ШЕСТЫЕ ЯДЕРНЫЕ ИСПЫТАНИЯ В КНДР СТАВЯТ НА КАРТУ СУДЬБУ ВСЕГО МИРА

Пхеньян продолжает стремиться к признанию, и последние события доказывают, что северокорейские руководители сделают всё, чтобы его добиться. Вчера Пхеньян объявил об очередном (шестом) успешном ядерном испытании
Пхеньян продолжает стремиться к признанию, и последние события доказывают, что северокорейские руководители сделают всё, чтобы его добиться. Вчера Пхеньян объявил об очередном (шестом) успешном ядерном испытании

Пхеньян продолжает стремиться к признанию, и последние события доказывают, что северокорейские руководители сделают всё, чтобы его добиться. Вчера Пхеньян объявил об очередном (шестом) успешном ядерном испытании. Мир снова содрогнулся! Проведя летом несколько запусков баллистических ракет, Корейская Народная Демократическая Республика (КНДР, Северная Корея) заявила о том, что завершила подготовку к испытанию H-бомбы (водородной или термоядерной), которая может быть установлена на новой межконтинентальной баллистической ракете.

И хотя мировые эксперты по-разному оценивают военные возможности Северной Кореи, несомненным остаётся одно: водородные бомбы гораздо мощнее атомных. Прошедшие, шестые по счёту, испытания ядерного оружия представляют собой новый шаг в северокорейской атомной программе. Сила зафиксированного сейсмического толчка в 5-6 раз превысила силу 10-килотонной бомбы, взорванной при последних испытаниях в сентябре 2016 года. По данным Китайского сейсмологического центра, на севере полуострова произошло землетрясение магнитудой 4,6 балла. «Эта бомба беспрецедентной силы должна позволить стране (КНДР) достичь конечной цели и ещё больше усилить ядерную мощь государства», – сообщила семидесятилетняя Ли Чхун Хи, диктор центрального телевидения.

В своём туманном заявлении президент Трамп дал понять, что, с его точки зрения, возможно только военное решение корейского конфликта: «Мирная риторика с Северной Кореей не работает, они понимают только одно». Никто точно не знает, насколько реальны возможности северокорейских учёных уменьшить ядерную боеголовку до размера, позволяющего установить её на баллистическую ракету, и запустить её в атмосферу, но все понимают, что сейчас для КНДР усовершенствование ядерного оружия – это вопрос всего нескольких месяцев. Год назад КНДР уже высказывала просьбу принять её в международный «клуб» ядерных держав, с соответствующим к себе отношением. Сегодня президент Южной Кореи склонен молча признать за своим соседом статус ядерной державы, чтобы положить конец эскалации и возобновить переговоры.

Вступив в непрямую борьбу с Пекином, Вашингтон отрезал себе все пути к разрешению ситуации

Но Пхеньян никогда не стремился вести многосторонние переговоры и дискуссии с Соединёнными Штатами, Южной Кореей, Китаем, Японией и Россией. Северокорейский лидер Ким Чен Ын прежде всего хочет разговаривать с Дональдом Трампом на равных. Очевидная неэффективность семи пакетов санкций заставляет США менять методику. К тому же, угроза нанесения упреждающих ударов по острову Гуам (американская территория в Тихом океане) и пролёт на прошлой неделе над Японией ракеты средней дальности доказывают, что Северная Корея строго следует начертанным планам. Впрочем, возможность нанесения КНДР удара по Гуаму вызывает сомнение. А премьер-министру Японии Синдзо Абэ, который не может действовать изолированно и идти наперекор общественному мнению внутри страны, пока не остаётся ничего другого, как сесть за стол переговоров. Тем более что многочисленные стратегические виражи Вашингтона в конце концов могут заставить Сеул и Токио самостоятельно решать свои проблемы, о чём и говорил Трамп во время своей избирательной кампании. Несмотря на эскалацию военной напряжённости, американский президент уже вынужден дать «задний ход», продемонстрировав свою неготовность и забыв обещание «огня и ярости». Правда, для оказания дополнительного давления на Пхеньян, Южная Корея и США в прошедший четверг провели совместные военные манёвры, в которых приняли участие два американских стратегических бомбардировщика B-1B, четыре истребителя «Стелс» F-35B и южнокорейские самолеты. Министр обороны Джеймс Мэттис и госсекретарь Рекс Тиллерсон поспешили заявить через «Wall Street Journal», что Соединённые Штаты не «планировали» свержение режима Пхеньяна или объединение полуострова путём военной интервенции. А бывший советник Дональда Трампа по стратегическим вопросам Стив Бэннон утверждал в середине августа, что «не существует никакого военного решения, которым можно было бы ответить на северокорейскую угрозу», призывая оценить ту опасность, которая может нависнуть над Южной Кореей в случае начала открытого конфликта. «Они [северокорейцы] нас сделали», – добавил американский стратег.

