Что заставило Макрона заговорить по-другому?

Падение популярности президента заставило его оставить свой воинственный тон и пообещать изменения. Помнится, «жёлтым жилетам» он обещал то же самое.
Падение популярности президента заставило его оставить свой воинственный тон и пообещать изменения. Помнится, «жёлтым жилетам» он обещал то же самое.

Выступая в понедельник перед нацией, Эммануэль Макрон пообещал перемены: поддержку наиболее уязвимых семей, достойную оплату для тех, кто стоит на переднем крае борьбы с коронавирусом, независимое развитие промышленности, сельского хозяйства, здравоохранения и науки – иными словами, обещал восстановить всё то, что непрерывно разрушал начиная с момента прихода к власти в 2017 году. Что заставило его изменить риторику?

Очевидно, это вызвано провалом предпринимаемых правительством мер в борьбе с пандемией, но так же – и с ростом недовольства в обществе. С момента введения режима самоизоляции рейтинг правительства снизился на треть, сегодня он составляет всего 38% и продолжает падать. Всё это вроде бы заставило Макрона пересмотреть прежнюю политику – во всяком случае, прежнюю риторику. Однако можно ли ему верить?

Падение популярности президента заставило его оставить свой воинственный тон и пообещать изменения. Помнится, «жёлтым жилетам» он обещал то же самое. 

Эммануэль Макрон не шевелится, пока его не клюнет жареный петух. Его выступлению в минувший понедельник предшествовало сильное давление. Эпидемия Covid-19 показала пагубность большинства принятых им с 2017 г. мер, в частности, беспрестанного ухудшения ситуации в общественных больницах. Импровизированная, если не сказать хуже, система урегулирования санитарного кризиса, нехватка медицинских масок и уверения в их бесполезности – всё это не содействовало завоеванию расположения граждан. Институт изучения общественного мнения Ifop провёл по заказу Journal du dimanche исследование, согласно которому только 38 % французов продолжают доверять правительству в условиях проблем, возникших из-за коронавируса. С момента введения режима самоизоляции этот показатель снизился на 17 пунктов. «И недоверие крепнет», – предупредил Фредерик Даби, заместитель генерального директора Ifop. Исследование, проведённое организацией Comfluence, говорит, что французы крайне негативно оценили выступление Макрона, поставив ему 9 баллов по 20-балльной шкале. 

Итак, глава государства изменил риторику. Он уже делал так во время волнений «жёлтых жилетов». Он, видимо, пожалел, что ранее использовал лицемерные фразы, в которых читалось классовое презрение, характерное для той среды, выходцем из которой он является. Теперь он сказал следующее: «Мы не станем делать как раньше, когда после подобных кризисов мы так не делали нужных выводов и ничего не меняли по-настоящему. Сейчас наступил исторический момент для нашей страны: через диалог, взаимоуважение и гражданскую активность мы выберемся». 

Это он говорил в понедельник Но почему же раньше все подобные инициативы были выкинуты на помойку? Жалобы и предложения «жёлтых жилетов» так и не были обработаны, а режим Макрона вновь пробил дно в стремлении разрушить социальную систему, обрушившись на пенсионеров и безработных. Поэтому все те, кто поддерживает медиков, аплодирует и гремит в 20 часов каждый вечер, все те, кто вешает транспаранты с лозунгами протеста на балконы – оставайтесь бдительными. 

«За государственные больницы! Сегодня мы аплодируем, завтра пойдём на манифестацию!» – такие лозунги вывешены из окон домов в Марселе. А в Кимпере на одной из террас висят афиши: «Против коронавируса наши жизни, а не их прибыль». На плакате в Нанте читаем: «Наш гнев не умолкнет. Солидарность с забытыми, с теми, кто страдает от плохого правительства. Социальная защита!» Ввиду этого растущего недоверия и требований, звучащих пока в режиме самоизоляции, но готовых уже раздаться на улицах, до Макрона начало доходить положение дел. Поэтому он говорит: «Сегодня вся наша страна рассчитывает на женщин и мужчин, которых наша экономика так мало признаёт и так плохо вознаграждает». 

Президент, который уже столько раз обещал поднять зарплаты медицинскому персоналу, так и не сделав этого, обратился к светлому образу Великой французской революции: «”Социальные различия могут существовать только том случае, если служат общей цели”. Французы произнесли эту фразу более 200 лет назад. Сегодня мы должны вновь поднять это знамя и вдохнуть в этот принцип новые силы». Он даже упомянул Национальный совет сопротивления, достижения которого он разрушает с момента вступления в свою должность: «У нас снова будут “счастливые дни”». 

Надо ловить Макрона на слове, ведь когда он обещает «особенную помощь самым бедным семьям», он не говорит, о какой сумме идёт речь. Когда он высказывается, что «страховки должны стать главным пунктом грядущей экономической мобилизации», он не говорит, как это будет сделано. «Нужно вернуть независимость сельскому хозяйству, санитарной системе, промышленности и технологиям», – говорит он, хотя с 2017 г. делает всё наоборот. Так что осторожнее, особенно когда он говорит о «сохранении нашей финансовой независимости». Ведь на жаргоне Макрона это означает драконовский режим жесточайшей экономии. «Реформа», предложенная в понедельник вечером Эммануэлем Макроном, наверняка не будет соответствовать всему тому, что он произнёс в выступлении. Тем более когда Министерство экономики уже объявило, что «после отмены режима самоизоляции придётся работать больше, чем когда-либо». То-то Medef (*объединение работодателей) и радуется. 

Опубликовано 15/04/2020

На ту же тему

Медицинские эксперименты в центрах содержания мигрантов в...
Covid как предлог для увольнений
Новый сезон социальных протестов
Еврокомиссия готова поддержать экологические преобразования… мысленно