Ястребы Вашингтона хотят интервенции в Каракас.

by Главный редактор

Пьер Барбансэ Ставленник США Хуан Гуайдо безуспешно пытался привлечь на свою сторону армию в ходе…

Япония-Корея. Поле битвы – историческая память.

by Super User

Лина Санкари Разногласия по поводу сложных страниц истории привели к тому, что Сеул и Токио…

Ян Бросса: «Европа не должна портить людям жизнь»

by Super User

Сегодня, когда до голосования остаётся всего два месяца, лидер предвыборного списка коммунистов прилагает немало усилий…

Я решил, что лучше умереть за мир

by Super User

Уставшие от десятилетий войны, жители Афганистана хотят вести нормальную жизнь. Талибы отказываются продлевать перемирие.

Южная Корея. Давно забытые призраки мятежного острова

by Super User

Правительство Мун Чжэ Ина разрабатывает проект по эксгумации тел жертв резни, произошедшей во время коммунистического…

Жак Ширак: От «добряка» до « великого лжеца». 60 лет политической деятельности.

Грегори Марен, Лионель Вентурини

В четверг ушёл из жизни бывший президент Республики Жак Ширак. Он был, несомненно, видным партийным и государственным деятелем, оставив значительный след в истории. Этому человеку удалось не только сплотить правых голлистов, но и возглавить их, правда, проявляя при этом.

Жорж Помпиду назвал его как-то «бульдозером». Вчера в возрасте 86 лет Жак Ширак ушёл из жизни. «Рубаха-парень и, вместе с тем, гибкий политик», как его описывал историк Мишель Винок (1). Зять Ширака Фредерик Салат-Бару (занимавший при нём пост генерального секретаря администрации президента) сообщил, что экс-глава государства скончался в Париже, в окружении своих близких. Последние 60 лет мы не раз убеждались в том, что его государственная деятельность на постах премьер-министра (1974-1976, затем 1986 -1988 года) и президента Республики (1995-2007) оставила заметный след в политической жизни Франции. За объявлением о смерти Ширака последовали, разумеется, выражения соболезнования от его бывших однопартийцев, желающих почтить память умершего. Ален Дюппе вспомнил прежде всего о том, какие «прочные отношения, построенные на взаимном доверии и дружбе» связывали его с покойным. Печальное событие не оставило равнодушными даже противников Ширака. Некоторые из низ и вовсе не упоминали о былой вражде: если Валери Жискар д’Эстен и Эдуар Балладюр ограничились формальными соболезнованиями, то Николя Саркози с сожалением сообщил, что «со смертью Ширака закончился важный этап и его (Саркози) жизни». Но не одни только правые политики высказали в этот день слова уважения президенту. Многие государственные деятели, вне зависимости от их партийной принадлежности, отдают должное непреклонности Ширака на международной политической арене, стараясь, правда, не касаться некоторых особенно жёстких внутриполитических решений главы Республики. «Мы оба следили за тем, чтобы наша страна выступала как сплочённое государство», - вспоминает его премьер-министр, социалист Лионель Жоспен. Жан-Люк Меланшон, занимавший при Шираке должность министра, говорит, что тот «любил Францию куда сильнее, чем некоторые его преемники». Депутат Национальной ассамблеи Франции от ФКП Фабьен Руссель считает, что Ширак был «человеком, который прислушивался к народу» и который «отказался вступать в Иракскую войну 2003 года». Депутатам от коммунистической партии он запомнился также как «человек, благодаря которому Франция смогла высказать своё независимое мнение по конфликту между Израилем и Палестиной».  Правительства Германии, России, Ливана и многих других государств выражают соболезнования в связи со смертью «прекрасного политического партнёра», «дальновидного и мудрого», одного из «величайших» сынов Франции…

