Массовое тестирование: почему Франция отстаёт

Задача делать 700 000 тестов на коронавирус в неделю, поставленная вчера Эдуаром Филиппом, после 11 мая может оказаться недостаточной, или даже недостижимой. Причина заключается в том, что на протяжении двух месяцев политики медлили с принятием решений и устанавливали административные барьеры для государственных служб.
Задача делать 700 000 тестов на коронавирус в неделю, поставленная вчера Эдуаром Филиппом, после 11 мая может оказаться недостаточной, или даже недостижимой. Причина заключается в том, что на протяжении двух месяцев политики медлили с принятием решений и устанавливали административные барьеры для государственных служб.

Для начала выхода из карантина, запланированного на 11 мая, Франции необходимо делать 700 000 тестов на коронавирус в неделю. Однако действия правительства сделали выполнение этой задачи в срок малореальным. Химическая и фармацевтическая промышленность в стране опустошена предшествующими реформами, необходимых реактивов не хватает, а имеющиеся на мировом рынке перекупают США. Привлечение биомедицинских и ветеринарных лабораторий к организации тестирования тормозится административными барьерами, а судьба пяти миллионов тестов, обещанных правительством ещё в конце марта, до сих пор неизвестна.

Задача делать 700 000 тестов на коронавирус в неделю, поставленная вчера Эдуаром Филиппом, после 11 мая может оказаться недостаточной, или даже недостижимой. Причина заключается в том, что на протяжении двух месяцев политики медлили с принятием решений и устанавливали административные барьеры для государственных служб.

«По окончании карантина мы сможем активизировать тестирование», – заявил премьер-министр Франции Эдуар Филипп, выступая во вторник перед депутатами Национальной ассамблеи. Он подтвердил, что выполнение задачи по еженедельному проведению 700 000 вирусологических тестов может начаться уже 11 мая. Проверку должны проходить все люди, имеющие симптомы заболевания, и те, кто контактировал с ними. Это поможет выявить и изолировать заболевших. Достичь этой цели, похоже, будет непросто, так как в вопросах тестирования в последние два месяца Франция отстала от других стран.

В начале марта, когда в стране проводилось ещё очень небольшое количество тестов (в двадцать раз меньше, чем в Германии), кабинет министров и органы санитарного надзора приняли решение о том, что анализы на коронавирус следует делать лишь в самых тяжёлых случаях, при этом нет никакой необходимости в увеличении масштабов такого тестирования. «В условиях активных перемещений людей это не очень репрезентативно», – заявил руководитель Главного управления здравоохранения Жером Саломон 17 марта, проигнорировав мнение научного сообщества и Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), которые накануне в очередной раз обратились с призывом: «Тестировать, тестировать и ещё раз тестировать».

28 марта правительство, уступив давлению, видимо, осознало всю серьёзность ситуации, и Оливье Веран с гордостью сообщил, что государством «сформирован заказ на 5 миллионов тестов, которые поступят в наше распоряжение в ближайшее время». «С тех пор прошёл уже месяц, а мы так и не поняли, что же он имел в виду», – заметил лидер Профсоюза биологов Франсуа Бланшкот, представляющий лаборатории, к которым в первую очередь относилось заявление министра. «У нас нет никакой информации. Мы не знаем, получены ли эти тесты, используются ли они, годятся ли для применения и кому будут направлены», – подтверждает Бернар Бинетрюи, руководитель научных проектов института медицинских исследований Inserm. У Франсуа Бланшкота есть своё объяснение происходящему: «Эти 5 миллионов тестов – пустая иллюзия». Неужели столь громкое заявление на деле оказалось фикцией? Правда, есть и другое предположение: возможно эти тесты были заказаны неизвестным нам производителям, и в итоге оказались ненадёжными и не прошли сертификацию. Так или иначе, на сегодняшний день нет никаких признаков того, что сделанный заказ приобрёл конкретные очертания. Отвечая на вопрос корреспондента L’Humanité, представитель Главного управления здравоохранения затруднился с ответом.

Биологи сомневаются в том, что производителям выгодно выполнять подобные заказы, заниматься которыми должны лаборатории, а какого-либо механизма их распределения нет. Специалисты просили расширить список организаций, имеющих право проводить тестирование. «Во многом именно этим объясняется наше существенное отставание, – поясняет Лионель Барран, президент профсоюза молодых работников биомедицины. – В принципе все биомедицинские лаборатории раньше имели разрешение на проведение таких ПЦР-тестов. Однако региональные управления здравоохранения запретили это делать нескольким десяткам лабораторий, хотя и не имели соответствующих полномочий. Мы были вынуждены обратиться к адвокатам, целый месяц потеряли впустую, и последствия этого промедления ощущаются до сих пор».

Не только биологические лаборатории с их довольно ограниченными возможностями, но и государственные научные центры и ветеринарные службы в середине марта сообщили о своей готовности провести несколько сотен тысяч тестов. «Руководители некоторых государственных исследовательских организаций и ветеринарных лабораторий в течение трёх недель говорили о том, что и мы можем быть полезны. Они призывали не терять времени, – рассказали нам представители профсоюза работников местных ветеринарных лабораторий. – Мы долго ждали ответа на свои обращения в профильные министерства, а в региональных агентствах по здравоохранению нам просто посоветовали не делать лишних движений».

