Бразилия: армия и свободный рынок

Призванные защищать национальный интерес, бразильские военные теперь прислушиваются к сигналам из Вашингтона и становятся всё более убеждёнными сторонниками ультралиберализма. Ещё никогда со времён диктатуры в правительстве не было столько офицеров.
Призванные защищать национальный интерес, бразильские военные теперь прислушиваются к сигналам из Вашингтона и становятся всё более убеждёнными сторонниками ультралиберализма. Ещё никогда со времён диктатуры в правительстве не было столько офицеров.

Количество военных в правительстве Болсонару велико как никогда со времён падения военной диктатуры. Однако сами военные всё больше отходят от роли гаранта национального суверенитета и независимого развития, превращаясь в проводника либерализма и неоколониализма.

Символом этого может стать продажа Embraer, некогда основанной бразильскими военными третьей по величине авиакомпании в мире, Боингу. Зато взамен Бразилия получила статус ключевого союзника США за пределами НАТО.

Как далеко готовы зайти бразильские военные в поддержке Болсонару и его стремления установить новую диктатуру?

Призванные защищать национальный интерес, бразильские военные теперь прислушиваются к сигналам из Вашингтона и становятся всё более убеждёнными сторонниками ультралиберализма. Ещё никогда со времён диктатуры в правительстве не было столько офицеров.

10 июля Дональд Трамп прибыл в город Дорал, штат Флорида, в сопровождении министра обороны Марка Эспера и главы Южного командования, адмирала Крэйга Фоллера, чтобы обсудить итоги борьбы с незаконным оборотом наркотиков с латиноамериканскими «партнёрами». «Знаете, при игре в гольф или бейсбол каждому хочется, чтобы на поле рядом с ним были самые лучшие игроки. И сегодня среди нас, несомненно, есть такие победители», – заявил Фоллер, представляя генерал-майора Дэвида, в прошлом офицера армии Колумбии, а ныне «одного из лучших представителей вооружённых сил Бразилии», делегированного «нашим бразильцем – президентом Болсонару». «Поприветствуйте его», – распорядился Дональд Трамп. Офицеры встали. «Бразильцы заплатили за то, чтобы он прибыл сюда (…) Он работает со мной, – с удовлетворением отметил Фоллер. – Вы знаете, что Бразилия поддерживает нас со времён Второй мировой войны, и наши отношения только укрепляются, господин президент». «Это здорово!» – воскликнул Трамп.

Так выглядит ошеломляющее превращение Бразилии в военный протекторат США, предвестниками которого были продажа в 2018 году концерну «Боинг» авиастроительной компании Embraer, созданной бразильскими вооружёнными силами, а также возведение Бразилии в ранг «привилегированного союзника» за пределами НАТО в марте 2019 года, после первого визита Болсонару в Белый Дом, и согласие бразильских властей на использование Вашингтоном космодрома Алкантара.

После прихода к власти в начале 2019 года президента Жаира Болсонару и его правительства, министр иностранных дел Эрнесто Араухо задавал тон государственной политике своими заявлениями о том, что на территории Бразилии планируется разместить американскую военную базу: «Мы стремимся расширить наше сотрудничество с Соединёнными Штатами во всех областях. Эта база станет одним из элементов той обширной программы, которую мы намерены разрабатывать совместно с США». Полная противоположность «стратегии национальной обороны», принятой в 2008 году правительством президента Лула, главным принципом которой была «независимость Бразилии». Такое следование командам из Вашингтона свидетельствует об отказе от стремления к суверенитету, традиционно присущего армии, а ведь именно оно сыграло решающую роль, пусть даже вопреки воле крупных землевладельцев, в становлении основ национальной промышленности во имя «идеологии развития», составлявшей ядро всех стратегических построений.

Пришедший к власти в результате экономического и политического кризисов, Жаир Болсонару сумел объединить вокруг себя представителей самых разных, даже центробежных, политических сил. В демократическом государстве, разрушенном в результате переворота 2016 года, военные стали опорой политического устройства страны. Со временем сформировалась новая правая сила, основанная на сочетании антикоммунизма, религиозного радикализма и рыночного фундаментализма. В рамках этой тенденции армия окончательно перешла на либеральные позиции, в то время как высшие офицеры приветствовали «высвобождение националистической энергии», которое, по их мнению, стало возможным благодаря избранию их ставленника.

