Прокурор Ле Мана: сугубо индивидуальный подход к каждому истцу

Активист движения «жёлтых жилетов» оказался под следствием исправительного суда за агрессивные действия в отношении полицейского. Обвинения были предъявлены после того, как сам протестант подал жалобу на побои, нанесённые представителями правоохранительных органов.
Активист движения «жёлтых жилетов» оказался под следствием исправительного суда за агрессивные действия в отношении полицейского. Обвинения были предъявлены после того, как сам протестант подал жалобу на побои, нанесённые представителями правоохранительных органов.

Активист движения «жёлтых жилетов» оказался под следствием исправительного суда за агрессивные действия в отношении полицейского. Обвинения были предъявлены после того, как сам протестант подал жалобу на побои, нанесённые представителями правоохранительных органов.

Давид Бруцци (48 лет) предстанет в эту среду перед исправительным судом города Ле-Ман. Решением прокурора Республики ему предъявлен иск по обвинению в попытке ударить одного из городских полицейских и отобрать у него оружие (травматическое). Всё это якобы произошло в субботу, 16 февраля, во время местной протестной акции «жёлтых жилетов». Давид и его жена Ванина неспроста хорошо помнят, что на самом деле произошло в тот день. Только вот действия, якобы за которые сейчас судят Давида, почему-то стали известны лишь 27 мая. Обвинения, предъявляемые участнику протестного движения, очень серьёзны, но есть одна как минимум непонятная деталь: почему полиция (раз Давид, как это утверждается, правда имел с ней дело) не задержала «нарушителя» сразу, и даже не проверила его документы?

27 мая на перекрёстке с круговым движением в бывшей коммуне Монтабон «жёлтые жилеты» разбирали свой лагерь, простоявший здесь шесть месяцев, готовясь покинуть «обжитое» место. Давид возвращался домой, когда его остановил полицейский, прибывший сюда из Ле-Мана (45 км от Монтабона). Его доставили в префектуру, где он узнал, что его поместят под стражу из-за жалобы, поданной 27 марта одним из стражей порядка на самого Давида и на его жену. Получается, что полицейский каким-то чудесным образом вдруг вспомнил о правонарушениях шестинедельной давности и к тому же выяснил имя совершившего их человека…. Невероятно. Давид пробыл в заключении тридцать часов, его дважды допрашивали. Задержанный отрицает вину. Он изложил свою версию событий, но это не помогло: прокуратура возбудила против него дело.

Тот факт, что личность супругов Бруцци была чудесным образом установлена – это, скорее всего, дело рук полицейского начальства, у которого есть свои методы для подобных случаев. Ещё 18 февраля Давид и Ванина подали в жандармерию Шато-дю-Луар жалобу на «представителей правоохранительных органов» по факту проявления полицейского насилия во время манифестации.

В тот солнечный день, 16 февраля, Ванина с дочерью Лорелен (девушка недавно начала работать медсестрой и также является медоком-волонтёром на протестных акциях) шли по улицам Ле Мана вместе с манифестантами. Давид был с ними, но находился чуть в стороне от общей колонны протестующих. Произошло несколько инцидентов с представителями стражей порядка. На улице Барбье полицейские пустили в ход дубинки, хотя никаких нарушений со стороны участников шествия не было. На перекрёстке с улицей Дю Пор мать и дочь Бруцци задержались, чтобы помочь лежавшему на земле человеку. Давид остался их ждать, а остальные протестующие ушли вперёд. Тут сзади раздался грубый окрик: «Пошла прочь, грязная стерва!» Давид обернулся и увидел человека в форме, который рыкнул в сторону его жены и дочери, а затем взял их на прицел травматического пистолета. Давид спокойно (все это подтверждают) подошёл к стражу порядка и рукой отвёл дуло пистолета от своих родных, спросив, «по какому поводу эти оскорбления и угрозы?» Сделав шаг назад, Давид оступился и упал на землю, после чего на него обрушился град ударов. Его избили до крови. Давид ожидал, что его сейчас задержат и увезут, но тут двое полицейских, подоспевших ему «на помощь», отошли. Тогда Давид поднялся и увидел, что его жена лежит на дороге вся в крови, а полицейские бьют её дубинками и пинают. Он кинулся к ней и закрыл собой. Полицейские били всё сильнее. Давид стал задыхаться и потерял сознание. Ванина была напугана до смерти: она знала, что у мужа слабое сердце, и он уже пережил острый сердечный приступ, сделавший его на всю жизнь инвалидом. Лорелен стояла в двух шагах, пытаясь объяснить, что она медсестра и спасатель-волонтёр и должна оказать помощь пострадавшему. Вместо ответа ей молча преградили путь.

Закончилось это зверство так же внезапно, как началось. Давид пришёл в себя. Люди в форме отступили, а затем ушли. Подоспевшие помогли супругам встать, спросили, сильно ли они пострадали. Давид и Ванина с изумлением поняли, что им помогают жандармы. Убедившись, что супруги пришли в себя и могут двигаться, жандармы отошли. У Ванины была повреждена правая нога, сейчас женщина хромает. Следующие два месяца она будет вынуждена сидеть дома и не сможет работать. На 1 августа ей была назначена операция на колене, после которой ещё два месяца Ванине придётся провести без работы. Вернувшись к себе, Бруцци сразу связались с местной жандармерией в Шато-дю-Луар, чтобы подать жалобу. Их заявление было зарегистрировано в понедельник, 18 февраля.

Но «вспомнили» об этой жалобе только в начале июля, уже после того, как было предъявлено обвинение против Давида. Из Ренна позвонила сотрудница Генеральной инспекции национальной полиции (IGPN) и сообщила, что прокурор Республики города Ле-Ман поручил ей провести допрос и врачебную экспертизу. Экспертизу назначили на 26 июля, допроса до сих пор не было. Нетрудно догадаться, что прокуратура нарочно делает всё возможное для того, чтобы эти две жалобы рассматривались в суде отдельно. Прокурор торопит слушание по иску полиции, несмотря на то, что тот был подан с большим опозданием; расследование ведётся в срочном порядке, и доверили его лучшим инспекторам. А с жалобой Бруцци тянут, IGPN явно не торопится пролить свет на события 16 февраля. Правоохранительные органы хотят воспользоваться судом и с его помощью «заткнуть» Бруцци. Мэтр Вижэн, адвокат Давида, считает, что начинать защиту следует даже не с разоблачения многочисленных нестыковок в обвинении. Он намерен указать на необоснованность самого судебного процесса и потребовать, чтобы его признали недействительным.

На ту же тему

Лион: Все на борьбу против пенсионной реформы
Париж: «Нас большинство, но нас не слушают,...
Дело Гриво: новый поворот в политической жизни
Мэри Лу Макдональд: Ирландская революция