Рош Вамитан: «Мы наблюдаем, как происходит деколонизация»

По данным трёх социологических опросов, мы должны были набрать около 30 % (а вероятнее всего 25 %) голосов. Мы думали, что эти цифры не совсем верны хотя бы потому, что местный электорат более чем на 40 % состоит из канаков.
По данным трёх социологических опросов, мы должны были набрать около 30 % (а вероятнее всего 25 %) голосов. Мы думали, что эти цифры не совсем верны хотя бы потому, что местный электорат более чем на 40 % состоит из канаков.

Грегори Марен: Как Вы оцениваете свой результат на недавнем референдуме и популярность в обществе идеи о независимости?

Рош Вамитан: По данным трёх социологических опросов, мы должны были набрать около 30 % (а вероятнее всего 25 %) голосов. Мы думали, что эти цифры не совсем верны хотя бы потому, что местный электорат более чем на 40 % состоит из канаков. Однако нас удивило то, как проголосовала молодёжь. Оппоненты говорили, что молодёжь отвергает наши идеи. Ничего подобного! Мы убедились в этом, сопоставив данные по отдельным островам, деревням, кварталам и т. д… Молодые люди выступили в защиту своей страны.

Г. М.: В то же время на островах Луайоте, жители которых традиционно голосуют за Канакский социалистический фронт национального освобождения, явка была невысока…

Р. В.: Здесь у нас есть неплохой потенциал среди почти 40 % избирателей, которые не приняли участие в референдуме. Во многом это обусловлено техническими проблемами. В городе Нумеа были открыты централизованные избирательные участки для жителей архипелага Луайоте (Увеа, Лифу, Маре), а также островов Белеп и острова Пен, но проголосовать на них смогли лишь 3500 избирателей, тогда как всего их насчитывается 10 – 11 тысяч. Есть одно важное обстоятельство, которое позволяет нам надеяться на увеличение нашего электората: дело в том, что в поддержку независимости высказались сотни избирателей, не принадлежащих к коренным народам (канакам). Это означает, что наша политическая программа, будучи раскритикованной, всё же является вариантом, над которым стоит подумать.

Г. М.: Есть вопрос, который требует решения независимо от того, останутся ли острова в составе Французской Республики. Речь идёт о социальном неравенстве. Как вы думаете, каким образом его можно было бы сгладить?

Р. В.: Так сложилось, что крупный бизнес у нас тесно связан с политическими кругами. Около десятка семей владеют 80 % богатств, а 53 000 000 человек живут за чертой бедности. Но каждый раз, когда мы пытаемся положить конец этой несправедливости, политическое лобби в Конгрессе блокирует любые наши инициативы. Если у нас появятся рычаги воздействия на ситуацию, изменить её станет проще.

Г. М.: Реализуя в течение многих лет полномочия, предоставленные государством в рамках развития автономии, вы неизменно доказываете, что готовы самостоятельно распоряжаться судьбой своей страны. Может быть, именно этим частично объясняется укрепление позиций тех, кто ратует за независимость?

Р. В.: Именно так. Когда я вижу, как другие островные государства Тихого океана, например, Фиджи или Вануату, в своё время были брошены колониальными державами, а сегодня прекрасно справляются и без них… Нас опекали на протяжении тридцати лет с тех пор, как в 1988 г. Мишель Рокар предложил нам условия, приближавшие нас к обретению независимости. До автономии нам оставался всего один шаг, и мы готовы сделать его. Тем более, что в прошлом году президент Франции вновь подтвердил своё намерение помогать нам в течение ближайших трёх лет, если на референдуме жители островов выскажутся за независимость…

Г. М.: Предложение о проведении повторного референдума должно исходить от одной трети депутатов Конгресса Новой Каледонии. Вы полагаете, это возможно?

Р. В.: Да, но только при условии, что мы успешно преодолеем выборы в местные органы власти в мае следующего года. Нам будет непросто одержать победу в Южной провинции, где соперничающие между собой сторонники независимости выдвинули сразу три избирательных списка. Если нам не удастся договориться, то наши оппоненты, выступающие против независимости, смогут вернуть себе утраченные мандаты и снизить наше представительство с 25 до 17-18 депутатов, а это уже поставит под угрозу реализацию нашей стратегии.

Г. М.: Противники независимости, набравшие 56,8 % голосов, не одержали той блистательной победы, на которую рассчитывали. Не потому ли они пытаются помешать дальнейшему проведению референдумов?

Р. В.: Целых десять лет им удавалось препятствовать передаче полномочий. Теперь они хотят затормозить процесс деколонизации. Государство обязательно должно сказать своё слово, так как в подписанных властями соглашениях речь идёт о возможности «совершенно свободного волеизъявления» для жителей Новой Каледонии. Эти слова обязывают.

Г. М.: Вчера представители политических объединений встречались с премьер-министром. Что он сказал?

Р. В.: Эдуар Филипп сказал нам, что государство всегда останется гарантом развивающегося процесса… Но нужно уважать мнение тех, кто одержал победу на референдуме. Однако начало происходящей сейчас деколонизации положили те самые соглашения! Государство не может быть равноудалённым от сторонников обеих точек зрения. Очевидно одно: Франции нужно, чтобы Новая Каледония оставалась в её составе, тогда она сможет сохранить за собой точку опоры в Тихом океане, между Китаем и США.

На ту же тему

В домах престарелых готовятся к худшему
Изоляция: что дальше намерено делать правительство?
«Мы живём в тесноте, и сейчас особенно...
Солидарность против кризиса: муниципальные власти действую