Беналла. Обман, шпионаж и бизнес против свободы информации

Разгоревшиеся во Франции страсти вокруг «дела Беналла» породили немало вопросов о методах работы в высших эшелонах власти. Почему советник президента вдруг бросился «восстанавливать общественный порядок» во время профсоюзной демонстрации [1 мая 2018 г
Разгоревшиеся во Франции страсти вокруг «дела Беналла» породили немало вопросов о методах работы в высших эшелонах власти. Почему советник президента вдруг бросился «восстанавливать общественный порядок» во время профсоюзной демонстрации [1 мая 2018 г

Седрик Клерен

Разгоревшиеся во Франции страсти вокруг «дела Беналла» породили немало вопросов о методах работы в высших эшелонах власти. Почему советник президента вдруг бросился «восстанавливать общественный порядок» во время профсоюзной демонстрации [1 мая 2018 г.]? Да и в самом деле всплывают всё новые эпизоды, каждый из которых заставляет задуматься о том, что же происходит с демократией в нашей стране.

Неужели президент использует возможности парижской прокуратуры для того, чтобы найти источники информации интернет-издания Mediapart? Обстоятельства попытки обыска в офисе этой компании, предпринятая 4 февраля, свидетельствует о зависимости между исполнительной властью и правосудием, посредником в которых выступает прокуратура. Причём зависимость эта основана на весьма сомнительных связях. По странному совпадению, в июле 2018 года министр юстиции Николь Белубе пригласила на встречу трёх кандидатов на должность прокурора Парижа. Место стало вакантным после ухода скандально известного Франсуа Молена. Именно тогда началось расследование по «делу Беналла», которым и должен был заняться новый прокурор, поскольку рассмотрение резонансных судебно-политических коллизий входит в сферу его компетенции. Тогда же президент страны не поддержал кандидатуру, предложенную министром, а также отверг двух других претендентов и предложил нового претендента – Реми Хейца. Последний и занял должность прокурора, получив одобрение Высшего совета судебной коллегии. И лишь спустя какое-то время выяснилось, что выбор этот оказался неудачным.

Журналисты под пристальным наблюдением

31 января Mediapart обнародовал аудиозаписи разговоров Александра Беналла и Венсана Краза (вот под таким судебным надзором они находятся) и участие Беналла в подписании договора с неким российским олигархом. В тот же день премьер-министр передал в парижскую прокуратуру письмо, в котором, по данным журналистов, опровергаются сведения о том, что записи были сделаны дома у руководителя его службы безопасности. Сам факт написания и передачи этого письма не говорит ни о чём. Но именно на его основании прокурор Парижа Реми Хейц на следующий день сам себе направил заявление о «вмешательстве в частную жизнь» и назначил проведение в кратчайшие сроки (уже 4 февраля) обыска в офисе Mediapart.[i] «Это неслыханно! Издание, проводящее расследование в отношении исполнительной власти, подвергается обыску по представлению прокуратуры, которая основывается на домыслах, передаваемых… всё той же исполнительной властью!» – возмущается Фабрис Арфи, руководитель отдела расследований в Mediapart.

Любопытное отягчающее обстоятельство: 5 февраля, отвечая на вопрос депутата от «Непокорённых» об обыске в офисе интернет-издания, министр юстиции «перепутала» два разных дела (происшествие 1 мая и историю с записями), чтобы оправдать вмешательство в ситуацию и выгородить правительство. «Два сотрудника парижской прокуратуры пришли в офис Mediapart для того, чтобы получить аудиозаписи разговоров, якобы происходивших между Беналла и Кразом», – заявила госпожа Белубе. Однако в Mediapart утверждают, что представители судебной полиции явились к ним для проведения обыска. По словам сотрудников Mediapart, «министр юстиции ввела всех в заблуждение либо по незнанию, и тогда это не смешно, либо намеренно, и тогда это вообще не смешно».

Макрон: «нейтралитет» и «правда».

