«НАЦИОНАЛЬНЫЙ ФРОНТ» ИССТУПЛЁННО ДУМАЕТ О ЕВРОПЕЙЦАХ

При входе в Большой Дворец в Лилле замечаешь только одно - огромные баннеры, представляющие этапы, пройденные «Национальным фронтом» с момента прихода Марин Ле Пен.

При входе в Большой Дворец (Grand Palais) в Лилле замечаешь только одно – огромные баннеры, представляющие этапы, пройденные «Национальным фронтом» с момента прихода Марин Ле Пен: «2012 – 6,4 миллионов избирателей на президентских выборах»; «2014 -Первая партия Франции на европейских выборах»; «2015 – 356 региональных советников и 62 советника от департаментов»; «2017 – 10,6 миллионов голосов на президентских выборах».

Континентальные голосования мобилизуют активистов

И такие этапы развития сидят не только в головах пропагандистов Фронта. Ни лидеры, ни активисты не были травмированы уходом Флориана Филиппо, «номера 2» в команде, и ничтожным преимуществом Марин Ле Пен в дебатах между двумя турами. «Мы знаем, что ничего не получилось, – признаёт Себастьян Шеню, назначенный в исполнительное бюро, – Но следует сразу напомнить, что наша избирательная база значительно расширилась, и что политическая обстановка уже не та, какой была раньше». «Члены партии «Республиканцев» присоединяются один за другим к Эммануэлю Макрону, а «Социалистическая партия» уже почти вся с ним», – объясняет депутат НФ, убеждённый в наступлении новой крупной поляризации «между националистами и глобалистами». «Если и существует кризис, то это – кризис развития», – заявляет Эммануэль Кренн, региональный советник НФ в Окситании. «Партия воспряла, укоренилась и распространилась. Моё намерение привести нас к власти непоколебимо», – сообщила вчера Марин Ле Пен.

В «Национальном объединении» ( «Rassemblement national » – таким, возможно, будет новое название партии) общественники мобилизуют силы для решения «иностранного вопроса». У активиста НФ из Мерикура (деп. Па-де-Кале) загораются глаза при упоминании о «полученных в Италии результатах выборов против Меркелевской Европы» и о большой коричневой волне, захлестнувшей «Польшу, Австрию, Венгрию и даже Германию». «Патриоты всех стран, объединяйтесь», – эту фразу осмеливается произнести модератор дневной субботней сессии после речи Стивена Бэннона, экс-советника Дональда Трампа. «История на нашей стороне, и она приведёт нас к победе», – объявил Бэннон, сторонник расизма и насилия, получивший поддержку «Ку-клукс-клана» и «Американской нацистской партии» в пользу кандидатуры миллиардера. «Пусть другие называют вас расистами и ксенофобами, примите это как символ чести», – провозгласил бывший советник Трампа по стратегии до того, как вызвал освистание со стороны журналистов. Мы потом займёмся нормализацией нашего образа.

Бэннон, который уже нанёс визиты представителям крайне правых сил в Европе, не единственный, кто верит в будущее. «Способ голосования на европейских выборах (с государственным списком, единым для всей Франции) будет благоприятствовать «Национальному фронту»», – хочет верить Филипп Клайз, представляющий на конгрессе Нацфронта партию национал-социалистов Фландрии «Vlaams Belang» («Фламандский интерес» нидерл.).

Ле Пен хочет «покончить с наследием мая 1968»

Для достижения успеха в «цикле 2019-2021» «Национальный Фронт» намерен совершить стратегический сдвиг. «Вопрос о евро слишком далёк от понимания простыми людьми, слишком сложен, чтобы сформулировать по нему политическое предложение, – поясняет Жан Мессиа, «энарк»,[1] оставшийся в НФ. – Это был большой урок заключительного этапа выборов. Сегодня вопрос о безопасности, во всех её значениях, является гораздо более приоритетным для французов, чем денежный вопрос». Урок был хорошо понят итальянской партией «Lega» («Лига», прежнее название «Лига Севера», ит.), с известными нам результатами. Её лидер Маттео Сальвини, ещё одна «звезда» конгресса, адресовал два видео-сообщения своей братской партии.

Станет ли НФ проводить более либеральную линию, подобно другим европейским крайне правым партиям? В своей заключительной речи Марин Ле Пен продолжала позиционировать себя как защитницу среднего класса «от реклассификации». Но, говоря о «защите французов», она затрагивает главным образом вопросы, касающиеся безопасности и иммиграции – темы, которая сегодня вновь набирает обороты. «Во Франции, если ты иностранец или преступник, ты должен сесть обратно в самолёт! Я уже чувствую себя лучше, говоря это», – заявляет Ле Пен, используя словарный запас, схожий с отцовским, и стиль, подражающий Трампу. Это намёк, главным образом, своей племяннице, а также правой и «консервативной» реакции, – осуждение «общество без границ», находящееся в состоянии «полного переиначивания ценностей». Ле Пен осуждает новую религию «трансгуманизма» и объявляет о собрании, нацеленном на то, чтобы «покончить с наследием мая 1968». «Во Франции месье Макрона быть «маршистом»[2] – значит быть кочевником, таким же, каковыми являются мигранты и налоговые экс-патриоты», – добавляет она, стремясь наконец воплотить в жизнь союз правых.

Фото: Philippe Huguen/AFP Оригинал статьи: https://humanite.fr/congres-le-fn-salive-deja-en-pensant-aux-europeennes-651810


[1] «Энарк» (фр. enarque) – неофициальное прозвище слушателей и выпускников Национальной школы администрации во Франция (Ecole nationale d’Administration, ENA). Название дано по аналогии со звучанием слова «олигарх» (oligarque) – прим. ред.

[2] «Маршист» (фр. marcheur) – прозвище, возникшее от названия партии Э. Макрона «Вперёд, Республика!» («La Republique en Marche») – прим. ред.

На ту же тему

Palantir покупает репутацию
Труд рабочих попадает в офшоры
Предупреждения не спасли Самюэля Пати
Korian, DomusVi: Гонения на членов профсоюзов в...