Портреты парижских манифестантов

«Чуть только мы заговорим о том, что нужно иметь достойный уровень жизни – нам говорят заткнуться!» Но Фати не собирается затыкаться. Она считает себя истинной протестующей. Год назад она начала выходить на манифестации с «Жёлтыми жилетами». Она вспоминает многие эпизоды, возмущавшие её в последнее время: старик, который четыре дня сидел на скамейке в приёмной в ожидании помощи, бездомные, вызовы в непригодные для жизни квартиры.
«Чуть только мы заговорим о том, что нужно иметь достойный уровень жизни – нам говорят заткнуться!» Но Фати не собирается затыкаться. Она считает себя истинной протестующей. Год назад она начала выходить на манифестации с «Жёлтыми жилетами». Она вспоминает многие эпизоды, возмущавшие её в последнее время: старик, который четыре дня сидел на скамейке в приёмной в ожидании помощи, бездомные, вызовы в непригодные для жизни квартиры.

Фати, 50 лет, медсестра. 

«Я хочу, чтобы снова стали заботиться о людях» 

«Чуть только мы заговорим о том, что нужно иметь достойный уровень жизни – нам говорят заткнуться!» Но Фати не собирается затыкаться. Она считает себя истинной протестующей. Год назад она начала выходить на манифестации с «Жёлтыми жилетами». Она вспоминает многие эпизоды, возмущавшие её в последнее время: старик, который четыре дня сидел на скамейке в приёмной в ожидании помощи, бездомные, вызовы в непригодные для жизни квартиры. «Я хочу, чтобы снова стали заботиться о людях, – говорит она, – Ведь скорая помощь помогает именно людям». Она говорит о том, как за последний год народное движение «поднимается», и становится понятно, что она рада тому, сколько людей поддержало забастовку 5 декабря. А в субботу 7 декабря она снова собирается выйти на манифестацию с «жёлтыми жилетами». «Я хочу, чтобы м ы покончили с капитализмом, поработившим людей», – говорит она, добавляя при этом, что лично сама намерена бороться вплоть до отставки Макрона и возврата власти к народу. Правда, по её мнению, нельзя ставить невыполнимые задачи, ведь тогда люди могут разочароваться в движении. И она готова идти вместе с профсоюзами, хотя всё ещё не доверяет какому-либо руководству, в том числе профсоюзному. Когда каждый сам за себя, это неправильно, думает она. По словам Фати, во время движения «жёлтых жилетов» исчезли предрассудки, отделявшие одних людей от других, и она хочет, чтобы так было и впредь. «Люди, проснитесь, чёрт возьми!», – восклицает она и направляется в сторону группы своих приятелей в жёлтых жилетах.

Ги Газ, 72 года, пенсионер. 

«Сейчас даже руководящие работники жалуются и говорят, что их используют» 

«Мне уже нечего терять в моём возрасте! Я готов пойти до конца», – говорит Ги, опираясь на палку. Он не намерен сдаваться и не боится никаких неожиданностей. Раньше он работал в автомобильной отрасли, потом в организации по помощи в трудоустройстве «Esat». Ги считает себя рабочим и не по наслышке знает, что такое общественная борьба: «На предприятиях, где я работал, были люди, выходившие на забастовки с целью борьбы за права. Сейчас даже руководящие работники жалуются и говорят, что их используют. Им давно надо было поддержать нас!» Ги вышел из профсоюза, разочаровавших в неудачах, которыми заканчивались их кампании в последнее время. Но с радостью утверждает: «Сейчас я «жёлтый жилет»». С его точки зрения, перерыв в этом движении был сделан только на благо. Ведь когда люди выражают свой гнев постоянно – это означает, что все действуют вразнобой. «Жёлтые жилеты» всё изменили, мы собрались вместе, – говорит он, – Но я могу выйти на митинг и вместе в представителями ВКТ». 5 декабря он вышел на забастовку, чтобы поддержать всех пенсионеров в целом, но, в особенности, тех, кто получает маленькую пенсию. Ведь она будет уменьшаться ещё больше. Конечно, он слышал, как говорят, например, о железнодорожниках и об их якобы привилегиях. Это всё вздор. «Да всем надо таких привилегий, – говорит Ги, – Нас тянут вниз, давайте пожниматься».

Ирен Модино, управленец среднего звена. 

«Сегодня начинается новая точка отсчёта» 

«100 миллиардов – это сумма, потерянная в результате уклонения от налогов. Ясно, что нам морочат голову, – считает Ирен, высказываясь о макроновской пенсионной реформе, – Ведь деньги есть. А безработица – продукт самих капиталистов. К тому же мы теперь меньше платим социальных отчислений». Ирен пришла на манифестацию с друзьями. У неё приятное лицо и лучистые глаза, даже когда она говорит о проблемах: «На моём месте работы убрали профсоюзные ячейки. И с тех пор у руководства развязаны руки. Я чувствую, что за меня некому заступиться». Но это её не останавливает. Ирен хочет вступить в профсоюз, в SUD или в ВКТ. Правда на забастовку ей выйти сегодня не дали, поэтому на 5 декабря пришлось брать отгул: «Сегодня я как-бы в отпуске. Но в этот день начинается новая точка отсчёта. Эта забастовка важна и у меня есть право в ней участвовать. И мои коллеги знают, что я пойду на акцию протеста, что я – «жёлтый жилет»». Когда это движение возникло, год назад, Ирен сказала себе: «А в этом что-то есть. Наконец-то. Люди проснулись. Может, сейчас начнётся что-то новое». По её мнению, это новое явление должно послужить предостережением: «Макрон должен понять, что за него в итоге проголосовало 28 % граждан. К народу надо прислушаться». Ирен работает в частном секторе, и дальнейшее её участие в этом движении будет сопряжено со сложностями: «Я не знаю, поддержат ли меня на работе. Посмотрим. Но глава государства должен услышать то, что народ не согласен с его пенсионной реформой». 

Мари Дюссар, 19 лет, студентка. 

«В демократическом государстве к народу прислушиваются» 

«Эммануэлю Макрону наплевать на бедняков, и он это наглядно демонстрирует», – говорит Мари. Она изучает психомоторику и учувствует во всех манифестациях. Улыбаясь, Мари рассказывает о своей активности в общественном движении с самого начала: «Я не состою в профсоюзе или какой-либо организации. Но мне интересна политика и общественные движения. Эммануэль Макрон разрушает нашу социальную систему. И ему всё равно. Но в демократическом государстве к народу прислушиваются, когда он не согласен». Мари вышла защищать не только положение студентов, хотя и его тоже. В частности, она выступает против повышенных тарифов на учёбу для иностранных студентов, против разрушения систему государственного здравоохранения и образования. Её мечта – более справедливое общество. Она надеется, что забастовка 5 декабря не пройдёт незамеченной. «Пока у людей совсем не ухудшиться положение, они не борются и не объединяются, – сожалеет Мари, – Но я надеюсь, что это изменится». Она настроена решительно, правда по поводу движения у неё сдержанная позиция. Мари задаётся вопросом, что будет дальше? «Надеюсь, что сегодняшние выступления дадут правительству понять, что продолжать эту реформу нельзя. Но в случае неудачи я не буду продолжать митинговать», – говорит девушка, продолжая улыбаться. 

Диего Шове, Салиа Бусседра

На ту же тему

Korian, DomusVi: Гонения на членов профсоюзов в...
«Мы упустили шанс на мир»
Власть грозит кулаком «внутреннему врагу»
Через год после путча левые возвращаются к...