Политика "по-новому"?

Доминик Сико, Диего Шове

Акт XV, 23 февраля

Министерство внутренних дел объявило о 46 000 протестующих по всей Франции, 5 800 из которых – в Париже, плюс крупные акции протеста в Бордо, Тулузе, Клермон-Ферране, Ренне, Лилле. Это на 5 000 больше, чем на прошлой неделе. Независимые подсчёты группы «Жёлтое число» также показывают увеличение числа выступающих, правда цифры значительно выше: 104 070 человек 16 февраля и 113 900 - 23 февраля. Понятно, что ошибались все те, кто предрекал быстрый спад движения, которое должно было произойти после обращения президента Республики 10 декабря 2018 г. (с обещаниями замораживание повышения цен на топливо, повышение пособий, отказ от повышения страховых взносов на пенсию и т.п.). и после начала «больших дебатов». Несмотря на разгул полицейского насилия (более 2 000 протестующих было ранено, 100 из которых были госпитализированы в тяжёлом состоянии), энергия «жёлтых жилетов», выражающий народное недовольство, не стихает. Но что может измениться под воздействием этого протеста?

«Это движение – просто социальное чудо. Люди не сдаются, вопреки всему. Все считали, что в логике конкуренции люди становятся покорными, но мы видим, что это не так. И что можно бороться за свои права на протяжении длительного времени. Но сейчас решается его дальнейшая судьба», - считает социолог Вилли Пеллетье, преподаватель в Пикардийском университете. С ноября он приходит на акции «жёлтых жилетов» на круговую развязку N2 в коммуне Энь.

Это движение весьма разношёрстно и характеризуется внутренними противоречиями. Те, кого СМИ называют «лидерами», не всегда находятся на одной волне. Эти «лидеры» не всегда ладят с теми активистами, о которых СМИ не знают. Те, кто с самого начала пытался встроиться в политический пейзаж страны, были отторгнуты «жёлтыми жилетами». Так жительница департамента Морбиан Жаклин Муро, которая была известна на Facebook своими видео с призывами против повышения налога на топливо, налогов, радаров, решила создать свою партию «Пробуждающиеся». Была попытка создать список на европейские выборы от «жёлтых жилетов» под предводительством медсестры-сиделки Ингрид Левассасёр. Список назвали «Союзники по гражданской инициативе» («Le ralliement d’initiative citoyenne», RIC, как и французская аббревиатура «референдума по гражданской инициативе», одного из главных требования движения). Но эта идея провалилась. По мнению политолога Жерома Сент-Мари, откуда бы ни исходила эта идея, она была «политическим оксюмороном», так как невозможно «спонтанное, совершенно горизонтальное движение, основанное на инициативе на местах, структурировать в политическом смысле».

Вилли Пеллетье считает, что, к сожалению, движение «может преобразиться в нечто иное, не соответствующее изначальному намерению создавших его людей». Ввиду отсутствия чёткой структуры в его рядах имеются сторонники всяческих уклонов, которых пытаются использовать группировки ультраправых. А это, в свою очередь, даёт повод официальным СМИ и власти обращаться с призывами, клеймящими «жёлтые жилеты» как хулиганов, антисемитов, расистов и сексистов. А ведь, по словам Пеллетье, «все как раз наоборот, в рамках движения сошлись совсем разные люди. В департаменте Энь во втором туре президентских выборов большинство проголосовало за Марин ле Пен. И всё равно многие жители вышли на круговые перекрёстки. Движение изменило из взгляд на мир. Они поняли, что не надо бороться с бедными, а нужно укреплять солидарность между ними».

Координация борьбы за солидарность

«Жёлтые жилеты» с самого начала позиционировали себя как не принадлежащие никаким политическим партиям. Тем не менее нельзя сказать, что они вне политики. Вилли Пеллетье считает, что они сами являются «огромным политизирующим фактором». Это движение олицетворяет истинный французский мятеж анти налогового характера, против представителей власти. И в обсуждениях на круговых перекрёстках личного и коллективного опыта борьбы за солидарность волей-неволей приходишь к социальным или политическим требованиям (покупательская способность, размер заработных плат, развитие общественных служб, вопросы экологии, прямой демократии, референдум по гражданской инициативе).

Конечно, речь не идёт о классовой борьбе, и народный гнев направлен в первую очередь на людей, занимающих государственные посты и избранников народа. Доминирует идея о том, что нужно блокировать экономический процесс путём всеобщей забастовки. Поэтому во многих городах «жёлтые жилеты» сблизились с профсоюзами, в особенности со Всеобщей конфедерацией труда (Монтрёй, Руан, департаменты Буд-дю-Рон и От-Луар). Они даже проводили совместные акции, хоть и сохраняли свою автономию.

И хотя все политические партии воспринимаются «жёлтыми жилетами» виновниками современного ужасного состояния, представители движения понимают, что им необходимо создать какую-то организационную структуру, чтобы добиться серьёзных результатов. Поэтому, в частности, группа из Коммерси, департамент Мёз (так называемая группа «HD» 10 и 31 января) созвала Ассамблею собраний, которая прошла 26 и 27 января, и на которую приехали делегаты со всей Франции, чтобы «прийти к общей договорённости, в том числе - по координации борьбы на местах». Следующая Ассамблея собраний пройдёт в Сен-Назере (департамент Луар-Атлантик) с 5 по 7 апреля в здании распущенного Центра занятости, которое «жёлтые жилеты» превратили в Дом собраний.

Перед движением стоит вечная организационная проблема, которую придётся решать. Самюэль Айат, научный сотрудник и преподаватель политологии в Университете Лилль II, полагает, что «движение носит антипартийный характер», противопоставляя себя тем самым «профессиональным политикам», защищая «гражданский» принцип политической жизни, желание граждан «непосредственно принимать важные для страны решения, минуя посредников». Однако этот народ «представляет собой нечто бесформенное, без организации и идеологии». Отмежевание от политики партий – вот на чём основано движение, и вот, чем сильно общественное недовольство, считает Айат. Люди недовольны стиранием грани между левыми и правыми в пользу «единственно возможной политической линии, кумовством среди политической элиты, неспособностью партий бороться за интересы народа.

Однако видение народа как «отдельных, частных свободных личностей» без учёта противоречий между этими людьми создаёт шаткую ситуацию: если так продолжится дальше, то движение обречено стать орудием в руках правящей верхушки.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код