Его долгий и извилистый путь начался в 1951 году, на студенческой скамье в Институте политических исследований (IEP). Его друзьями были Мишель Рокар[i] и Робер Пандро.[ii] В те годы своим отказом вступить во Французскую секцию рабочего интернационала (SFIO, социалистическая партия) Ширак разочаровал первого и вызвал досаду второго. Он был одним из тех, кто подписал Стокгольмское воззвание против распространения ядерного оружия. Также он несколько недель продавал воскресные выпуски газеты «Юманите» у церкви Сэн-Сюльпис, о чём потом писал в первом томе своих мемуаров «Каждый шаг должен быть целю» («Chaque pas doit être un but», 2009). Он всегда был настоящим другом «Юманите», и, даже будучи на посту президента, приветствовал наших журналистов неизменным «Так держать, «Юманите»! Также известно, что ещё в студенческие годы он участвовал «как минимум в одном собрании партийной ячейки» ФКП: он сам рассказал об этом в эфире France 3 в ноябре 1993 года, хотя никто из коммунистов никогда не упоминал об этом. Из-за этого эпизода некоторые станут ошибочно относить Ширака к левым политикам, тогда как все его слова, решения и действия ясно свидетельствуют о том, что он был сторонником именно правой идеологии.

Молодой чиновник.

Диплом IEP, а затем и Национальной школы администрации (ENA), также как и состоявшаяся в 1956 году женитьба на Бернадетт Кордон де Курсель (девушке из старинной семьи, собравшей «под свои крыла» банкиров, священников и предпринимателей) позволили Жаку Шираку проникнуть в закулисную жизнь деголлевского правительства. Ширак рассказывал, что голлистом он стал только в 1958 году, когда вернулся в ENA после прохождения обязательной военной службы. Он был убеждён, что генерал Де Голль сможет «сохранить Алжир». Но, став депутатом департамента Коррез (с 1967 года), он вдруг «распорядился о передаче посылок Шаллю, Салану, Жуо и Целлеру, четырём генералам-инициаторам алжирского путча, заключённым в тюрьме г. Тюль». (2) Вот уж действительно парадоксальный поступок Ширака; который, однако, не помешал молодому политику подняться по служебной лестнице в администрации Франции де Голля.

Жак Ширак долго работал в разных министерствах, где добился значительного карьерного роста. Этот период жизни Ширака тесно связан с историей V Республики. В 1962 году его заметил Жорж Помпиду и назначил его на должность генерального секретаря правительства, затем он стал главой кабинета премьер-министра, и, наконец, в 1967 году начал работать в Генеральный комитет по вопросам занятости при Министерстве социальной поддержки под руководством Жана-Ноэль Жаннени. Здесь он создал Французское национальное агентство по трудоустройству, которое, как предполагалось, должно было обеспечить места для 430 000 безработных во Франции. Всем известно, чем это закончилось… В мае 1968 года Помпиду отправил Ширака вести переговоры по Гренелльскому соглашению, которое затем было подписано Жоржем Сеги (генеральный секретарь ВКТ). По некоторым сведениям, прежде чем принять соглашение, Сеги провёл серию конфиденциальных встреч с Анри Красуки. Затем Ширак стал государственным секретарём по вопросам экономики при министре финансов Валери Жискар д’Эстене – как раз тогда между ними завязались дружеские отношения. Потом последовал головокружительный подъём Ширака. Одну за другой он сменяет должности ответственного министра по связям с парламентом в 1971 году и министра сельского хозяйства в 1972 году (впоследствии это министерское кресло и полевые работы и результаты мероприятий в департаменте Коррез, обеспечили Шираку поддержку работников сельского хозяйства). Наконец, в 1974 году, Ширак стал премьер-министром.

Ему был 41 год, когда он занял кресло премьер-министра в администрации президента Жискара д’Эстена. Но очень скоро он понял, что новый президент намерен не допускать его к власти: Жискар хочет контролировать Ширака и навязывает ему в окружение своих людей. После двух лет непрерывных разногласий между «двумя разными политическими темпераментами», как пишет о них Мишель Винок, конфликт «правого либерализма» Жискара д’Эстена и «авторитарного республиканизма» Ширака достигает придела, и премьер-министр со скандалом уходит в отставку, заявим, что «в нынешней ситуации у него нет возможности эффективно выполнять обязанности премьер-министра». Правда, он ещё вернётся, а пока, с 1977 по 1986 год, обоснуется в мэрии Парижа…

Участие в президентских выборах.