Заняв ключевые посты в стратегических министерствах, на всех уровнях государственного аппарата и в Конгрессе, военные, которые сегодня ещё более многочисленны в кабинете министров, чем это было при диктатуре, являются сегодня реальными действующими лицами той политики отказа от социальных завоеваний, ослабления государственного регулирования и приватизации государственных предприятий, которую начал Мишел Темер и развил Жаир Болсонару. В правительстве царит полное единодушие, никакие трения или распри между его членами не становятся достоянием гласности. До сих пор оно неизменно поддерживало президента. В апреле вынужден был покинуть свой пост министр здравоохранения Луис Энрике Мандетта, не согласный с тем преступным пренебрежением карантинными и санитарными мерами в период пандемии Covid-19, которое демонстрировал Болсонару. Месяцем позже та же участь постигла его преемника, Нельсона Тейча. Пользуясь поддержкой при принятии самых одиозных решений, президент старается утвердить независимость не только свою, но и своего клана…

Долгий тернистый путь в парламентских коридорах (с 1991 по 2019 годы) дал Жаиру Болсонару достаточно времени для того, чтобы поразмыслить над тем, каким должен быть идеальный правящий режим, при котором демократические институты совершенно лишены независимости. Со дня своего прихода к власти он не прекращает нападки на Конгресс, надеясь полностью подчинить его своей воле. В конце февраля Болсонару разослал своим приближённым видеозапись с призывом организовать манифестации, чтобы защитить его от законодательной и судебной властей – «врагов Бразилии», которые якобы мешают ему работать (а на самом деле не позволяют принимать противоречащие конституции решения) и держат в своих руках ключ к началу процедуры импичмента (по этому поводу уже было подано 40 заявлений). Президента поддержал глава его службы безопасности, престарелый генерал Аугусто Элено, который скучает по временам диктатуры, периодически предлагает Конгрессу «пойти куда подальше» и обещает устроить государственный переворот, если Верховный суд не отменит возможность объявления импичмента. «Несмотря на то что и Конгресс, и судебная власть принимали участие в свержении Дилмы Русеф в 2016 году, оба эти института власти по-прежнему считаются врагами Болсонару», – говорит Беатрис Оливейра, преподаватель права в федеральном университете Санта-Мария (Риу-Гранду-ду-Сул). Попытки дискредитировать Конгресс, в котором президенту не удаётся заручиться поддержкой большинства, сопровождаются идеологическим натиском. По словам Болсонару, «абсолютный парламентаризм» – выдумка левых и прессы. Он подчиняет себе судебную систему, назначая судей из числа своих сторонников и ставя перед ними задачу превращения правосудия в оружие борьбы с оппозицией.

Для этого ему даже не требуется военная сила: президент Бразилии действует более чем настойчиво, подобно Дональду Трампу, демонстрирует презрение к журналистам, поддерживает нападения на репортёров во время проправительственных манифестаций и одобряет граффити с призывом «убивать каждый день по журналисту».

Пока главу в государстве есть механизмы, сдерживающие президентскую власть. Но надолго ли? А проблемы в стране всё нарастают Бразильский институт географии и статистики публикует информацию о безработице. От министерства здравоохранения невозможно получить достоверную информацию о распространении Covid-19. Правительство упраздняет один за другим органы надзора за экологической ситуацией, мешающие реализовывать его проекты, в частности, закон, разрешающий вести сельское хозяйство и добычу полезных ископаемых на землях, населённых коренными народами. В стране, переживающей тяжёлые времена, где безработица растёт не по дням, а по часам, высокая смертность от коронавируса и некрополитика, проводимая Болсонару во имя «сохранения экономики», способны изменить ситуацию. Военные дают понять: несмотря на занимаемые важнейшие должности в системе здравоохранения, они не несут ответственности за ошибки президента, чьё имя уже фигурирует во многих исковых заявлениях в Международный уголовный суд. Возможно, Жаир Болсонару попытается укрепить свой авторитет за счёт положений статьи 142 бразильской конституции, дающих ему право на использование против парламента военной силы для поддержания «законности и порядка», но в этом случае существует риск разрушить единство армейских рядов. Согласятся ли военные на такую авантюру? Если разум всё же одержит верх, то президент Болсонару, капитан, уволенный в своё время из армии за подготовку взрыва в туалете казармы, может снова оказаться в президентском кресле.

Роза Мусауи, Лина Санкари

Опубликовано 23/07/2020

На ту же тему

Передовые отряды борцов с Сovid-19: Ни признательности,...
Кремниевая долина – блеск и нищета стартапов....
Ален Шуэ: «Мы знали, что члены королевской...
Трамп и гипотеза об очередном «антиамериканском заговоре»