Народное недовольство пошатнуло власть

После продолжавшихся в течение всего дня столкновений между протестующими и силами безопасности, ливанская власть даёт первые трещины. Это выражается в отставке депутатов и министров.
После продолжавшихся в течение всего дня столкновений между протестующими и силами безопасности, ливанская власть даёт первые трещины. Это выражается в отставке депутатов и министров.

Ливан охвачен демонстрациями, правительство уходит в отставку. Этому предшествовали массовые акции протеста, стычки с полицией и армией и захваты министерств. Народный гнев вызвала катастрофа в порту, допущенная коррумпированной властью. Что будет дальше?

После продолжавшихся в течение всего дня столкновений между протестующими и силами безопасности, ливанская власть даёт первые трещины. Это выражается в отставке депутатов и министров.

От нашего корреспондента в Бейруте (Ливан):

«Я поменял свою метлу на верёвку, на которой я хочу повесить тех политиков, которые виновны в наших бедствиях». 24-летний Рами быстрым шагом идёт по направлению к площади Мучеников, расположенной в центре города, чтобы выразить своё негодование в адрес политического класса. Вместе с десятками других людей он весь день добровольно участвовал в разборе завалов на одной из улиц города и помогал жителям приводить в порядок квартиры, повреждённые в результате двух взрывов, которые произошли 4 августа. Эту дату ливанцы называют теперь днём «катастрофы».

По призыву организаций, как известных, так и анонимных, толпа протестующих разрастается прямо на глазах. Потребность в переменах, желание выразить своё негодование или отвращение и неприятие политического класса – у каждого человека есть своя собственная мотивация и свои собственные соображения. Но всех объединяет общее возмущение беспечностью властей, которые, похоже, оказались беспомощными перед столь масштабной катастрофой. «Кроме мобилизации ливанской армии государство ничего не делает, чтобы облегчить наши страдания», – возмущается молодой человек.

Ливанская армия принимает участие в ликвидации последствий взрывов в порту Бейрута и пытается найти выживших или тела погибших. Ей помогают команды спасателей из десятков стран. Что касается правительства, то оно блистательно отсутствует. Губернатор Бейрута сообщил о 300 000 человек, оставшихся без крова, но нет никакого плана по их расселению. Для приёма пострадавших не задействована ни одна гостиница и не развёрнута ни одна палатка. Потерявшие своё жильё люди были вынуждены сами искать выход из ситуации.

Площадь Мучеников полностью заполнена людьми. На ней установили макеты виселиц, и на некоторых верёвках висят чучела или портреты, изображающие президента Ливана Мишеля Ауна, премьер-министра Хасана Диаба или генерального секретаря «Хезболлы» Хасана Насраллы. «А где же другие – Валид Джумблат, Саад Харири, Фуад Синьора, опустошившие государственную казну со своими подельниками на многие годы вперёд?» – задаётся вопросом сорокалетний Мага.

Толпа неоднородна. Одни группы скандируют лозунги против «террористической Хезболлы», другие хотят «падения режима» или ликвидации конфессиональной системы. Ну а третьи клеймят «власть банков». Единственное, что объединяет протестующих – сильное недовольство властью. «Я потерял работу, банки лишили меня моих сбережений, и теперь из-за преступной халатности я остался без дома. Я в отчаянии. Я хочу, чтобы все они ушли в отставку», – жалуется надломленным голосом 60-летний инженер Тарек. Протестующие собираются тысячами со всей страны. Десятки автобусов привозят демонстрантов с севера или с долины Бекаа. Пытаясь остановить толпу, полиция по борьбе с уличными беспорядками блокирует улицы, ведущие к парламенту Ливии. Помощь полиции оказывают армейские подразделения.