Жак Ширак позаботился о том, чтобы обеспечить себе большой электорат. Он делал ставку не на один только Коррез. Здесь он прочно утвердил свои позиции ещё когда был местным депутатом и с тех пор (а с 1967 по 1995 год прошло уже 17 лет, 9 месяцев и 19 дней) постоянно набирал популярность. В 1970 году, прежде чем нацелиться на пост президента, Жак Ширак решает устроить свою штаб-квартиру в Париже. Для этого ему потребуется помощь двух советников президента. Это были Пьер Жюилле и Мари-Франс Гаро, которые будут сотрудничать с Шираком вплоть до вечера 25 марта 1977 года. Когда новый мэр Парижа Ширак поблагодарил Пьера Жюилле за назначение, тот ответил: «Первый раз вижу, чтобы лошадь благодарила своего жокея» (3). Эти слова звучали как насмешка, однако они очень точно передавали суть происходящего: в любой конкуренции Ширак не знал себе равных, и борьба за власть должна была раскрыть его потенциал куда лучше, чем обычная управленческая деятельность в должности мэра. Когда после своего ухода с поста премьер-министра в 1976 году Ширак вернулся к депутатской работе, он решил реанимировать свою партию и дать ей новое название «Объединение в поддержку Республики» (RPR). Эта задумка должна была расширить электорат партии на муниципальных выборах 1977 года. Однако победа на этих выборах досталась левым (партия премьера смогла победить только в Парижском регионе). Тогда Ширак выбрал новую цель: президентские выборы 1981 года. И для её достижения он не жалел ни своих собственных, ни партийных сил. Несмотря на это он потерпел поражение: сначала в 1981 году, затем ещё раз – в 1988. После неудачных выборов Ширак возвращается в парижскую мэрию и вплотную занялся RPR, в рядах которой он провёл тщательную «чистку» всех своих соперников. Одновременно он начинает подготовку к президентской кампании1995 года.

RPR против «социал-коммунизма».

Между тем, благодаря тому, что правые упрочили своё положение в ходе парламентских выборов, главой государства снова стал лидер оппозиции. Ширак теперь пользуется репутацией популярного в обществе «положительного анти-героя», которую ему создали на политическом шоу «Куклы» в эфире Canal+ (таким его будут показывать с 1993 года и вплоть до истечения его первого мандата в 2002 году, когда Ширак получил новое амплуа «великого лжеца»). Правда, в те времена, будучи ещё мэром Парижа, Ширак руководил RPR, представляя партию как бастион против «социал-коммунизма» при правительстве Пьера Моруа, затем – Лорана Фабиуса. К тому же, за всё время существования V Республики впервые сложилось так, что правительство и глава государства были представителями разных политических направлений. Ширак искусно воспользовался этим и сумел реализовать свою политическую программу. В 1995 году он допустил первую серьёзную ошибку, одобрив предложенную премьер-министром Аленом Жюппе реформу Фонда социального страхования и пенсионной системы. Увы, Жюппе не догадывался о том, какой «социальный разрыв» существует в обществе, так что из-за его нововведений два миллиона французов оказались на улице. В 2006 году президент изобрёл договор первого найма (CPE), который привёл к массовым протестам целого поколения активной молодёжи, особенно студентов и старших школьников.

