30 июня 1960 года в Генуе прошла массовая демонстрация антифашистов

Через 15 лет после смерти Муссолини, с благословения правительства на авансцену политической жизни Италии вышло Итальянское социальное движение (MSI), позиционирующее себя как фашистское. Последней провокацией стало намерение этой партии провести съезд в Генуе – городе, известном как один из центров движения Сопротивления. В городе вспыхнули выступления протеста, вскоре охватившие всю страну...
Через 15 лет после смерти Муссолини, с благословения правительства на авансцену политической жизни Италии вышло Итальянское социальное движение (MSI), позиционирующее себя как фашистское. Последней провокацией стало намерение этой партии провести съезд в Генуе – городе, известном как один из центров движения Сопротивления. В городе вспыхнули выступления протеста, вскоре охватившие всю страну...

История борьбы. Спустя пятнадцать лет после окончания Второй мировой войны в Италии начало поднимать голову неофашистское Итальянское социальное движение (MSI). MSI стало оказывать всё большее влияние на правительство христианских-демократов. Складывающаяся тревожная ситуация стала толчком к подъёму антифашистских настроений в стране, которая ещё слишком хорошо помнила последствия пребывания фашистов у власти.

Решение MSI провести съезд в Генуе, знаковом для итальянского Сопротивления городе, стало последней каплей. Сотни тысяч человек вышли на улицы, чтобы помешать неофашистам осуществить задуманное. Полиция была заранее усилена готовилась к разгону демонстраций, однако была вынуждена отступить под натиском антифашистов. Съезд был отменён, а последовавшие события привели к падению правительства консервативного крыла христианских демократов и установлению левоцентристского правительства.

Через 15 лет после смерти Муссолини, с благословения правительства на авансцену политической жизни Италии вышло Итальянское социальное движение (MSI), позиционирующее себя как фашистское. Последней провокацией стало намерение этой партии провести съезд в Генуе – городе, известном как один из центров движения Сопротивления. В городе вспыхнули выступления протеста, вскоре охватившие всю страну…

В Генуе «коричневая чума» не пройдёт.

Массовая антифашистская манифестация, состоявшаяся 30 июня 1960 года в Генуе, переросла в ожесточённые столкновения. Её участники вышли на улицы, чтобы выразить протест против проведения в этом городе, удостоенном Золотой медали Сопротивления, съезда Итальянского социального движения (MSI), который должен был состояться двумя днями позже. Эта праворадикальная партия с момента её создания в 1946 году подчёркивала свою преемственность фашизму и Итальянской социальной республике (RSI) – марионеточному государству во главе с Муссолини, подчинявшемуся приказам своих союзников-нацистов (существовало с октября 1943 по апрель 1945 года). Жители Генуи не сочли возможным терпеть подобную провокацию. В городе начались беспорядки. Горожане широко поддерживали 100 000 манифестантов: из окон домов, расположенных в исторической части Генуи, на полицейских и военных, направленных на подавление демонстрации, обрушился град самых различных предметов, от шкафов до цветочных горшков, так что стражи порядка были вынуждены отступить под натиском протестующих. Сотни молодых людей (портовые грузчики, рабочие, студенты) спонтанно примкнули к бывшим бойцам Сопротивления, членам левых партий и профсоюзным активистам, ведь в тот момент условия благоприятствовали «неожиданным встречам». Лидеры социалистов и коммунистов были поражены силой народного возмущения и массовыми протестами молодёжи. Стычки между стражами порядка, активистами ультраправых объединений и антифашистами напомнили о противоречиях периода гражданской войны 1943–1945 годов. Свыше 160 полицейских получили ранения, их автомобили были сожжены.

Для восстановления порядка были предприняты жёсткие действия: утром 30 июня важнейшие места в городе наводнили люди в военной форме. Такие исключительные меры, обычно обусловленные объявлением чрезвычайного положения, были введены по решению префектов, которые пользовались теми же полномочиями, что и во времена фашистского правления, и в условиях «холодной войны» воспринимали социально-политические конфликты как попытки диверсии со стороны коммунистов.