В середине дня напряжение усиливается, когда группы возмущённых молодых людей пытаются подойти к Парламенту, являющимся символом политической системы и основным конституционным органом Ливана. Ситуация накаляется, и между протестующими и силами правопорядка вспыхивают ожесточённые столкновения. Насилие очень быстро приобретает крайние формы, ещё не виданные во время стихийных выступлений последних месяцев. Для разгона толпы полиция применяет слезоточивый газ и резиновые пули. Демонстранты забрасывают полицию камнями и другими предметами и поджигают машины. Улицы превращаются в поле битвы. Небольшой группе участников протестов удаётся прорваться к Парламенту через брешь в заслоне. Так как полиция по борьбе с уличными беспорядками не справляется с натиском толпы, вмешивается армия. После шестичасовых столкновений силы правопорядка снова берут ситуацию под контроль и оттесняют демонстрантов.

Площадь Мучеников начинает пустеть только тогда, когда открывается огонь на поражение настоящими, а не резиновыми пулями. Итог ужасен. Один погибший полицейский, 223 раненых с обеих сторон и большое количество повреждений, не говоря уже о разрушениях, вызванных двумя взрывами, которые произошли во вторник.

В то же время группа участников протестов под командованием бывших военных захватывает официальную резиденцию Министерства иностранных дел Ливана, сильно разрушенную в результате взрывов. Она объявляется «штаб-квартирой революции». Потом протестующие будут выбиты оттуда армейским спецназом. Разграблены расположенные на улице рядом с центром города здания Министерств экономики и экологии, а хранившиеся там документы сожжены или выброшены из окон.

Правительство испытывает давление не только со стороны ливанского народа, но и со стороны политических кругов. Сразу же после похорон погибшего в результате взрывов генерального секретаря правой христианской партии «Катаиб», объявили о своей отставке входившие в состав Парламента её лидер Сами Жмайель и два его однопартийца. То же самое сделал независимый депутат Полетт Якубян. Но первым череду громких отставок открыл, демонстративно покинув Парламент во вторник вечером, представитель общины друзов Марван Хамаде. В свою очередь, в воскресенье ушёл и бывший член партийного блока, близкого к президенту Ливана, богатейший бизнесмен Нехмат Фрейм.

Разумеется, для расстановки политических сил отставка 6 из 128 депутатов Национальной Ассамблеи не имеет решающего значения. Но цель этих отставок заключается в том, чтобы вызвать цепную реакцию и затем провести досрочные выборы в Парламент. Парламентское большинство состоит из коалиции, объединяющей основанное Мишелем Ауном Свободное патриотическое движение (партия ливанских христиан), «Хезболлу», связанное с шиитской общиной Ливана движение «Амаль» и независимых депутатов из разных общин. Лидер христианской партии «Ливанские силы» Самир Джааджаа, заявил, что его депутаты уйдут в отставку только в том случае, если досрочные выборы будут проходить на следующий же день. На нынешней стадии кризиса пока ещё нет перспектив отставки самого крупного суннитского блока, лидером которого является бывший премьер-министр Саад Харири.

На фоне всех этих событий премьер-министр Хасан Диаб принял решение сбросить балласт. В субботу он заявил к всеобщему удивлению, что в понедельник предложит кабинету министров проект закона о проведении досрочных выборов. Он утверждает, что готов оставаться у власти ещё два дополнительных месяца, чтобы дать политическим партиям время на переговоры об основах будущей власти. Но этой жертвы слишком мало, чтобы остановить деградацию исполнительной власти. В воскресенье близкая к лидеру общины друзов Валиду Джумблату министр информации Манал Абдель Самад сдалась «на милость ливанскому народу», извинившись перед ним за то, что «не сумела оправдать его ожиданий». На фоне слухов о будущих отставках Хасан Диаб собрал большинство своих министров, чтобы отговорить их уходить в отставку в индивидуальном порядке. Предполагается, что премьер-министр может объявить об отставке правительства в этот понедельник в том случае, если его предложение о проведении досрочных выборов не будет принято. И тогда Ливан будет ввергнут в жесточайший кризис на уровне исполнительной власти – в новый кризис в дополнение ко всем остальным.

Опубликовано 10/08/2020

На ту же тему

Вторая волна Covid-19: два возможных сценария
Брексит и мир в Ирландии
Возмущённые «амиши»
Трамп воюет с Международным уголовным судом