В 1986 году Ширак, занимавший на тот момент пост премьер-министра, решил противодействовать левопартийному президенту и запустил серию приватизаций, необходимых, как он считал, для «либерализации экономики». «К концу года во Франции сложится новая система ценностей, ни в чём не похожая на ту, по которой мы жили раньше», - хвастался довольный премьер. Далее, после серии терактов в Париже лета 1986 года, Ширак поддержал предложение министра внутренних дел Шарля Паскуа и ужесточил все законы, касающиеся уголовных преступлений и правонарушений. Чуть позже он взялся за ужесточение условий въезда на территорию Франции, усложнил правила получения вида на жительство и, тем более, гражданства. «Бульдозер» хотел пойти ещё дальше, но в ноябре 1986 года столкнулся с непредвиденным препятствием: законопроект по университетской автономии, предложенный министром Деваке (в дальнейшем этот проект будет принят администрацией Саркози), вызвал волну массовых студенческих протестов. Положение особенно обострилось 5 декабря, после того как по вине полицейских погиб Малик Уссекин (его ударил дубинкой полицейский из мотобригад). Правительство испугалось, что из-за этого случая молодёжное движение может «взорваться». Этот страх ещё долго не давал покоя Шираку, до самого подписания CPE в 2006 году. За этим последовала новая неудача. «Самый антисоциальный» премьер-министр, как сказал о Шираке генеральный секретарь ФКП Жорж Маршэ, оказался неправ. Два года бесконтрольной либерализации экономики не помогли достичь «главной цели» и ликвидировать безработицу во Франции. К весне 1988 года число людей, нуждающихся в трудоустройстве, выросло на 200 000. Однако уже на втором туре президентских выборов 1988 года лидер правых был уверен, что одержит победу над заканчивающим президентский срок Франсуа Миттераном , несмотря на то, что его репутация подпорчена печально знаменитой военной расправой в пещере Увеа[iii] (остров в Новой Каледонии, часть колониальных владений Франции). Надежды Ширака не оправдались. Но в 1993 году он, по-видимому, решил продолжить борьбу, и, пользуясь тем, что во Франции снова оказались у власти «разнополярные» глава государства и правительство. Гирак продвинул на пост премьер-министра своего человека Эдуара Балладюра, который должен был готовить общество к победе Ширака на президентских выборах в 1995 году. Однако тот решил отказаться от сотрудничества с ним и выставил свою собственную кандидатуру, подстрекаемый министром бюджета Николя Саркози (который взял на себя роль руководителя избирательной кампании Балладюра), а также министром внутренних дел Шарлем Паскуа. В итоге кандидатом от правых был избран Жак Ширак при поддержке Аллна Жюппе, Алена Мадлена и несколько менее надёжного Филиппа Сегена. Насиупили непростые времена.

От «речи в Кошене» до интеграции в Евросоюз.

В работе по европейским вопросам идея сотрудничества Ширака с движением UDF (Союз за французскую демократию) далеко не всегда казалась очевидным решением. На момент первых выборов 1979 года члены UDF придерживаются федералистских взглядов, а шираковские голлисты вели борьбу за национальный суверенитет. 6 декабря 1978 года лидер RPR под влиянием Гаро и Жюилле произнёс «речь Кошене» (Ширак записал её, находясь на лечении в больнице Кошена после серьёзной автоаварии): «Всякий раз, когда ущемляются интересы Франции, оказывается, что к этому приложили руку наши «коллеги» из UDF. Граждане Франции, не слушайте обнадёживающе-мирное нашёптывание демократов!». Он надолго порывает со старыми голлистами, которые придерживаются решительно про-европейской позиции. Ален Пейрефит, в то время министр юстиции и биограф Шарля де Голля, обратился ко всем депутатам парламента от RPR с просьбой не поддерживать Ширака; иные даже вышли из национального совета партии… Всё это привело к тому, что по итогам выборов RPR (16,2 %) заметно уступила UDF и выдвигавшейся от него Симоне Вейль (27,6 %), также как и Социалистической партии (23,3 %), и ФКП (20,52 %).

Возможно, именно это поражение заставило Ширака сменить тактику. На выборах в Европейский парламент 1984 года он соглашается на общий список депутатов от RPR и UDF. Эта фракция во главе с Симоной Вейль и Бернаром Понс заняла большинство депутатских мест, отведённых французской стороне.  В 1992 году Ширак продолжил модернизацию партии и участвовал в кампании референдума по Маастрихтскому договору. Конечно, он объявил себя «противником плана Делора по установлению единой денежной системы на территории Европейского союза», но всё же отдал за него свой голос, что помогло создать небольшой перевес в пользу Делоровского проекта (51,05 %). Все последователи де Голя (и сторонники старого голлизма, и голлисты Помпиду, и сочувствующие новому голлизму Жискара д’Эстена), в том числе и Ширак, усвоили поняли направление политического мейнстрима. Отныне главным лозунгом Ширака становится европейская интеграция. Заняв пост президента, он один за другим подписал сначала Амстердамский договор (в котором был принят пакт стабильности и роста) в 1977 году, затем, в 1979 году, Ниццкий договор. На саммите в Барселоне в 2002 году президент Республики вместе с левым премьер-министром Лионелем Жоспенем подписал закон об увеличении пенсионного возраста. Начался долгий период диктатуры Брюсселя. Особенного внимания заслуживает Фанцузский референдум по Конституции Европейского союза, итог которого показал, что 54,9 % проголосовавших – против ратификации новой Конституции. Политическое поражение Ширака не уменьшило, однако, его популярности среди населения (а точнее, согласно опросам, среди среднего класса и малообеспеченных граждан). 29 мая 2005 г. опросы показали, что в целом люди одобрили политический курс президента (за исключением новой конституции). Правда, это не значит, что у Ширака всё в порядке.

