Развод с ЕС. Настоящее противостояние начинается

Великобритания сказала Европейскому союзу «чао, бамбино». Очередной этап переговоров между Лондоном и Брюсселем обещает быть непростым, тем более что премьер-министр Джонсон понимает: Вашингтон будет очень требовательным. А между тем влияние Брекзита ощущается уже сейчас.
Великобритания сказала Европейскому союзу «чао, бамбино». Очередной этап переговоров между Лондоном и Брюсселем обещает быть непростым, тем более что премьер-министр Джонсон понимает: Вашингтон будет очень требовательным. А между тем влияние Брекзита ощущается уже сейчас.

Великобритания сказала Европейскому союзу «чао, бамбино». Очередной этап переговоров между Лондоном и Брюсселем обещает быть непростым, тем более что премьер-министр Джонсон понимает: Вашингтон будет очень требовательным. А между тем влияние Брекзита ощущается уже сейчас.

По завершении долгого, очень долгого марафона, стоившего должностей двум премьер-министрам от партии консерваторов (Дэвид Кэмерон и Тереза Мэй) и их главному оппоненту, лидеру лейбористов Джереми Корбину, стало очевидно, что Брекзит всё же состоялся, но, как подземные толчки после землетрясения, волны от него продолжают расходиться и сейчас. В день «Х», 31 января, самые горячие сторонники-консерваторыразрыва с Европой, самых ультралиберальных, националистических и империалистических взглядов, хотели бы услышать торжествующий бой часов на Биг-Бене, который возвестил бы о выходе Великобритании из ЕС. Однако башня вот уже два года закрыта на реставрацию, и её колокол пока молчит… За всей этой психодрамой скрывался, между тем, настоящий кризис (бегство принца Гарри и его супруги Меган Маркл в Канаду, подальше от королевской семьи). К тому же ликующие сторонники Брекзита ухитрились разругаться из-за пустяков.

500 000 евро и проблема с башней.

Почувствовав свою силу после уверенной победы на выборах 12 декабря, премьер-министр Борис Джонсон лично вынес на обсуждение очень важный вопрос: в ответ на отказ Парламента выделить средства на то, чтобы в день Брекзита раздался звон Биг-Бена (а несколько ударов колокола, до сих пор безмолвного из-за затянувшейся реставрации, обошлись бы более чем в 500 000 евро), он предложил объявить сбор средств среди населения. Его подчинённые в кабинетах на Даунинг-стрит, 10, изрядно озадаченные таким поворотом, были вынуждены успокаивать ретивого премьера, объясняя ему, что на самом деле Парламент не вправе распоряжаться такими суммами. Но было уже поздно: все богатые филантропы, ратующие за Брекзит, к тому времени раскошелились, и лидер политической платформы Stand-Up4Brexit («Вставайте на защиту Брекзита») Хелен Майер с одобрением отметила «подъём глубинной волны» среди британцев.

Колокол Биг-Бена уже неоднократно собирались реставрировать. Но сейчас на этой теме пытается подняться «Партия Брекзита» – ультраправое политическое объединение, существование которого теперь утратило всякий смысл. Его лидер Ричард Тайс нелестно отозвался о «ворчливых бюрократах в Парламенте». Основатель националистической партии Ukip, а затем и Партии Брекзита, Найджел Фараж подверг критике правительство, которому, по его мнению, «нечего гордиться Брекзитом».

«БРИТАНСКИЙ ТРАМП»

«Мир, процветание и дружба со всеми народами»… После того, как погасли последние огни политического спектакля, Джонсону пора браться за выполнение другой части своей программы: выпускать монету в 50 пенсов, что уже несколько раз отменялось при отсрочкеБрекзите. С 31 января она должна появиться в кошельках у британцев. Но пока не совсем понятно, как премьер Великобритании собирается выполнять свои обещания. Он оказался на перепутье: ему придётся прекратить играть в совестную эквилибристику и в рекордно короткие сроки, всего за двенадцать месяцев, заключить соглашения о свободной торговле как с США, так и с ЕС – с другой. Заметим при этом, что договоры, подобные «Ceta» с Канадой или «Jefta» с Японией, обсуждались годами.

Сейчас идёт гонка на короткую дистанцию, и Джонсон, как обычно, делает ставку на конкуренцию, чтобы получить барыши от тех и от других. Но его попытка усидеть на двух стульях, как это привыкли делать британские политики со времён Тэтчер в отношениях и с ЕС, и с США, по-прежнему таит в себе опасность…

В последние недели Джонсон многократно направлял различные сигналы в адрес президента Соединённых Штатов, который наградил его прозвищем «Британский Трамп». После атаки беспилотника, жертвой которой стал иранский генерал КасемСулеймани, Лондон противопоставил себя Евросоюзу, поначалу поддержав Вашингтон в его позиции по поводу договора с Ираном по ядерной программе 2015 года. И в то же время, в отличие от Франции, которая недавно уступила, правительство Джонсона обещает ввести налог на прибыль американских транснациональных корпораций в сфере цифровых технологий (эта идея фигурировала в программе консерваторов, хотя её реализация может привести к санкциям на экспорт автомобилей).

Помимо состязания в фальшивых улыбках и гримасах, Джонсон видит свою задачу в том, чтобы окончательно не превратиться в вассала американского президента, как это произошло с Тони Блэром, которого во времена Джорджа Буша-младшего нередко называли «пуделем США». Это относится как к дипломатии, так и к экономике…

Сити–«Сингапур на Темзе».

В ходе подготовки к выборам в парламент 12 декабря 2019 года лейбористы постоянно подчёркивали существование тайного сговора между правительством консерваторов в Великобритании и администрацией Дональда Трампа. Так, Джереми Корбин обнародовал целый ряд секретных документов о торговых переговорах между Великобританией и США. Судя по их содержанию, в центре внимания американских транснациональных компаний оказались больницы и государственное агентство по здравоохранению, то самоеNationalHealthService (NHS).

После победы на выборах в Парламент консерваторы, охваченные либертарианским драйвом, полагают, что все ограничения сняты. Администрация Трампа намерена использовать это обстоятельство в своих целях. На прошлой неделе, во время великосветского раута в Давосе,министр торговли США Уилбур Росс с удовлетворением отметил: «В отношениях между Великобританией и США проблем меньше, чем между Великобританией и Европейским союзом. Наши экономики во многом схожи. И та, и другая отчётливо ориентированы на услуги, предоставляют большой ассортимент услуг в финансовой сфере, и уже можно говорить о высоком уровне координированности и интеграции. Так что тут не должно возникнуть проблем».

При этом британское правительство намекает на сохраняющуюся угрозу налогового, социальногои экологического демпинга у границ Европы, при котором Сити вот-вот превратится в своеобразный «Сингапур на Темзе». «Не может быть и речи о следовании правилам ЕС», – повторяет министр экономики СаджидДжавид. Это относится главным образом к крупным державам, точнее – к финансовым службам, которые только и мечтают о том, чтобы избавиться от любых ограничений.Брекзит стал реальностью, но его отголоски в Великобритании и Европейском союзе, похоже, начинают раздаваться только сейчас.

Опубликовано в воскресном номере за 30 января – 05 февраля 2020 г.

На ту же тему

Covid как предлог для увольнений
Новый сезон социальных протестов
Еврокомиссия готова поддержать экологические преобразования… мысленно
Нас лечить дорого, поэтому сразу в морг