Вакцина может быть доступной

«Объединённые европейские левые» (GUE-NGL) и ещё тринадцать партий, в том числе ФКП и ФН, запустили петицию, чтобы исключить получение прибыли от препаратов против коронавируса. Интервью с одним из инициаторов петиции, депутатом Европейского парламента от Бельгии Марком Ботанга.
«Объединённые европейские левые» (GUE-NGL) и ещё тринадцать партий, в том числе ФКП и ФН, запустили петицию, чтобы исключить получение прибыли от препаратов против коронавируса. Интервью с одним из инициаторов петиции, депутатом Европейского парламента от Бельгии Марком Ботанга.

«Посмотрите, что было с полиомиелитом и ВИЧ. В случае полиомиелита вакцина сразу же попала на рынок, без каких-либо патентов. В 1955 году американского биолога Джонаса Солка, открывшего вакцину, спросили, кому она принадлежит, и тот ответил: «Народу! Патента нет. Разве можно запатентовать солнце?» Сегодня полиомиелит уничтожен во многих регионах мира. А в случае со СПИДом лишь спустя десять лет, благодаря политической решимости Нельсона Манделы, лекарство стало доступным в Южной Африке и на всём континенте».

«Европейские левые», ФКП, «Франция Непокорённая» и ещё одиннадцать левых партий инициировали петицию с требованием не на словах, а на практике сделать вакцину от коронавируса доступной каждому. Для этого необходимо недопустить монополии одной из фармацевтических корпораций, тем более если ранее она получала государственное финансирование.

Какими путями этого можно добиться?

«Объединённые европейские левые» (GUE-NGL) и ещё тринадцать партий, в том числе ФКП и ФН, запустили петицию, чтобы исключить получение прибыли от препаратов против коронавируса. Интервью с одним из инициаторов петиции, депутатом Европейского парламента от Бельгии Марком Ботанга.

Тома Лемайё: Недавно вы запустили общеевропейскую петицию, адресованную председателю Европейской комиссии Урсуле фон дер Ляйен, в которой призывается не допустить, чтобы будущая вакцина против Covid-19 стала способом извлечения прибыли, и чтобы лекарство было общедоступным. Как возникла эта инициатива?

Марк Ботанга: В борьбе с эпидемией вопрос доступности препаратов и вакцины является решающим. Посмотрите, что было с полиомиелитом и ВИЧ. В случае полиомиелита вакцина сразу же попала на рынок, без каких-либо патентов. В 1955 году американского биолога Джонаса Солка, открывшего вакцину, спросили, кому она принадлежит, и тот ответил: «Народу! Патента нет. Разве можно запатентовать солнце?» Сегодня полиомиелит уничтожен во многих регионах мира. А в случае со СПИДом лишь спустя десять лет, благодаря политической решимости Нельсона Манделы, лекарство стало доступным в Южной Африке и на всём континенте. Мы не можем позволить фармацевтическим компаниям, которые ранее отказывались вкладываться в эту вакцину, присвоить её себе, чтобы потом единолично устанавливать объём оборота и цену. Урсула фон дер Ляйен назвала вакцину «всеобщим достоянием». Отлично, давайте так и сделаем. Именно для того, чтобы оказать давление на Урсулу фон дер Ляйен и заставить её сдержать обещание, группа «Европейские объединённые левые» (GUE-NGL) и ещё около дюжины европейских партий (из Франции к нам присоединились ФКП и «Франция непокорённая» (ФН)) запустили сегодня эту петицию. Я думаю, что на нашем политическом пространстве это первый случай, когда мы вместе, в таком большом составе, выдвинули общее и безотлагательное требование.

Т.Л.: Недостатка в программных заявлениях действительно нет. Помимо Урсулы фон дер Ляйен, Ангела Меркель и Эммануэль Макрон высказывали такую же позицию… Но перейти от слов к действиям куда сложнее, не так ли?