От «Ширака-фашиста» до «последнего бастиона» против Национального фронта (FN).

Президентская кампания 1995 года и инцидент, принесший Шираку победу на выборах, повлекли за собой определённые перемены. Ширак всегда придерживался откровенно правой политики, и это стоило ему прозвища «Ширак-фашист» (которое впервые появилось в 1977 году на страницах сатирической газеты « Canard enchaîné»). Не помогло и то, что президент защищал ряд важнейших демократических ценностей, таких как, к примеру, отказ от смертной казни, поддержка простых фермеров… Ведь на счету президента было даже несколько политических скандалов. Достаточно вспомнить смерть Малика Уссекина или расправу в пещере Увеа, не говоря уже о причастности Ширака к делу Булена…[iv] Несмотря на это, в 1995 году он стал главой Республики. Сразу его стали называть ответственным за рост «социального неравенства» во Франции. К такому выводу пришёл французский журналист Эммануэль Тодд.  После того как в 1995 году Франция снова стала проводить ядерные испытания в Тихом океане, а в 1996 году полиция устроила погром в церкви Сен-Бернар, приютившей 200 нелегальных беженцев, репутация Ширака-добряка решительно испортилась. В 1997 году президент распустил Парламент и провёл внеочередные парламентские выборы, надеясь таким образом сформировать в Парламенте доминирующий блок из поддерживающих его депутатов и далее управлять страной, руководствуясь Маастрихтскими критериями. Однако план провалился, и следующие пять лет Шираку пришлось «сосуществовать» с левым правительством, отказавшись от прежних внешнеполитических амбиций. К 2002 году, под конец первого президентского срока Ширака коалиция левых отступила, и президент смог выдвинуть свою кандидатуру на второй срок. В первом туре Жак Ширак получил всего 19,88 % голосов. И всё же он смог во второй раз занять пост главы Республики благодаря тому, что его главным соперником во втором туре стал Жан-Мари ле Пен. Ширак набрал 82,21 % голосов (никто за всю историю существования президентских выборов не получал больше) и, едва заняв президентское кресло, сразу забыл, благодаря чему он его получил.

Легенда о ленивом короле.

У французов короткая память, и они запомнили только то, как Ширака то и дело «встряхивало» то одно, то другое очередное происшествие (совсем как меровингских королей, которые разъезжали когда-то по Франции в повозках, запряжённых быками; сам Ширак тоже очень любил быков и хвалил их на каждой сельскохозяйственной выставке). За два своих президентских мандата он смог провести если и не систему, то по крайней мере целую серию реформ. Это особенно важно для правопартийных сил. Так, например, пенсионная реформа Фийона 2003 года (по которой для граждан увеличивается срок, когда они обязаны делать регулярные отчисления в пенсионный фонд) задала политический курс, которому правые следуют и по сей день.

Справиться с безработицей, которая к тому времени достигла масштабов кризиса 2009-2010 годов, Ширак не смог, поэтому взялся за социальные структуры. В 2012 году он запустил три «больших проекта»: службу безопасности дорожного движения, план борьбы с раковыми заболеваниями и план улучшения условий жизни для инвалидов. Тем не менее, уже становилось понятно, что после окончания своего срока президент уйдёт из большой политики. В начале 2007 года, после поздравительной речи Ширака, ещё могли быть какие-то сомнения: когда президента спросили, будет ли он выставлять свою кандидатуру, чтобы перейти на третий срок, тот в ответ молча улыбнулся. Однако вряд ли кто-то всерьёз на это рассчитывал: ему уже наступал на пятки Николя Саркози, назначенный Шираком на пост государственного министра. Новый кандидат в президенты вёл такую же непростую политическую игру, как некогда сам Ширак. Хотя Ширак сделал неудачную попытку выдвинуться в третий раз. Но он запутался и начал свою предвыборную кампанию, не подав предварительно в отставку с занимаемой им должности главы государства. А в своё время Жак Ширак мог сказать о своём министре: «Я даю распоряжение – он выполняет».