Действия властей служат иллюстрацией напряжённости, которая была свойственна итальянскому обществу, начале 1960-х годов переживавшему период глубоких перемен. Раздираемая внутренними противоречиями Христианско-демократическая партия, возглавлявшая страну с 1945 года, оказалась неспособна дать достойный политический ответ на социально-культурные потрясения, сопровождавшие экономический бум в Италии. Партия раскололась на реформистское крыло, поддержавшее альянс правительства с Итальянской социалистической партией (PSI), и консервативный блок, члены которого считали это политическое объединение «троянским конём» Итальянской коммунистической партии.

Разногласия, накопившиеся за несколько лет, выплеснулись наружу, когда член Христианско-демократической партии Фернандо Тамброни, в апреле 1960 года назначенный председателем Совета министров, создал правительство, пользовавшееся чрезвычайно важной поддержкой извне со стороны ультраправых (MSI). Тамброни заручился доверием Палаты депутатов благодаря голосам заседавших в ней неофашистов. MSI, исключённая из правительственных коалиций, могла претендовать на важную роль в формировании органов исполнительной власти и таким образом вырваться из политической и культурной изоляции, в которой она пребывала с момента своего создания в 1946 году. Табу было снято как раз в тот момент, когда в стране всё чаще стали проходить неофашистские выступления антисемитской направленности. Это привело к отставке трёх министров (все они были членами партии христианских демократов), а в расположенном менее чем в 200 километрах от Генуи Ливорно – бастионе коммунистов – с 19 по 22 апреля развернулась настоящая уличная война, в которой сошлись подразделения десантников под командованием ветеранов RSI и молодёжь, поддержанная Компартией Италии. События в Ливорно показали, что в стране вновь начало набирать силу антифашистское движение.

В этой неспокойной ситуации 14 мая пришло известие о том, что со 2 по 4 июня в Генуе состоится 6-й съезд MSI. Делегаты планировали собраться в находящемся недалеко от мемориала героям Сопротивления театре. Председательствовать на собрании должен был чиновник, возглавлявший префектуру Генуи в 1943–1944 годах. Местные жители сочли столь откровенную провокацию совершенно недопустимой. MSI уже не первый раз собирал сторонников в городе, известном своим отчаянным сопротивлением фашизму и нацистской оккупации, но тогда, летом 1960 года, соотношение сил между политическими партиями позволило MSI выйти на передний край. В последних числах июня антифашистское движение приняло общенациональный масштаб, что нашло отклик в призывах социалистической и коммунистической партий, Итальянской Всеобщей конфедерации труда (ИВКТ) и объединений бывших бойцов Сопротивления. 28 июня, выступая на проходившем на Пьяцца делла Виттория в Генуе митинге, бывший «partigiano» Сандро Пертини, видный деятель итальянского социалистического движения, резко осудил бесчинства «нацифашистов» и призвал не допустить проведения съезда. Два дня спустя в городе вспыхнули волнения.

Однако эти события не застали врасплох правительство страны: власть понимала, что манифестация 30 июня чревата массовыми беспорядками. 26 июня в Генуе и её окрестностях было введено осадное положение. Территорию города разделили на сектора, было решено не пропускать колонны протестующих в «красную зону», расположенную в историческом центре, все подъезды к городу строго контролировались полицией. От префектов поступали тревожные сообщения, стражи порядка регистрировали делегации бывших партизан, прибывавшие в столицу Лигурии. Председателю Совета министров доложили о приезде в город 150 ультраправых активистов, готовых к самым решительным действиям. В ответ правительство заняло непреклонную позицию и приступило к вооружению подразделений по охране общественного порядка, что сделало ещё более унизительным их отступление под натиском протестующих, а стремление взять реванш только возросло. В этих условиях правительству оставалось лишь подавить уличные беспорядки, пусть даже прибегнув к использованию военных.

Вечером 30 июня волна антифашистских выступлений захлестнула Турин, и на следующий день MSI сообщила об отмене съезда. Но волнения продолжались. Манифестанты настаивали на том, чтобы отправить Тамброни в отставку и объявить неофашистскую партию вне закона. 5 июля в городе Ликата (Сицилия) силы правопорядка жестоко разогнали колонну демонстрантов, шедшую под лозунгами социального и антифашистского характера: полиция открыла огонь, один рабочий был убит. На следующий день конные карабинеры разогнали участников антифашистской акции в Порта Сан Паоло – знаковом городе итальянского Сопротивления. 7 июля в городе Реджо-Эмилия, в самом сердце красной Эмилии, полицейские в течение получаса стреляли по участникам манифестации, убив пятерых из них (одного каменщика и четырёх рабочих, трое из которых были коммунистами) и ранив несколько десятков человек. 8 июля ИВКТ призвала устроить всеобщую забастовку протеста против полицейского насилия в Реджо-Эмилии. Проходившие по всей стране демонстрации с участием бывших бойцов Сопротивления, профсоюзных деятелей, рабочих и студентов были кроваво подавлены: четыре человека погибли в Катании и в Палермо.