Сам факт проведения обыска в офисе издания свидетельствует о том, что сегодня думают политики и судьи об оппозиционной прессе. С момента избрания нынешнего президента стало очевидно, что журналисты находятся в зоне особого внимания исполнительной власти. Как только издание Mediapart сообщило о нарушении правил судебного надзора и о причастности Беналла к заключению договора с русскими, правосудие получило от исполнительной власти приказ… узнать, какими источниками пользуется Mediapart. Вполне возможно, что главной целью неудавшегося обыска (а сотрудники Mediapart имели полное право не открывать дверь офиса при отсутствии постановления судьи по вопросам свободы слова) было установление имён тех, кто снабжал Mediapart информацией, и их нейтрализация. Что является не только посягательством на тайну источника информации, но и ограничением журналистов в их праве на предоставление информации. То есть – нарушением демократии.

«Журналистов не интересует правда», – говорил Макрон в начале раскручивания «дела Беналла». Сейчас глава государства утверждает, что ищет способ финансовой поддержки тех издание, которые предоставляют «нейтральную» информацию. «Нейтралитет» и «правда» – вот два в высшей степени субъективных понятия, которые власть, похоже, стремится поместить в рамки чётко определённых норм. Умело используя недоверие людей к средствам массовой информации, администрация президента подумывает о создании некоего совета по контролю за СМИ для тех изданий и программ, конфигурация которых трудно поддаётся определению. «Скажем прямо, президент нашей страны хочет установить наблюдение за журналистами, сделав из них несамостоятельную часть общества, которую надо оберегать от её же собственных «глупостей», так же сильно, как и отстранить от участия в манифестациях предполагаемых погромщиков», – размышляет журналист Клод Асколович на портале Slate.fr. Таким образом, пресса оказалась под прицелом властей, хотя именно она (сначала «Le Monde», а затем Mediapart и «Liberation») раскрыла все этапы «дела Беналла», фактически компенсировав этим бездействие полиции и судебной системы.

Третья особенность современной демократии, на которую нам открыло глаза «дело Беналла», состоит в формировании всё более тесных связей между высшим руководством страны и интересами частных лиц. Теперь нам известно о том, что Александр Беналла, заместитель руководителя президентской администрации, и Венсан Краз, заместитель директора по безопасности в президентской партии, также работавший в Елисейском дворце, заключили договор об обеспечении безопасности на сумму в несколько сотен тысяч евро с российским олигархом Искандером Махмудовым. Кстати, этот человек из окружения Владимира Путина подозревается в связях с местными преступными организациями. Говоря об этом деле, следует также упомянуть об участии Хокри Вакрима, друга Беналла и гражданского мужа дамы, возглавлявшей службу безопасности премьер-министра. Она подала в отставку после того, как газета «Liberation» опубликовала информацию, разоблачающую её гражданского супруга. Список лиц, причастных к этому скандалу, продолжает пополняться, и теперь в нём фигурируют не только люди из администрации президента, но и приближённые премьер-министра.

«Национальный стартап»

Через два месяца после того, как Mediapart опубликовал свои разоблачения, Национальная финансовая прокуратура начала расследование «по подозрению в коррупции». На момент заключения договора Александр Беналла имел доступ к «военной тайне» и являлся одним из ближайших советников президента. Вероятно, российский бизнесмен обратился к Беналла не из-за его высокой квалификации охранника, а потому, что он занимает влиятельное положение во властных структурах. Это означает, что Беналла как минимум воспользовался своим политическим статусом для подписания этого договора.  Оказывал ли он другие услуги своему клиенту? Знал ли об этом президент? И если да, то почему он не возражал? А если нет, то почему не разоблачает его сейчас, когда все факты стали достоянием гласности? Журналисты Mediapart рассказали ещё о двух контрактах с российскими олигархами на общую сумму свыше двух миллионов евро, которые были подписаны после ухода Беналла из Елисейского дворца. Это напоминает некий «национальный стартап»: продвижение бизнеса на всех уровнях государственной власти, послушное правосудие, контроль за средствами массовой информации, взаимопроникновение власти и частных интересов.

[i] Издание опубликовало эту запись разговора Беналла и Краза – прим ред.

На ту же тему

Рашида Дати: главное – безопасность
Внутренние распри ослабляют движение «Вперёд, Республика!»
Что сегодня делать тяжело больному перед опасностью...
Флёри-Мерожи. Самоубийство несовершеннолетнего заключённого