1920 год: Левые вступают в ХХ век

Эти рождественские дни вошли в историю: после окончания Первой мировой войны большинство французских социалистов решили примкнуть к Коммунистическому Интернационалу.
Эти рождественские дни вошли в историю: после окончания Первой мировой войны большинство французских социалистов решили примкнуть к Коммунистическому Интернационалу.

Эти рождественские дни вошли в историю: после окончания Первой мировой войны большинство французских социалистов решили примкнуть к Коммунистическому Интернационалу.

С 25 по 30 декабря 1920 года в Туре проходил 18-й съезд Французской секции рабочего интернационала (Section Francaise de l’Internationale Ouvriere (SFIO, СФИО)), созданной в 1905 году в результате объединения Французской социалистической партии (руководитель Жан Жорес), Социалистической партии Франции (руководитель Жюль Гед) и Рабочей социалистической революционной партии (руководитель Жан Аллеман). Свыше 4 500 делегатов собрались на это мероприятие для того, чтобы ответить на один простой вопрос: следует ли им примкнуть к III Интернационалу – коммунистическому объединению, созданному в России в марте 1919 года, вскоре после Октябрьской революции? Над столом президиума съезда висел транспарант красного цвета, на котором крупными белыми буквами был написан лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», взятый из «Коммунистического манифеста» Маркса и Энгельса (1848 г.). А рядом на стене – портрет Жана Жореса, знаковой фигуры того времени, основателя газеты «L’Humanite» (1904 г), политического лидера СФИО, убитого французским националистом 31 июля 1914 года в парижском кафе «Круассан» после публикации его статьи с призывом к совместному антивоенному выступлению пролетариата всех европейских стран.

Делегаты съезда принадлежали к поколению тех, кто выжил в окопах Краона, Шмен де Дам, Вердена и Соммы. 1 400 000 французских солдат отдали свои жизни, миллион человек остались калеками, получили тяжёлые ранения, были отравлены газом. Общее число жертв Первой мировой войны превышает пять миллионов человек. II Интернационал оказался неспособен предотвратить эту бойню. После гибели Жореса руководство СФИО поддержало курс буржуазного правительства, направленный на развязывание войны, присоединившись к так называемому «Священному союзу» французских политических партий, сформированному в 1914 году, что означало отказ от классовой борьбы и участие социалистических организаций в военных усилиях. Многие её члены получили посты в министерствах (например, Марсель Самба, Жюль Гед, Альбер Тома). Лидеры социалистов предполагали, что конфликт продлится недолго, но он превратился в кровопролитную Первую мировую войну. Эта затяжная война разрушила единство в рядах СФИО. Члены рабочего движения с одобрением восприняли революцию 1917 года в России. Сторонники «Священного союза» утрачивали влияние, которое переходило к меньшинству.

1919-1920 годы ознаменовались активизацией общественных движений, на которую правительство отвечало репрессиями. После волны забастовок было уволено 18 000 металлургов. Многие активные деятели из числа социалистов оказались за решёткой (Фернан Лорио, Борис Суварин, Пьер Монат во время съезда находились под арестом). На выборах 1919 года в законодательные органы власти СФИО удалось сказать своё слово, но она лишилась третьей части мандатов. Проходивший в феврале 1920 г. в Страсбурге съезд СФИО принял решение выйти из II Интернационала и направить в Москву делегацию для выяснения условий приема в Коминтерн. Людовик-Оскар Фроссар был назначен генеральным секретарём СФИО, а Марсель Кашен принял руководство «L’Humanite». Они отправились в Москву, чтобы провести переговоры с Коминтерном. Кашен и Фроссар получили приглашения на участие во II съезде Коммунистического Интернационала, а вернувшись в Париж высказались за вступление в эту организацию и призвали согласиться с 21 условием приёма, предполагавшими полное размежевание со сторонниками реформизма в СФИО.

С самого начале дебатов в Туре не было никаких сомнений в исходе съезда. Результаты голосования отдельных секций и итоги съезда молодых социалистов, состоявшегося двумя месяцами ранее в Бельвиллуазе, подтвердили приверженность подавляющего большинства идее об объединении. В ходе голосования возникли разногласия по трём пунктам: поправка Кашена-Фроссара в пользу вступления; текст, предложенный Жаном Лонге, внуком Карла Маркса и лидером реформистов, который одобрял опыт советской страны, но не соглашался с её концепцией партии; поправка Леона Блюма и возглавляемого им Комитета Социалистического Сопротивления, члены которого выступали против присоединения к КИ.

Дебаты были очень напряжёнными. Руководство Коминтерна не соглашалось на компромисс с приверженцами умеренной позиции, которые стали бы для партии «балластом», как заметил в телеграмме, посланной участникам съезда, исполнительный секретарь Коминтерна Григорий Зиновьев. Глава Коммунистической партии Германии (КПГ) Клара Цеткин, которая смогла приехать в Тур, несмотря на отказ французских властей выдать ей визу, в своём выступлении на съезде высказала ту же мысль. А мнение Жана Лонге было следующим: «Ничто не угрожало бы единству в партии, если бы её члены руководствовались собственными убеждениями, а не указаниями извне».

29 декабря состоялось голосование. За присоединение к Коминтерну выступили 3 252 делегата (из 4 571), за предложение Лонге-Фора – 1 022, 397 воздержались. «Мы глубоко убеждены в том, что, пока вы будете искать счастья, нужно, чтобы кто-нибудь охранял старый дом, – заявил Леон Блюм, обращаясь к большинству. – Мы уверены, что есть проблема более насущная, чем вопрос о том, будут ли социалисты едины: нам надо понять, будет ли существовать социализм как таковой».

ХХ век только начинался. С этого момента политическая жизнь определялась отношениями между двумя левыми течениями: реформистами и революционерами. 31 декабря 1920 года в своей статье под названием «Социализм продолжается», опубликованной в «L’Humanite», Марсель Кашен писал: «Социалисты, представляющие рабочий класс и крестьянство, подавляющим большинством поддержали идею о присоединении к III Интернационалу. Никогда ранее им не приходилось обсуждать столь значимые вопросы. Что означает принятое решение? В первую очередь, его следует рассматривать как знак солидарности, симпатии, безграничного одобрения русской революции со стороны французских трудящихся. В то же время оно свидетельствует об их стремлении подготовить в нашей стране благоприятные условия для классовой борьбы, которая с каждый днём становится всё более жёсткой и суровой».

Тогда была образована Социалистическая партия(Французская секция коммунистического интернационала, SFIC), которая в следующем году была преобразована в Коммунистическую партию, а в 1922 году – во Французскую коммунистическую партию ФКП.

Меньшинство, поддержавшее поправки Блюма и Лонге, по-прежнему сохраняло верность СФИО, как они её называли, «старому дому».

Опубликовано 30/12/2019

На ту же тему

Air France увольняет сотрудников, несмотря на государственный...
Макрон решил приструнить правительство
Расследование в отношении бывших министров здравоохранения
Будет ли Путин баллотироваться на выборах 2024...