Вперёд в прошлое с новым правительством

Перестановки в правительстве, подготовленные Эммануэлем Макроном, свидетельствуют о неспособности президента Республики к системным изменениям. Никаких кардинальных изменений не будет. Он намерен любой ценой придерживаться прежнего пагубного курса.
Перестановки в правительстве, подготовленные Эммануэлем Макроном, свидетельствуют о неспособности президента Республики к системным изменениям. Никаких кардинальных изменений не будет. Он намерен любой ценой придерживаться прежнего пагубного курса.

Эммануэль Макрон объявил о перестановках в правительстве. Эдуар Филипп ушёл с поста премьер-министра, его место занял Жан Кастекс. Всё свидетельствует о том, что курс на неолиберальные реформы и перераспределение богатств от рабочего класса к буржуазии остаётся прежним, просто сильная и слишком самостоятельная фигура Филиппа заменена на «серого» и исполнительного технократ Кастекса.

«Юманите» наметила основные пункты реальной (а не декларируемой) программы правящего класса:

  • Проведение пенсионной реформы, переход к балльной системе 
  • Вместо борьбы с безработицей – субсидии для сокращающих персонал компаний и увеличение рабочего времени для трудящихся
  • Дальнейшее сокращение госсектора в системе здравоохранения
  • Налоговая политика в интересах самых богатых
  • Продвижение антиэкологических договоров о свободной торговле под треск речей о важности окружающей среды
  • Перекладывание ответственности с центрального правительства на регионы и рост территориального неравенства под видом децентрализации.

Перестановки в правительстве, подготовленные Эммануэлем Макроном, свидетельствуют о неспособности президента Республики к системным изменениям. Никаких кардинальных изменений не будет. Он намерен любой ценой придерживаться прежнего пагубного курса.

Уже определён состав нового правительства Макрона. Ушёл Эдуар Филипп, занимавший должность премьер-министра в течение трёх лет и, по мнению президента Республики, ставший слишком популярным. Жан Кастекс будет главой правительства в ближайшие два года, в течение которых Эммануэль Макрон будет активно готовиться к своему переизбранию в 2022 году и продолжать свои ультралиберальные реформы. И кому бы ни достались двадцать портфелей министров, всем понятно, что глава государства не способен к системным изменениям. «Мы вернёмся к нормальной жизни только тогда, когда сделаем нужные выводы и проведём серьёзные изменения, как это не раз бывало при подобных кризисах», – пообещал глава государства… в 2018 году. В самый разгар движения «жёлтых жилетов» президент пошёл на минимальные уступки, чтобы ему не мешали следовать намеченному курсу. Во время эпидемии Covid-19 он избрал ту же самую стратегию: с одной стороны, Эммануэль Макрон призвал всех «измениться», при этом в том же самом обращении 14 июня он выдал: «Не думаю, что для преодоления возникших трудностей мы должны менять сделанное». Прошедшее в понедельник обновление правительства доказывает как раз последнее.

1. Пенсионная реформа всё ещё в проекте.

Президент Республики твёрдо держится за идею провести реформу: если он предстанет перед избирателями президентской кампании 2022 года, ему обязательно понадобится трофей в виде распределительной пенсионной системы. Для него это способ дополнить свой имидж президента «реформатора» в глазах правых и центристских избирателей. «Пенсионная реформа должна состояться», – отрезал он, уточнив, правда, что она «не может быть принята без некоторых изменений». Судя по всему, у исполнительной власти сейчас две цели: сохранить, хотя бы частично, проект балльной пенсионной системы и как можно скорее увеличить сроки обязательных отчислений в фонд под предлогом восстановления финансового равновесия страны. Однако представители профсоюзов и предпринимателей встретили эту идею крайне недоброжелательно. Это «сейчас не главное, так как кризис выявил проблемы с рабочими местами, увольнениями, бедностью, и в первую очередь стоит решить именно эти вопросы», – заявил Лоран Берже (Французская демократическая конфедерация труда, CFDT), который, правда, поддерживает балльную пенсионную систему. Решительно против позиции президента выступили Филипп Мартинес (ВКТ), Ив Верье (Рабочая сила, FO) и Франсуа Оммриль (Французская федерация менеджмента, CFE-CGC). Глава MEDEF (Движение предприятий Франции) Жоффруа Ру де Безьё, со своей стороны, считает, что разумнее всего было бы объявить «паузу» и повременить с нововведениями.

2. Безработица: небывалый кризис и старые рецепты.

Renault, Airbus, Air France, Nokia… Как в коммерческом, так и в промышленном секторах всё больше предлагается планов по увольнениям, так называемые «планы сохранения занятости». «Рабочие места сокращают тысячами», как сказал Ив Верье, генеральный секретарь FO. После введения режима частичной безработицы, который позволил избежать сиюминутных тотальных увольнений, правительство задействовало миллиарды евро государственной помощи, чтобы не допустить разорения бизнеса. Дотации распределялись вслепую, без условий, без гарантий возмещения. Филипп Мартинес требует «провести по этому поводу расследование». Жан Кастекс, который теперь должен составить план восстановления экономики, объявил о новом «социальном договоре», однако генеральный секретарь ВКТ считает, что «слова – это хорошо, но нам нужны действия». Ведь, судя по фактам, ничто не предвещает смену курса. Как раз наоборот. План правительства остался неизменным: от увеличения рабочего дня, которое так расхваливал Эммануэль Макрон, до реформы страхования по безработице, второй этап которой предполагает сокращение срока и размера выплат пособия безработным и должен вступить в силу с сентября, несмотря на возражения всех профсоюзных организаций.

