Выборы как последний шанс?

Стефан Саюк

Перспективы ЕС туманны. Порой ошибочно, а порой и справедливо народы многих стран, входящих в состав единой Европы, выражают недовольство Евросоюзом, видя в нём козла отпущения и корень всех бед одновременно. Намеченные на 26 мая выборы таят в себе немало опасностей для ЕС.

В сентябре 2014 года Жан-Клод Юнкер, едва заняв тогда пост председателя Еврокомиссии, с важным видом рассказывал о том, какие задачи он ставит перед собой на этом посту. «Руководство ЕС должно убедить людей в том, что перемены не за горами», - говорил он, утверждая при этом, что для достижения этих целей у него есть «успешная команда, готовая придать новый импульс» развитию Европы. Между прочим, в своих выступлениях Жан-Клод Юнкер затрагивал важнейший аспект, когда говорил о том, что у Евросоюза осталась «последняя возможность» завоевать легитимность и популярность: «Или Европа сумеет завоевать доверие граждан за счёт принятия жёстких мер для сокращения безработицы и открытия достойных перспектив для молодых европейцев, или мы потерпим поражение».

ЕС – душитель социальных прав.

С тех пор прошло пять лет, и нет ничего удивительного в том, что объявленное намерение Евросоюза «завоевать доверие граждан» потерпело фиаско. «Последний шанс» ещё не упущен, но именно он будет поставлен на кон в день общеевропейских выборов, явка на которых обещает быть низкой, что только добавит скептицизма относительно будущего единой Европы. «ЕС превратился в настоящего душителя социальных прав и прав человека, стал источником безработицы, причиной появления бедных, бездомных и бесправных людей, выбросил в море тех несчастных, кто бежал от войны», – пишет депутат Европарламента, директор «Юманите» Патрик Ле Йарик.

К провалу в социальной сфере добавляется фиаско на ниве демократии: отличительной особенностью Евросоюза стало нежелание слышать волю народов. Итоги проведённого во Франции в 2005 году референдума показательны. На страницах газеты «Le Monde» Бертран Бади рассуждает о противоречивости Евросоюза: «Возможности ЕС исчерпаны. Он был создан вскоре после войны, исходя из сложного, но удачного опыта единения государств, основанного на многовековой культуре суверенитета. Тогда это позволило избежать новой войны, но в современных условиях европейское равноправие утратило былое значение. Сегодня Европа нуждается в солидарности, которая противоречит всему её историческому опыту. Более того, на наших глазах возрождается практика соперничества крупных держав в границах Евросоюза».

ЕС будет восприниматься как фактор регресса до тех пор, пока доминирующими ценностями для него будут «свободная и честная конкуренция» и существующая догма трёхпроцентной планки бюджетного дефицита, а народы Старого Света будут вынуждены платить по его счетам. Декларации вроде той, которую озвучил в 2014 году Жан-Клод Юнкер, заявив о своем намерении внедрить в Европе «тройное А социального характера», будут расцениваться как «циничные провокации» с катастрофическими последствиями.

Возрастающая угроза ультраправых.

Италия, Австрия, Венгрия, Польша, Чехия – список стран-членов ЕС, в которых партии националистического толка участвуют в процессе управления государством или имеют к нему доступ, постоянно пополняется. Уже практически везде успех националистических, популистских партий выражается на европейском уровне в риторике закрытости и защиты от внешних влияний. Яркий пример – Франция, где в мае 2017 года кандидат от «Национального фронта» во второй раз прошёл в решающий тур президентских выборов. Более того, четыре месяца спустя в ФРГ 92 депутата, представляющие ультраправый сектор, получили мандаты в Бундестаге. Националистическая угроза становится ещё более ощутимой, как только соответствующие темы выходят на передний план в обсуждениях. Всего один анекдотичный пример – дебаты двенадцати кандидатов, организованные телеканалом «France 2» 4 апреля. По воле журналистов, которые вели эту встречу, первые полтора часа были посвящены проблемам миграции и проницаемости границ, хотя ведущие признали, что «это не главная забота французов».

Нехитрые подсчёты показывают, что значительное количество мест в Европарламенте, объединяющем представителей 28 стран (пока ситуация с выходом Великобритании из ЕС не прояснилась), может быть занято националистами и евроскептиками. Следовательно, Еврокомиссию тоже ждут перемены... к худшему, поскольку странам придётся назначать новых еврокомиссаров. Как объяснил Жордан Барделла, возглавляющий предвыборный список «Национального объединения», не может быть и речи о выходе из ЕС до тех пор, пока в рамках этой структуры возможно будет провести преобразования и превратить Европу в своего рода националистическую крупость.

Пытаясь противостоять угрозе, исходящей от ультраправых, Эммануэль Макрон выставляет себя псевдопрогрессистом. Для этого он делает вид, будто не замечает, что причины подъёма национал-популизма кроются в той политике, которую проводят Франция и другие страны Евросоюза и которая способствует усугублению неравенства и социального неблагополучия.

Национал-либерализм.

Несмотря на то что «Национальное объединение», возглавляемое Марин ле Пен, демонизирует миграционную проблему, по ряду экономических вопросов оно предлагает решения в духе подлинного либерализма, достойного движения «Вперёд!Республика». Например, Виктор Орбан в Венгрии и Маттео Сальвини в Италии установили фиксированную ставку пропорционального налога «flat taxe», не предполагающего прогрессивной шкалы, который увеличивает социальное неравенство и очень выгоден владельцам крупных капиталов. По словам Брюно Одана, журналиста, автора работы «Освободим Европу. Национал-либерализм как финальный этап «модели»», «националисты готовы уничтожить всё то, что осталось от солидарности и настоящего сотрудничества, которые уже серьёзно пострадали в результате «структурных реформ», так активно продвигаемых руководством Евросоюза. Националисты представляют их коварными, недопустимыми преградами, способными помешать процветанию их национальных компаний. Они не борются с либеральной идеологией, переживающей непростые времена, ради иллюзорного возврата к национальному государству. Напротив, они заботятся о её поддержании, продвигают к высшему этапу её развития, на котором понятия конкуренции и соревнования замещаются формулой «каждый за себя» и обостряют различные проявления соперничества. Именно от такого национал-либерализма исходит сегодня угроза распада Европы».

Важнейшим итогом голосования 26 мая должно стать избрание депутатов, которые смогут предложить Европе альтернативные пути развития, расширить контекст проводимых дебатов. «Не может быть никакого демократического выбора, идущего вразрез с европейскими соглашениями», – утверждал Жан-Клод Юнкер в 2015 году. Однако в действительности всё происходит с точностью до наоборот: не может быть никакой демократии и никакой единой Европы без пересмотра этих самых европейских соглашений.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код