ПОЛИЦИЯ НИКОГДА НЕ ПРИЗНАЕТСЯ В ПРИМЕНЕНИИ НАСИЛИЯ

Коллегия адвокатов Парижа и конференция Батонье предупредила вчера об «угрозах и злоупотреблениях в области обеспечения безопасности», которые может повлечь за собой проект закона, ожидающий рассмотрения в Национальном собрании, об общественной безопасности, устанавливающий «общее ношение» оружия для полиции и жандармерии.
Коллегия адвокатов Парижа и конференция Батонье предупредила вчера об «угрозах и злоупотреблениях в области обеспечения безопасности», которые может повлечь за собой проект закона, ожидающий рассмотрения в Национальном собрании, об общественной безопасности, устанавливающий «общее ношение» оружия для полиции и жандармерии.

Адвокаты встревожены. Коллегия адвокатов Парижа и конференция Батонье[1] предупредила вчера об «угрозах и злоупотреблениях в области обеспечения безопасности», которые может повлечь за собой проект закона, ожидающий рассмотрения в Национальном собрании, об общественной безопасности, устанавливающий «общее ношение» оружия для полиции и жандармерии.

Алин Дайер, ответственный сотрудник ACAT (Ассоциации христиан за отмену пыток), составила в прошлом году доклад под названием «Порядок и сила», в котором провела глубокий анализ случаев полицейского насилия. Исследование показало, что за последние пять лет по вине полицейских и жандармов, проводивших операции, умирал в среднем один человек в месяц. Описанное ею положение дел производит удручающее впечатление. К тому же эмоции, вызванные историей в Ольнэ-су-Буа, продолжают кипеть.

– Для многих обитателей рабочих кварталов то, что произошло в Ольнэ-су-Буа, Бомон-сюр-Уаз и Дранси – лишь надводная часть айсберга; а случаев насилия намного больше. Так ли это?

Алин Дайер: В этом вопросе полицейское ведомство занимает крайне неясную позицию и всегда всё отрицает. В процессе расследования мы изучили 89 случаев серьёзных ранений, полученных с 2005-го по 2015 гг., 26 из которых привели к летальному исходу. Но за исключением двух-трех случаев, переданных нам адвокатами, всё это лишь дела, так или иначе раскрученные средствами массовой информации. Если бы не журналисты, мы бы никогда о них не услышали. Когда дело приобретает характер сексуального насилия (как в случае с юным Тео в Ольнэ. – прим. ред.), то это ещё больше усугубляет ситуацию, поскольку жертвы часто скрывают эксцессы подобного свойства.

– Мы переживаем ряд очень тяжёлых политических событий: объявление чрезвычайного положения, применение силы при разгоне демонстраций против трудового закона, смерть Адама Траоре… говоря о правоохранительных органах, каким вы видите итог последних пяти лет?

Алин Дайер: Социалистическая партия последовала за правыми, усиливая процесс. Стало широко применяться «нелетальное» оружие, такое как Flash-Ball, Taser, гранаты для прорыва через окружение. Было принято два закона о применении силы: в июне 2016 года закон, позволяющий открывать огонь в случае «смертельной гонки», и реформа «условий открытия огня», которую рассматривали вчера в Национальном собрании. В течение последних двух лет на фоне терактов мы всё дальше и дальше отодвигаем допустимый порог насилия. Стало нормальным на демонстрации выбить парню глаз или делать в сторону молодежи предупредительные выстрелы настоящими пулями, как это было в понедельник вечером в Ольнэ.

– Из 26 человек, погибших в результате применения полицией силы (2005–2015 гг.), случаи которых изучены АСАТ, только четверо были белыми. Складывается впечатление, что насилие в основном направлено на такие департаменты, как Сен-Сен-Дени, или на людей с определённым цветом кожи…

Алин Дайер: Опять же, из-за непрозрачности органов полиции мы не располагаем цифрами для более точного анализа. Невозможно также выяснить, замечен ли был ранее какой-либо комиссариат, например комиссариат Ольнэ-су-Буа, в применении насилия. Но существуют факты неоднократно повторяющиеся и неоспоримые: случаи насилия чаще всего происходят в рабочих кварталах и на периферии больших городов. В большинстве случаев они сопровождаются расистскими оскорблениями. Из 26 человек, погибших в результате применения полицией силы, случаи которых нами изучены, только четверо были белыми, в том числе Реми Фрэсс, активист ZAD’истов[2]. Вопрос расизма потребует отдельного тщательного рассмотрения процессуальных действий полиции в отношении цветного населения.

– Почему полицейские, применяющие насилие, так часто избегают правосудия?

Алин Дайер: Потому что в правоохранительных органах существует самая настоящая круговая порука. Виновных не выдают, а следствие проводят другие полицейские. Что касается правосудия, то близость между сотрудниками судебных ведомств и полицией также осложняет проведение дознания. Наконец, существует своего рода снисходительность, которая давно, ещё до терактов, возникла в общественном мнении. Суть её примерно такова: «У полицейских тяжёлая работа, так что ничего страшного, если они иногда допустят небольшие нарушения». Разумеется, это глубокое заблуждение, поскольку насилие в высшей степени контрпродуктивно.


[1] Конференция председателей Советов адвокатов – прим ред.

[2] Воинствующие экологи – прим. ред.

На ту же тему

Первая победа профсоюзов Suez в парижском суде
Левые и 2022 год: общество ждёт объединения
Тесты на коронавирус: быстрее, но с менее...
Отвратительные граффити и адская мелодия «левацкого исламизма»