3. Система здравоохранения: у руля – специалист по разрушению больниц.

Медицинский персонал больниц, несколько месяцев проработавший в условиях высочайшей нагрузки из-за Covid-19, совершенно не согласен с несколькими проектами, о которых вплоть до настоящего момента говорили в связи с планом «Сегюр». Выделенные 6,4 миллиарда – это намного меньше, чем ожидали профсоюзы, по расчётам которых нужно как минимум 8 миллиардов евро, чтобы произвести перерасчёт, с учётом потребностей и отставания, которое накопилось за десятилетие заморозки индексации. Вот уже несколько недель медработники выходят на улицы с протестными акциями каждый вторник. Они требуют не только повышения зарплат, но и открытия новых мест в больницах, отмены тарификации по количеству оказанных услуг (Т2А) и пересмотра национального плана расходов медицинского страхования (ONDAM), чтобы больше не урезался бюджет Социального страхования в логике «политики экономии». Назначение Жана Кастекса ничем не обнадёжило работников больниц. Нынешний премьер был директором по вопросам госпитализации и оказания медицинских услуг в Министерстве солидарности и социального единства с 2005 по 2007 год и стал одним из первых сторонников введения Т2А.

4. Налоги: приоритет самым богатым.

Электорат, в интересах которого Макрон проводит свою политику, избежит последствий экономического кризиса и снижение налогов для богачей и предприятий будет продолжаться. Нынешняя власть неустанно твердит, что «повышения налогов» не будет, подразумевая под этим, конечно же, что не планируется возвращать налог на роскошь (ISF), полостью отменённый в начале президентского срока Макрона. Кстати, исполнительная власть выступила против всякого временного налогообложения крупных предприятий, которое предложили левые в качестве меры по преодолению кризиса. Зато для всех остальных налог повысили, тайком: CDRS, обязательный взнос, который взимается со всех платёжных ведомостей для оплаты социального долга, должны были отменить к 2024 году, а теперь его продлили как минимум на десять лет.

5. Экология: мираж с 2017 года.

Кто написал: «Изменений в работе и предприятиях недостаточно. Главное – это изменить наше отношение к экологии и окружающей среде»? Это слова Эммануэля Макрона, написанные чёрным по белому в его предвыборной программе 2017 года. И что дальше? Некий Николя Уло, назначенный министром комплексных экологических преобразований, выходит из правительства, считая невозможным проведение политики по защите окружающей среды при действующем президенте. Под давлением «жёлтых жилетов» и тех французов, которые не хотят «дожидаться конца света и конца месяца», требуют социальной и экологической справедливости, в апреле 2019 года, к закрытию общенационального обсуждения, президент объявил об учреждении гражданской конвенции по климату. Речь идёт об «экстренных, чрезвычайно важных преобразованиях», как сказал сам Эммануэль Макрон, который назвал эту борьбу «битвой века» и… с тех пор не сделал ничего или почти ничего, дожидаясь заключений конвенции, которые были ему представлены в конце июня. В тот самый момент, когда экологисты и левые совершили исторический прорыв на муниципальных выборах. Уступив необходимости, Макрон переделал на свой лад большинство предложений, но никаких радикальных действий не планирует. В конечном счёте, никаких энергетических и экологических преобразований он так и не начал, зато с каждым днём подписывает всё больше антиэкологичных договоров о свободной торговле.

6. Регионы: каждый за себя – и все в минусе.

Ещё одна любимая карта макроновского режима, которую теперь решили разыграть по-новому: реформа государства и переход к «новому этапу децентрализации». «Я хочу открыть этим летом большую конференцию по проблемам регионов», сообщил Эммануэль Макрон так, будто это было свежей идеей. После своего избрания на пост президента он уже учреждал одну такую конференцию, однако спустя год ассоциации депутатов отказались от участия в ней. Не говоря уже о законопроекте 3D (за «децентрализацию, дифференциацию и деконцентрацию»), который уже стал предметом многих «обсуждений» в начале года. Но, по сути, на кону стоит как раз территориальное равенство, раз президент объявляет себя «сторонником» «большей дифференциации». «Государство не может непосредственно делать всё. Но оно может сделать лучше другими способами», – подытожил его новый премьер-министр содержание раздела о «деконцентрации». Делать больше с меньшими затратами: это старая песенка, которая всегда плохо заканчивается. Благодаря движению «жёлтых жилетов» и общенациональной дискуссии были открыты, например, центры госуслуг France service, целью которых было восстановить территориальное равенство. Но в итоге под этим предлогом были урезаны бюджеты многих муниципальных единиц.

Опубликовано 07/07/2020

На ту же тему

Передовые отряды борцов с Сovid-19: Ни признательности,...
Кремниевая долина – блеск и нищета стартапов....
Ален Шуэ: «Мы знали, что члены королевской...
Трамп и гипотеза об очередном «антиамериканском заговоре»