Франция продолжает помогать Идрису Деби

Стефан Обуар

На этот раз французская армия не ждала, когда бойцы из «Союза сил сопротивления» («Union of Resistance Forces», UFR) достигнут центра Нджамены, как это случилось в феврале 2008 года. В воскресенье, 3 февраля, французские истребители «Мираж-2000» «разогнали» вооружённую автоколонну, состоявшую из 50 пикапов, на которых передвигались боевики из UFR, вторгшиеся в Чад со стороны Ливии. «На протяжении двух дней эти машины тщательно избегали все контрольно-пропускные пункты. «Чадская армия попыталась их уничтожить», — говорит источник, близкий к штабу французской армии, - В общей сложности на автомобили было сброшено четыре бомбы, что позволило воспрепятствовать враждебному продвижению и разогнать колонну, которая прошла на  территорию Чада на глубину 400 км». Позднее эту информацию подтвердили в Нджамене. «Колонна наёмников и террористов» была нейтрализована и выведена из строя нашими военно-воздушными силами при поддержке сил «Бархан», - заявил полковник Азем Бермендоа Агуна, пресс-секретарь чадской армии.

Произошедшее вызвало ответную реакцию в обеих странах. Французский исследователь из CNRS, специалист по Центральной Африке Ролан Маршал, комментируя действия французской армии, указывает на существование серьёзной политической проблемы: должна ли Франция вмешиваться каждый раз, когда глава государства просит бомбить колонну своих противников? Следует учитывать, что операция «Бархан» является тренировочной, и только в случае необходимости может действовать в бою на на стороне африканских сил (против групп джихадистов). UFR не дотягивает до того, чтобы считаться исламо-террористической угрозой. Он был создан около десяти лет назад и некоторое время пользовался поддержкой (и это правда) суданского президента Омара аль-Башира.

По мнению Мохамеда Ибни Умара, директора чадской неправительственной организации «Африканское гуманитарное действие» (AHA), вмешательство французской армии не входит в рамки соглашений, подписанных в 1976 году Парижем и Нджаменой. «Этот текст завуалированно позволял Франции вторгаться в Чад в случае агрессии третьей страны, но в нём не говорилось о вмешательстве во внутренние дела страны», - говорит правозащитник. «Чадский народ измотан двадцатью девятью годами диктатуры Идриса Деби. Мы ждём, что Франция как дружественная нам страна, поможет Чаду принять демократические решения и поспособствует диалогу граждан, нежели позволит им убивать друг друга», - заключает Мохамед. Сам он, кстати, является сыном оппозиционера Ибни Умар Махамат Салеха, похищенного в Чаде 3 февраля 2008 года, чьё тело так и не было найдено.

В тот день столица Чада, которая только недавно была объектом нападения 2 000 мятежников, поддерживаемых Суданом и отброшенных французской армией, стала объектом для налётов противников, некоторых из которых никогда не видели в Чаде ни до , ни после. Эта кровавая дата навсегда отпечаталась в сознании чадцев и вошла в название оппозиционного политического блока «Движение 3-го февраля» (M3F). В интервью газете «L’Humanit» пресс-секретарь этого движения Абдель Азиз Юссуф не скрывал своего удивления. «Я думал, что Париж помогает революционным» движениям, как, например, в Венесуэле, - сказал он, - Поэтому я удивлён такому военному вмешательству. Такое поведение требует ответов».

В ближайшие часы чадская оппозиция должна в устном и письменном виде запросить обсуждение этого вопроса в Парламенте Чада. Во Франции же эти события пока являются частью повестки дня Сената и Национальной Ассамблеи.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код