После победы на президентских выборах Николя Саркози всегда старался быть обходительным с бывшим главой Республики. Чего нельзя сказать о самом Шираке: бывший депутат Корреза предположил, что на выборах 2012 года его кандидатура покажется избирателям более надёжной, чем кандидатура Франсуа Олланда. В 2014 году Бернадетт Ширак становится сторонницей Саркози, который обещал ей место председателя в Союзе за народное движение (UMP), а сам Ширак перешёл на сторону Алена Жюппе, который согласился взять на себя всю ответственность (вплоть до условного заключения и годичного запрета на политическую деятельность) на судебном процессе по делу Парижской мэрии. Выбор Ширака был последней шпилькой в сторону Саркози, который всегда считал себя «любимым преемником» бывшего президента… впрочем, он далеко не единственный правый политик, мечтающий назваться наследником Ширака.

В 1974 году Ширак стал лидером большой голлистской партии «Союз демократов в поддержку республики» (UDR), хотя некоторые влиятельные лица в «Союзе» были против этого назначения.  Жак Шабан-Дельмас (от которого Ширак отступился, поддержав на президентских выборах кандидатуру Жискара д’Эстена) сказал о Шираке, что тот «стал голлситом, когда подсчитал, сколько у кого мест в Национальной ассамблее». Таким образом Шабан-Дельмас дал понять, что в «современном» мире простой «арифметический» расчёт, на не убеждения, играет важную роль в политике. Правда, Ширак умело сочетает оба этих фактора. И он уже доказывал это. С лета 1988 года активисты «социалистического» голлизма (Филипп Сеген, Мишуль Нуар, Ален Кариньон и Франсуа Фийон из PRP; Филипп де Вилье, Шарль Миллон, Доминик Боди и Франсуа Байру из UDF – всем им тогда было по 30-40 лет) потребовали смены руководства обеих партий. Понятно, что главной их целью был Ширак. В 1989 году они составили «манифест обновления» и, прежде чем вернуться обратно на свои места, успели даже запланировать независимые списки депутатов на приближавшиеся выборы в Европейский парламент. А некоторые депутаты во главе с Сегеном и Паскуа смогли, не много не мало, открыть независимое крыло (в поддержку которого на заседании RPR в начале 1990 года будет отдано 31,68 % голосов). И тем не менее, многие из них окажутся в аппарате президента Ширака (в период с 1995 по 2007 год Миллон получит портфель министра обороны, Байру – министра образования, Фийон – министра социальных дел). Не менее примечателен тот факт, что Ширак сумел сойтись с UDF. Хоть он и считал, что идеология либерализации нравов, которой придерживались в UDF в период с 1974 по 1981 года – это «низкий социализм», тем не менее он сумел занять более дипломатичную позицию, как только встал вопрос о создании нового союза правых. Как сказал историк Рене Ремон (4), Ширак, в действительности, «похоронил голлизм и открыл путь неизбежному распаду коалиции правых».

  • В журнале «Histoire» за 2006 год.
  • Chirac d'Arabie. Eric Aeschimann, Christophe Boltanski. 2006.
  • В журнале «Pouvoirs» за 2004 год.
  • В журнале «Histoire» за октябрь 2006 года.

 

[i] Французский политик-социалист – прим ред.

[ii] Французский политик, глава национальной полиции (1975 – 1978), глава администрации министра внутренних дел (1978 – 1981) – прим ред.

[iii] Эпизод борьбы Новой Каледонии за независимость. В результате политики властей, в частности, агитации за переселение европейцев в Новую Каледонию с целью уменьшить процент канакского населения, усилилось давление между местным населением департамента и французской администрацией. Участились военные столкновения. В апреле-мае 1988 г. боевики вооружённого крыла Канакского социалистического фронта народного освобождения захватили и удерживали 27 заложников на о-ве Увеа. В результате операции французской армии заложников освободили, однако после этого военные застрелили без суда и следствия 19 канаков. В результате данного эпизода власти метрополии вынуждены были пойти на уступки в отношениях с Новой Каледонией – прим ред.

[iv] Министр труда Робер Булен был найден в октябре 1979 г. в пруду возле леса Рамбуейе. По версии следствия, это было самоубийством ввиду возможности раскрытия коррупционного скандала, связанного с покойным. Однако семья Буле подала иск, настаивая на преднамеренном убийстве. До сих пор обе версии являются объектами журналистских расследований. – прим ред.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код