нельзя ни поехать на работу, ни пойти в магазин или к врачу, ни просто подышать свежим воздухом. 29 декабря по этому поводу будут голосовать депутаты Парламента. Возможность частичной изоляции для пожилых людей рассматриваться не будет, а вот визиты в дома престарелых намерены разрешить.

И всё же, новые ограничения будут не такими строгими, как минувшей весной – в основном, в интересах экономики, о которой беспокоится глава государства. Эммануэль Макрон, кстати, сам сказал, что не верит, будто здравоохранение страдает из-за экономической выгоды. А это значит, что удалённая работа, хоть и будет введена «повсеместно» там, где это возможно, не станет, однако, обязательной для всех. Некоторые работники, находившиеся на изоляции весной, на этот раз должны будут выходить на работу: это касается, в частности, госслужащих, отвечающих за приём граждан. Заводы, стройки на общественных объектах и ключевые торговые точки также не станут закрываться.

«Работа продолжится с большей интенсивностью», так как «экономика не должна ни замереть, ни обрушиться», – объявил президент. Те торговые предприятия, которые исполнительная власть сочла «не ключевыми» – в первую очередь это касается ресторанов, кафе и «места народного скопления» – должны будут приостановить свою деятельность. Таким предприятиям, а также всем самозанятым, ремесленникам, микропредприятиям, малому и среднему бизнесу – тем, кто больше всех пострадает из-за введённых мер – Макрон обещал ввести «специальный план», включающий покрытие до 1 000 евро потерянного дохода, и «денежные меры», которые дадут возможность отсрочить выплаты социальных взносов и арендной платы. Государство также частично возьмёт на себя оплату пособий по частичной безработице. Режим работы «торговых предприятий в центре города», которые должны будут закрыться в пятницу, будет пересмотрен через две недели в преддверии рождественских праздников. А вот находящемуся в бедственном положении сектору культуры надеяться не на что.

Кроме того, на этот раз оставят открытыми школы, колледжи и лицеи. Эммануэль Макрон посчитал, что «наши дети не смогли бы долго оставаться без воспитания, образования и взаимодействия со школьной системой». Он вспомнил, что закрытие учебных учреждений во время первой волны усугубило «неравенство граждан» и ударило по «ученикам школ, расположенных в бедных кварталах». Президент подчеркнул, что будут введены «ужесточённые санитарные протоколы», сообразно требованиям основных профсоюзов учителей начальной и средней школы. В свою очередь, «университеты и высшие учебные заведения перейдут преимущественно на онлайн-обучение».

Всего через пять дней после введения комендантского часа (вступившего в силу 23 октября, в полночь), 46 миллионов французов по вине правительства чувствуют себя загнанными в тупик. Хроники последних недель показывают тревожный рост заболеваемости. И проливают свет на хаотичные действия перегруженного правительства. А слишком частые публичные обращения чиновников создают впечатление, что все меры – это импровизация в условиях катастрофы. Идёт «гонка на время», как сказал Жан Кастекс 24 сентября в эфире канала France 2. Рубеж в 10 000 инфицированных за день был пройден 13 сентября, но тогда говорили лишь о закрытии, частичном или полном, баров и ресторанов.

Порог в 20 000 инфицированных за сутки был достигнут 9 октября. Несмотря на это 12 октября правительство ввело лишь весьма спорные ограничения. Премьер-министр укорил французов в «расслабленности» и заявил, что граждане «вопреки нашим предупреждениям, слегка поторопились с выводом о том, что вирус исчез». Однако в тот же день министр по вопросам туризма Жан-Батист Лемуан советует французам не отменять запланированные поездки на выходные в День всех святых.

Затем, 14 октября, последовал первый удар. Эммануэль Макрон объявил в телеэфире о введении комендантского часа в восьми крупных городах. На следующий день Франция впервые зафиксировала 30 000 заражений в сутки. Затем, 22 октября – новый антирекорд в 40 000. Ускорение распространения вируса заставило правительство установить комендантский час в 54 департаментах. «Без введения новых мер, мы за две недели дойдём до рубежа в 50 000 ежедневных заражений», – предсказал министр здравоохранения Оливье Веран. Его прогноз оказался слишком оптимистичным: печальный рубеж был пройден всего за три дня, 25 октября.

Итак, вечером 28 октября глава государства признал стратегию «не останавливать жизнь из-за вируса» и двух этапов введения комендантского часа ошибочными. Он констатировал, что «мы не справляемся с внезапным ускорением эпидемии». На самом деле, исполнительная власть не сможет даже провести оценку эффективности всех предыдущих мер. У эпидемии свои сроки: для оценки влияния решений государства на скорость распространения вируса нужно не меньше восьми-десяти дней. А решение вернуть режим изоляции на всей территории страны можно считать доказательством несостоятельности разделительной санитарной стратегии, которую адаптировали для каждой конкретной территории, и которая должна была стать фирменным «решением Кастекса».

Сиприан Каддео, Эмилио Месле

Опубликовано 28/10/2020

На ту же тему

Репрессии против профсоюзных активистов
Видео – основное доказательство факта полицейского насилия
Страхование по безработице, пенсионная реформа, заработная плата:...
В Нагорном Карабахе начался массовый исход армян