Противостояние Москвы и Анкары беспокоит Париж и Каир

Все субъекты, вовлечённые в ливийский конфликт, стремятся укрепить свои позиции в преддверии возможных переговоров. Парламент Тобрука не возражает против вмешательства Египта в случае «угрозы».
Все субъекты, вовлечённые в ливийский конфликт, стремятся укрепить свои позиции в преддверии возможных переговоров. Парламент Тобрука не возражает против вмешательства Египта в случае «угрозы».

Египет готовится ввести войска в Ливию. Палата представителей Ливии, базирующаяся в Тобруке, санкционировала привлечение египетских сил в случае угрозы со стороны Правительства национального согласия и Турции.

Наступление Халифы Хафтара на Триполи могло закончить гражданскую войну в Ливии, не прекращающуяся после падения Джамахирии. Однако вмешательство Турции склонило чашу весов в пользу ПНС. Ливийская национальная армия (возглавляемая Хафтаром и признающая власть Палаты представителей) потерпела поражение и была отброшена к Сирту.

Все субъекты, вовлечённые в ливийский конфликт, стремятся укрепить свои позиции в преддверии возможных переговоров. Парламент Тобрука не возражает против вмешательства Египта в случае «угрозы».

«Любое прямое вмешательство Египта приобрело легитимность на международном уровне, независимо от того, основывается она на Уставе ООН, закрепившем право на самооборону, или на признании единственной законной власти, избранной ливийским народом – Парламентом Ливии (базируется на востоке страны – прим. ред.). «Если народ Ливии попросит нас вмешаться в конфликт, это будет сигналом миру, что у Египта и Ливии есть общие интересы в вопросах стабильности и безопасности», – заявил 20 июня 2020 года президент Египта Абдул-Фаттах Халил Ас-Сиси, и всем стало понятно, что его слова надо воспринимать всерьёз. Дело в том, что Каир безоговорочно поддерживающий маршала Хафтара, совершенно неожиданно для себя обнаружил, что, оказавшись у ворот Триполи после восьмимесячной военной кампании, не способен преодолеть последние преграды и овладеть столицей Ливии. Более того, вмешательство Турции, пришедшей на помощь Правительству национального согласия (ПНС-GNA), которое фактически представляет собой президентский орган власти под руководством Фаиза Сараджа, существенно изменило ход кампании. Войскам Хафтара пришлось отступить. В центре внимания мировой общественности сейчас находится город Сирт, вокруг которого концентрируются войска ПНС и Турции.

В этой войне, которую некоторые аналитики называют «proxy war» (опосредованная война, война чужими руками или война по доверенности) противостояние приобретает новые формы из-за различных внутренних противоречий и актов внешнего вмешательства с обеих сторон. В результате масштабных действий Турции линии фронта изменились, но война от этого только усилилась. В ночь с понедельника на вторник, поддерживающий Халифу Хафтара Парламент Ливии, заседания которого проходят в Тобруке, заявил, что не будет возражать против возможного вмешательства египетской армии в ответ на действия Турции в Ливии в случае «угрозы». Тем более что маршал Хафтар, несмотря на отступление, по-прежнему контролирует восток страны и южные районы, где находятся нефтяные скважины. Кроме Египта маршала поддерживают Объединённые Арабские Эмираты и Россия. Что же касается Франции, то она больше не скрывает, что помогла ему, предоставив необходимую информацию. И без того крайне плохие отношения между Парижем и Анкарой осложнились в последние недели ещё больше в связи с морским инцидентом с участием этих двух стран-членов НАТО, которые сегодня находятся в состоянии конфронтации.

Ситуация может взорваться в любой момент. На прошлой неделе министр иностранных дел ОАЭ Анвар Гаргаш предостерёг мировое сообщество: «Барабаны войны, которые звучат всё громче в районе Сирта, несут в себе серьёзную угрозу и могут привести к опасным гуманитарным и политическим последствиям». Гаргаш призвал к прекращению огня, но Турция, позиции которой сильны, отказывается делать это и требует возвращения в зону влияния ПНС города Сирта и авиабазы Аль-Джуфра ещё до перемирия. Как начинать новые, так называемые мирные переговоры в таких условиях? Эта проблема стоит перед всеми участниками конфликта. На сегодняшний день ключевыми игроками в Ливии являются Россия и Турция, которые находятся в противоположных лагерях (Россия поддерживает Хафтара, а Турция – Фаиза Сараджа), даёт серьёзный повод для беспокойства. Не хочет отставать от ключевых игроков и Египет, тем более что проблемы, связанные со строительством Великой эфиопской плотины «Возрождение» на Голубом Ниле, вызывают у него опасения по поводу возможного резкого уменьшения запасов воды, что может привести к катастрофическим последствиям экономического, социального и политического характера.

Франция, с 2003 года основательно увязшая в этой войне, тоже выражает беспокойство. «Очень важно, чтобы Европа активнее занималась решением геополитических вопросов в Средиземноморье, не оставляя судьбу региона на откуп другим державам», – заявил в понедельник Эммануэль Макрон в обращении к военным, имея в виду в первую очередь Турцию и Россию, но не называя их. Глава Республики также говорил о стабильности Ливии, что имеет принципиальное значение для Европы и Сахеля. По инициативе Парижа Европейский союз изучает возможности принуждения Анкары к соблюдению международных обязательств. Что же касается США, то, похоже, что позиция Турции не вызывает у них недовольства. Недавно в НАТО заявили о присутствии России в Ливии, но ни словом не обмолвились о находящихся там войсках Турции.

Опубликовано 15/07/2020

На ту же тему

Передовые отряды борцов с Сovid-19: Ни признательности,...
Кремниевая долина – блеск и нищета стартапов....
Ален Шуэ: «Мы знали, что члены королевской...
Трамп и гипотеза об очередном «антиамериканском заговоре»