Расизм – основа общественного устройства в США.

Поведение стражей порядка подчёркивает характерную особенность истории этой страны - социальный и полицейский контроль над «опасными классами», вчерашними чёрными рабами и сегодняшними гражданами.
Поведение стражей порядка подчёркивает характерную особенность истории этой страны - социальный и полицейский контроль над «опасными классами», вчерашними чёрными рабами и сегодняшними гражданами.

Несмотря на декларативное равенство всех людей, в реальности США с самого начала были и остаются остаются страной вопиющего неравенства.

Подавление чёрных – сначала рабов, потом граждан – с самого начал было важнейшей функцией полиции США. Её структура, особенно в крупных городах, создавалась по образцу охраны плантаций. Расизм прошит в «генетическом коде» североамериканской правоохранительной системы, и это не может изменить даже наличие афроамериканцев в её руководстве на разных уровнях.

Поведение стражей порядка подчёркивает характерную особенность истории этой страны – социальный и полицейский контроль над «опасными классами», вчерашними чёрными рабами и сегодняшними гражданами.

«Мы исходим из той очевидной истины, что все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотъемлемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к счастью». Такими словами начинается Декларация независимости, провозгласившая в 1776 году волю британских колоний выйти из-под контроля английской короны. Именно с игнорирования этих слов начинается история Соединённых Штатов Америки как объединённого государства. Предательство, с которого началась история США. С тех пор расизм стал одной из основ организации американского общества.

Газета New York Times запустила в 2019 году проект под названием «1619» – год прибытия первых рабов в американскую колонию. Во время изучения материалов стало известно, что работа первых текстильных фабрик, построенных на северо-востоке страны, была организована по образцу плантаций, а система охраны этих самых плантаций послужила моделью для создания полицейских служб, особенно в крупных городах. В стране, которая до 1865 года была рабовладельческой, а затем ещё век пробыла сегрегационной, полиция выполняла функцию орудия социального контроля влиятельных людей над «опасным» населением – неграми, независимо от того, были они рабами или «свободными людьми». Трагические смерти афроамериканцев, которые последние десять лет всё чаще попадают на видеозаписи и в интернет, показывают, что этот «столп» системы правопорядка получил свободу действий, позволяющую ему применять свои расистские практики даже в мегаполисе, где главой полиции является чёрный, а большинство представителей муниципальных властей – это демократы или прогрессисты.

Итак, изначально имело место нарушение «обещания» – Декларации независимости. Северные Штаты, которые де-факто уже много лет были аболиционистскими, хотели покончить с рабством, в отличие от Южных Штатов, чья экономика полностью зависела от рабского труда. Поэтому для создания Соединённых Штатов Север и Юг заключили компромисс: каждый может делать то, что хочет на своей территории, благо федеративное устройство правления это позволяет. Затем очень быстро был достигнут ещё один компромисс между Югом, предлагавшим включить рабов в перепись населения, на основе которой рассчитывалось количество избирательных округов и выборщиков, и Севером, понимавшим, что это даст политическое преимущество рабовладельческим штатам: каждый раб во время переписи, первая из которых прошла в 1791 году, будет считаться за «три пятых человека».

Гражданская война (1861-1865) и «Прокламация об освобождении рабов», подписанная Авраамом Линкольном, положили конец рабству, но как только войска северян были выведены с территорий бывшей Конфедерации, южные штаты установили законы о расовой сегрегации (которые ещё называют законами Джима Кроу), сделавшие чёрных «свободными людьми» без прав. В крупных индустриальных городах Севера (Детройт, Чикаго, Нью Йорк, Милуоки, Кливленд), куда в период двух великих миграций (1910-1940 гг. и 1940-1970 гг.) стали стекаться миллионы чёрнокожих, спасавшихся от индустриального расизма и надеявшихся найти работу, тоже была введена система сегрегации: негры могли жить только в отведённых для них кварталах, что контролировала дискриминационная жилищная политика (так называемая «redlining», «красная линия»), дожившая до наших дней. Работа местной полиции – следить за соблюдением этого зонирования.

Принятие В 1964 и 1965 годах законов о гражданских правах, после напряжённого десятилетия мобилизаций и движений в защиту чёрных, в конечном итоге сделало афроамериканцев полноправными гражданами. Но некоторые старые добрые практики никуда не исчезли, а с 1980-1990 годов продолжили существовать в обновлённых формах, таких как массовое лишение свободы и милитаризация полиции. Ряд исторически важных законов, подписанных Линдоном Джонсоном, стал отправной точкой для большой политической реорганизации.

Республиканская партия под руководством Ричарда Никсона решила сыграть на неприязни и страхе белых. Такая «южная стратегия» привела к «миграции» демократических избирателей Юга в ряды Великой старой партии (GOP, второе название Республиканской партии). За одно поколение бывшая Конфедерация превратилась из синей (цвет Демократической партии) в красную (цвет Республиканской партии). После Нового курса Рузвельта Демократическую партию раздирали противоречия между южным крылом сегрегационистов и прогрессивным промышленным полюсом Северо-Востока, но вместе с тем она стала коалицией меньшинств (женщин, негров, выходцев Латинской Америки, азиатов). Два этих направления сблизились социологически и идеологически, что упростило процесс поляризации власти, в основе которой стоит резкий рост неравенства. И сегодня на этой как никогда разделённой стране по-прежнему лежит тень «первородного греха» – рабства.

Опубликовано 01/06/2020

На ту же тему

В год 75-летия ООН её роль как...
Министр финансов Германии и финансовые скандалы
Правительство отчитывается о своих действиях в период...
Приостановлены испытания вакцины от коронавируса