М.Б.: Нет, это не сложно! Это вопрос политической воли. Наши требования выполнимы, для этого есть все необходимые средства и не требуется никаких революционных схем. В петиции мы предлагаем два варианта… Во-первых, существует платформа обмена технологиями, созданная Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ). Европейский союз мог бы воспользоваться этим актом доброй воли, чтобы сказать фармацевтическим компаниям: «Раз вы получаете поддержку из бюджета ЕС, так представьте свои технологии, патенты и методы на общую платформу ВОЗ!» Это совершено не сложно. Но в том, как сегодня представлена стратегия ЕС по вакцинам, опубликованная на прошлой неделе, о данных гарантиях нет ни слова. Прежде чем запускать петицию, мы дождались подробной презентации данной стратегии, но обнаружилось, что там нет никаких гарантий доступности вакцины, хотя они должны были бы стать основой всего. Этого требует здравый смысл: если исследования ведутся за счёт бюджета, ими нужно делиться через платформу ВОЗ…

Т.Л.: Второй упомянутый вами механизм – принудительное лицензирование вакцин… Что это такое?

М.Б.: В первом предложении, касающемся платформы ВОЗ, речь идёт о вакцине, которую могли бы создать с помощью государственных средств ЕС… Но существует также вероятность того, что вакцину разработают без привлечения европейского бюджета (например, в США). В этом случае надо будет прибегнуть к принудительному лицензированию. Что это такое? Это значит, что от владельца патента потребуют предоставить другим производителям лицензию, дающую право на выпуск вакцины, что помешает установить монополию и позволит производить необходимое количество доз по соответствующей приемлемой цене. В данном случае принудительные лицензии могут назначить страны-члены ЕС, а не сам Европейский союз. Однако ЕС может «помочь», если применит механизмы по использованию данных и остановит страну, желающую оставить «рецепт» вакцины для себя (это на десять лет отсрочит возможность производства дженерика ). Одним словом, и средства есть, и время удачное: Макрон, Меркель и фон дер Ляйен не часто делают такие заявления. Поэтому момент самый подходящий, надо не упустить его!

Т.Л.: В последние недели всё чаще долетает эхо грядущего противостояния крупных держав, таких как США, а теперь и ЕС, желающих воспользоваться преимущественным правом на выкуп вакцины для себя… Как предотвратить эти националистические происки?

М.Б.: Это действительно серьёзный повод для беспокойства. По двум причинам. С финансовой точки зрения, одни только предварительные закупки по контрактам с абсолютно непрозрачными условиями – это перевод денег налогоплательщиков в транснациональные компании, тогда как эти самые деньги вместе с бюджетными средствами уходят на покрытие всех рисков, связанных с инвестициями, исследованиями и разработками. Проблемы возникнут и в международных отношениях, ведь это стратегия конфликтов и национального эгоизма: одни получат вакцину, другие не получат, или получат намного позже… И всё это завязано на борьбе за лидерство на мировом рынке: гонка за вакциной – это не просто противостояние ЕС и США, ведь та транснациональная компания, которая запатентует вакцину, сможет продавать её на своих условиях по всей планете и станет основной на рынке. Одна из главных задач промышленной политики Европы – вырастить своих «европейских чемпионов», которые будут господствовать на мировом уровне. Поэтому идея делиться патентами через платформу ВОЗ кажется мне крайне рациональной с точки зрения общественного блага. Но не менее рациональной она будет и для оздоровления международного климата: перед угрозой пандемии, несущей огромную опасность для всего мира, мы предлагаем новую концепцию мирового сообщества, основанного на сотрудничестве, а не на войне за лучшие лекарства или ресурсы.

Опубликовано 25/06/2020

На ту же тему

Covid как предлог для увольнений
Новый сезон социальных протестов
Еврокомиссия готова поддержать экологические преобразования… мысленно
Нас лечить дорого, поэтому сразу в морг