«Выйди и зайди нормально!» – теперь онлайн. Будни дистанционной педагогики

Те, кто продолжает работать в «нерабочие дни», зачастую испытывают значительный рост нагрузки и стресса. Это относится не только к тем, кто остаётся на виду – врачам, курьерам и т.д., – но и к тем, кому приходится трудиться удалённо.
Те, кто продолжает работать в «нерабочие дни», зачастую испытывают значительный рост нагрузки и стресса. Это относится не только к тем, кто остаётся на виду – врачам, курьерам и т.д., – но и к тем, кому приходится трудиться удалённо.

Те, кто продолжает работать в «нерабочие дни», зачастую испытывают значительный рост нагрузки и стресса. Это относится не только к тем, кто остаётся на виду – врачам, курьерам и т.д., – но и к тем, кому приходится трудиться удалённо.

Миллионы российских работников образования перешли на дистанционное обучение. Перекладывание на плечи учителей и преподавателей административных функций не сопровождается ростом оплаты труда, а перестраиваться приходится на ходу: ведь ученики не могут ждать…

Режим «выходных дней» был введён в России ещё 28 марта. Изначально введённые на неделю, затянувшиеся «выходные» длятся и поныне, лишь изменив название с «выходных» на «нерабочие». Но работникам образования отдыхать не приходится. Напротив, нагрузка на них ощутимо выросла.

Дистанционное обучение оказалось непростым испытанием не только для учащихся и их родителей, но и для учителей и преподавателей. «Юманите» записала рассказы работников образования из разных срезов этой важнейшей отрасли: столичные и сельские школы, ВУЗы и НКО, музыкальное образование и частные репетиторские услуги…

Анастасия, преподаватель университета, Москва:

«Такое впечатление, что я теперь не работник университета, а частная фирма, оказывающая преподавательские услуги. Всё, что раньше выполняли университетские службы, теперь делаю я: сама организую студентам время занятий, сама с ними контактирую, сама им пишу «письма счастья» о сдаче зачётов, сама нахожу у них ответственных… Завтра у меня 6 пар в зуме, но до того мне надо три часа потратить, чтобы их запланировать и оповестить всех заинтересованных. Не говоря уже о том, что уборку рабочего места, оплату электричества и т.д. я теперь тоже делаю сама. Но тогда зачем мне университет? Требовать с меня отчётность в двойном размере и взимать оплату со студентов?

Короче, тут либо шашечки, либо ехать. Либо я Атлант Атлантыч, тогда и денежки все мои, либо пусть университет сам эти приглашения в зум высылает, сам за меня отчетность ведет, а я буду делать, что и раньше: приносить свою голову в аудиторию и открывать рот положенные полтора часа и ни минутой больше…»

Екатерина, школьный учитель, Москва:

«Я работаю в обычной школе в обычном районе, думаю, в других местах ситуация похожая. Занятия проводим в зуме. Из 30 учеников в классе на уроке присутствует 21. Остальным отсылать задания приходится отдельно: по электронной почте, а с некоторыми приходится даже созваниваться. Причина проста – далеко не у всех есть необходимая техника. Бывает так, что родителям приходится уходить на работу, и ребёнок не может сам разобраться. Бывает, что родители работают удалённо, а компьютер на семью есть только один. Бывает, что в семье несколько детей, у которых уроки одновременно. Иногда дети живут с бабушкой и дедушкой, для которых весь этот зум – целое испытание.

К тому же, никого из нас не учили работать дистанционно. Работать в зуме с классом первоклашек очень трудно. Тем более, что есть дети, которым сложно, есть те, кто плохо говорит по русски… Качество обучения сильно снижается. А ещё постоянно сыпятся миллионы сообщений от родителей и бабушек, которые не справляются, не знают как быть.

Конечно, ситуация из ряда вон выходящая, и никто не был к ней готов. Но я уверена что в бюджете Москвы достаточно денег, чтобы обеспечить хотя бы многодетных и малоимущих простенькими ноутбуками».

Борис, сельский учитель, Калужская область:

«Сейчас я провожу уроки по зуму, задания заливаю на платформы. В целом нормально, и я, и дети постепенно привыкаем, но некоторые еще выпадают.

Учебных часов стало чуть меньше, у детей сейчас в день 3-4 урока по 15-30 минут, но реальная нагрузка выросла: стало много индивидуальной работы с детьми и родителями. В средней школе у моих классов как минимум смартфоны есть у всех, у многих и компьютеры. Но качество интернета разное, и некоторым приходится учиться заочно. В среднем около 80% класса выходит в зум, остальные смотрят уроки в записи.

С начальными классами коммуникация сложнее; родители медленно на связь выходят…

Обычный урок проще выстроить, можно делать парную или групповую работу и т.д. И тебе проще и быстрее на уроке отследить уровень понимания, что-то объяснить. А тут много параллельных процессов, каждый единичный процесс занимает свою единицу времени. Кто-то не понимает заданий, бывают сложности в работе с платформой, приходится много объяснять отдельно. Кого-то нет в чатах, тогда приходится им отдельно дублировать. У кого-то нет интернета, и нужно на почту отдельно задания скидывать.

Поэтому, конечно, отстаём от программы. Да и министерство образования Калужской области нам прямо говорит: не старайтесь пройти всю программу, только ключевые моменты. А в началке так и вовсе говорят не давать нового, а отрабатывать навыки на старом материале…»

Марина, музыкальный педагог:

«Фактически, я работаю с телом, а дистанционно это делать очень сложно. Если с сольфеджио и вокалом ещё как-то можно работать, то следить за игрой на инструменте практически невозможно: в кадре либо одна рука, либо другая, либо просто ничего не видно – так всё мелко. Нельзя просто взять за руку и показать, нельзя шлёпнуть, чтобы человек расслабился или наоборот напрягся… В музыкальной школе приходится ограничиваться повторением пройденного и закреплением навыков, в лучшем случае, черепашьими темпами разучивать новые композиции. Частные уроки практически кончились: ученики же видят, что в таком режиме это почти бесполезно…»

Елена, НКО, работающее с воспитанниками психоневрологических интернатов, Москва: «Сейчас у меня совсем не осталось свободного времени. Большие группы пришлось разделить на две. Те из учеников, у кого началась паника, а таких у нас немало, запросили дополнительные занятия и консультации. Плюс поддержка по программам школы, колледжа, вуза. Это большой объем материалов, с которым они сами не справляются. В некоторых случаях на них просто сваливают массу заданий, ничего не объясняя. Плюс консультации тем, кто потерял работу, кому-то надо помочь рассчитать бюджет, объяснить, как готовить дешёвые блюда… Плюс зарядка в зуме и все такое прочее.

Выросла ли зарплата? Нет, конечно. Это же НКО, я прекрасно знаю какой у нас бюджет и какие возможности, нам бы не закрыться в ближайшее время…»

Иван, частный репетитор:

«На моей сфере карантин сказался минимально. Раньше дистанционных занятий была примерно треть, а теперь сто процентов – вот и все изменения. Кризис кризисом, а ЕГЭ по расписанию. Но спрос просел: в некоторых семьях просто кончились деньги. На прошлой неделе один было отвалился, но я ему сделал скидку, и он вернулся. Итого – минус 1500 рублей в неделю…»

*Все имена изменены.

На ту же тему

Украина обокрала мэрию Парижа?
Поздравляем с 75-летней годовщиной Победы над нацистской...
«Выйди и зайди нормально!» – теперь онлайн....
Одно из лучших поздравлений по случаю дня...