На фоне активизации протестных выступлений, с которыми власть так и не смогла справиться, 19 июля Тамброни был вынужден уйти в отставку. Стало очевидно, что «церковно-фашистский» альянс Христианско-демократической партии и MSI зашёл в политический тупик, и путь к формированию левоцентристского правительства был открыт. Кризис 1960 года способствовал углублению политических противоречий в итальянском обществе, и без того переживавшем период разобщённости, создал почву для политической нестабильности и вывел на поверхность целый ряд новых социальных явлений.

Самое активное участие в манифестациях принимали «молодые люди в полосатых футболках», как называла их пресса, имея в виду модную в то время одежду. Они заняли видное место в общественном пространстве, стали новой политической силой и заметным социальным явлением в международном контексте, так как за несколько месяцев молодёжь превратилась в двигатель политической мобилизации. Например, в Японии решение правительства продлить договор о военном сотрудничестве с США, принятое в январе 1960 года, вызвало активный протест, который перерос в уличные беспорядки, когда ультраправые группировки выступили на стороне полиции в столкновениях с левыми активистами. В апреле того же года в Южной Корее прошли студенческие манифестации, за которыми последовала отставка правительства. Эти события, широко освещавшиеся в прессе и на телевидении, приобрели широкий резонанс на полуострове и стали катализатором протестной активности. В Италии молодёжь бок о бок с бывшими бойцами Сопротивления выступила в защиту демократических прав, доставшихся дорогой ценой, и сражалась против авторитарных тенденций, проявлявшихся в действиях властей, возродив тем самым антифашистское движение. Отвергнув предложения наиболее консервативных и реакционных сил Италии, молодые антифашисты ассоциировали свою идеологию с одним из проявлений современности в политике.

События лета 1960 года дали пищу для самых различных исторических трактовок. Тема «законного бунта» против возрождавшегося фашизма и политического насилия пробудила воспоминания и стала поводом для акций левых сил. В Реджо-Эмилии, где память об июле 1960 года жива и по сей день, площадь, на которой погибли пятеро манифестантов, 7 июля 2010 года была переименована в площадь Мучеников, а на месте, где были убиты участники демонстрации, теперь растут платаны. Тогда, через пятнадцать лет после окончания Второй мировой войны, эти июльские дни стали датой начала возрождения «антифашизма в действии», горнилом республиканской идентичности, вышедшей на передний план в 1968 году.

С другой стороны, события весны и лета 1960 года повлекли за собой мобилизацию сил, близких к праворадикалам, которые получили самую горячую поддержку со стороны наиболее реакционных представителей католической иерархии. В 1960-е годы эти политические объединения противостояли реформаторским устремлениям левоцентристских правительств и в течение двух десятилетий косвенно оказывали содействие гражданским и военным чиновникам из числа убеждённых антикоммунистов. Тяжёлое поражение, которое нанесли силам правопорядка генуэзские манифестанты, дало ещё один козырь в руки тем представителям правых политических сил, которые отождествляли манифестацию с угрозой государственного переворота, оправдывая этим жестокое подавление социально-политических конфликтов.

Сорок лет спустя, 20 июля 2001 года, гибель Карло Джулиани от рук карабинера во время манифестации против саммита G8 в Генуе, напомнила о тех разногласиях. Стало очевидно, что методы поддержания общественного порядка, которые за период с 1945 года до конца 1970-х стали причиной гибели более чем 120 манифестантов, вновь набирают популярность.

Опубликовано в воскресном номере от 28 – 24 июня 2020 г.

На ту же тему

50 лет – ещё слишком молод для...
В год 75-летия ООН её роль как...
Министр финансов Германии и финансовые скандалы
Правительство отчитывается о своих действиях в период...