Только 5 апреля был наконец-то издан приказ, согласно которому эти организации получили право подписывать соглашения с биологическими лабораториями о предоставлении им помощи в виде расходников (реактивов и зондов для забора биоматериала) и оборудования для анализов. Однако только 10 % государственных исследовательских центров и третья часть ветеринарных лабораторий, выразивших готовность помочь, получили официальное разрешение на участие в национальной программе тестирования. Всё дело в административных сложностях и слишком осторожной позиции региональных агентств по здравоохранению. «Мы не только тратим уйму времени на сбор сведений, которые от нас требуют префектуры и региональные агентства по здравоохранению, но ещё многие лаборатории вообще не получают никакой информации на протяжении последних трёх недель. Мы не понимаем, почему всё застопорилось, ведь нужно всего лишь удостовериться в том, что соблюдены все требования, выдвигаемые Французским национальным советом по здравоохранению», – возмущаются профсоюзные активисты.

Из-за проволочек в правительстве и административных препятствий было впустую потеряно почти три месяца, и лишь после этого Франция пустила в ход все свои возможности для выявления заболевших. «Скоро у нас будут все технические средства и человеческие ресурсы, необходимые для массового тестирования, – утверждает Лионель Барран. – Но пока нам не хватает нужной продукции. До сих пор не понятно, куда исчезли государственные заказы? А тем временем лаборатории вынуждены импортировать всё необходимое, и большинство из них потеряли на этом не меньше месяца».

Лабораториям приходится закупать главным образом зонды (щёточки для забора биоматериала) и реактивы (химические вещества, позволяющие определить объём вирусной нагрузки на организм). Но на многих складах запасы уже исчерпаны. «Нам было непросто с этим справиться, потому что аукается уже накопившееся отставание, – объясняет Франсуа Бланшкот. – Во-первых, мы получаем всё необходимое очень небольшими партиями и потому не можем с уверенностью утверждать, что к 11 мая у нас будет достаточно материалов. Строго говоря, следовало бы запастись ими заранее. Во-вторых, нам приходится конкурировать с американскими лабораториями, которые используют различные финансовые механизмы. Этого можно было избежать, если бы все заказы были сделаны ещё в начале марта». Стоимость одного анализа была установлена на уровне 54 евро, так что лаборатории не в состоянии угнаться за предложениями американцев и вынуждены сосредоточиться на работе с ограниченным кругом поставщиков, сократить объём доступных запасов и сроки их поставок. Дефицит реактивов показывает, насколько сильно Франция зависит от снабжения этими веществами (в отличие от ФРГ и Италии), что стало следствием массового перемещения производственных мощностей химической и фармацевтической промышленности, происходившего на протяжении последних двадцати лет.

Недостаток реактивов и зондов может стать основным препятствием для достижения цели в установленный срок – 11 мая. Ранее многие уже выражали неуверенность в возможности проводить 500 000 тестов в неделю. Но вчера премьер-министр повысил планку до 700 000, что делает выполнение задачи ещё более сложным. Для того чтобы решить эти проблемы, была создана правительственная структура под названием «Тесты», которая должна аккумулировать все заказы. «Но до сих пор так ничего и не сделано. Это в голове не укладывается!» – сетует Франсуа Бланшкот.

«Если у нас будет всё необходимое, мы сможем выйти на уровень 700 000 тестов в неделю», – уверен Лионель Барран. Вот только не известно, будет ли этого достаточно. Выступая во вторник перед членами Национальной ассамблеи, Эдуар Филипп заявил: «Согласно эпидемиологическим моделям, возможно появление ежедневно до 3 000 новых случаев инфицирования. При выявлении заражённого следует взять анализы как минимум у 20-25 человек, с которыми он контактировал в предыдущие несколько дней». Это означает, что в неделю нужно делать 525 000 тестов. К тому же мы должны провести скрининг у людей, которые живут в домах престарелых. Расчёты выглядят убедительно в отношении 3 000 заразившихся и тех, кто с ними общался, однако при этом не принимается во внимание необходимость тестировать тех, кто имеет тревожные симптомы, хотя в дальнейшем их анализы могут дать отрицательный результат. «Если мы решим брать анализы у всех, кто жалуется на повышение температуры и кашель, это будет очень полезно в плане профилактики, но тогда заявленного количества тестов наверняка не хватит. Кроме того, хорошо бы брать анализы у сотрудников организаций социальной и медицинской помощи, у врачей. Но правительство понимает, что возможностей для этого нет», – рассуждает Анни Тебо-Мони, руководитель научных исследований в Inserm. Так же как в истории с масками, в своих действиях правительство исходит из объёма имеющихся средств, а не из реальных потребностей.

Опубликовано 29/04/2020

На ту же тему

Медицинские эксперименты в центрах содержания мигрантов в...
Covid как предлог для увольнений
Новый сезон социальных протестов
Еврокомиссия готова поддержать экологические преобразования… мысленно