Оказалось, что использование северокорейской угрозы как средства ведения торговой войны с Китаем также имеет свои границы. Вступив в непрямую борьбу с Пекином, Вашингтон отрезал себе все пути к разрешению ситуации. Тем более что способность Китая надавить на Северную Корею несколько преувеличена. Таким образом, необходимо срочно заканчивать этот китайско-американский «чай на двоих».

Действительно, до сих пор каждая резолюция Совета безопасности ООН была предметом предварительного обсуждения между Китаем и Соединёнными Штатами с опорой на текст, составленный Вашингтоном. Придя к соглашению, стороны предлагали общую версию остальным членам Совбеза. Вчера, после единогласного принятия 5 августа резолюции 2371, касающейся блокировки доходов, полученных от северокорейского экспорта, Франция в очередной раз продемонстрировала, что остальные постоянные члены Совета Безопасности не имеют позиции по северокорейской проблеме. Президент Макрон ограничился призывом к Совбезу «реагировать быстро» и «твёрдо», чем только подтвердил то, что у него нет никаких предложений.

И тут на сцену выходит российская сторона, которая намерена сыграть более значительную роль в этом вопросе. В прошедшую среду Рекс Тиллерсон встретился со своим коллегой Сергеем Лавровым, министром иностранных дел России. Помня о предстоящем эмбарго на нефть, Москва утверждает, что усиление санкций против Северной Кореи «контрпродуктивно и опасно». В вышедшем по итогам их встречи коммюнике российское Министерство иностранных дел сообщает: «Сергей Лавров вновь подчеркнул, что поиску политико-дипломатических путей преодоления напряжённости на Корейском полуострове нет альтернативы. Россия считает необходимым воздерживаться от любых шагов военного характера, которые могут привести к непредсказуемым последствиям».

После запуска Северной Кореей 4 июля межконтинентальной баллистической ракеты Россия заблокировала декларацию Совета безопасности, призывающую предпринимать «значительные меры» против Пхеньяна. С одной стороны, Россия полагала, что речь шла только о ракете средней дальности, не способной достичь Аляски (как показал первый анализ американцев). С другой стороны, Россия наладила новые экономические связи с КНДР, в рамках которых предусмотрено то, что ядерное соглашение неизбежно пройдёт через обмены в торговой, технологической и гуманитарной сферах. Принятие Китаем небывалых санкций и запрет на экспорт северокорейского угля может помочь России сыграть ту роль, на которую она рассчитывает. 15 августа на торжественной церемонии, посвящённой празднованию освобождения КНДР, китайской делегации отсутствовала, что красноречиво иллюстрирует напряжение, возникшее между Китаем и Северной Кореей.

Лина Санкариа

На ту же тему

Новый теракт исламистов во Франции
Alinéa, Auchan… Давняя семейная традиция клана Мюлье...
За Трампа или против? В Пенсильвании мнения...
Во Франции возвращается режим самоизоляции