Действия «жёлтых жилетов» направлены на решение целого комплекса проблем

«Мы не фашиствуем, мы злимся». Эта короткая фраза была написана 11 ноября 2018 года на парковке возле торгового центра коммуны Гайон, (департамент Эр). Её автор Паскаль Луи, местный госслужащий, работающий в общественной и спортивной сферах, представитель (на протяжении 20 лет) «Всемирной конфедерации труда». «Через Фейсбук меня пригласили ответить на призыв местных «жёлтых жилетов». Со мной связались и попросили рассказать о личном опыте, поделился юридическими знаниями по следующим теме: «Имеем ли мы право проводить манифестации и чем рискуем, блокируя перекрёстки с круговым движением», - рассказывает Паскаль. Выступая перед сотней слушателей, среди которых присутствовали родители учеников, спортивные работники и местные жители, этот военный юрист, ставший госслужащим, спокойно объяснил: «Не надо блокировать дороги, но нужно фильтровать автомобили.[i] В противном случае можно получить четыре месяца тюремного заключения и 15000 евро штрафа. А если, например, ваш автомобиль был повреждён, то страховка действовать не будет…». «Встреча продолжалась более двух часов, но всё же я продержался», - иронизирует Паскаль Луи. Вопрос об блокировке круговых перекрёстков был решён голосованием. Акция протеста началась ранним утром17 ноября, когда 100 человек вышли на шоссе. Позднеек ним присоединились ещё 400 человек. Фейсбуком пользовались для того, чтобы призвать участников протеста привести с собой родственников или знакомых и тем самым сделать так, чтобы виртуальное мероприятие стало реальным.

После завершения первых протестных акций, длившихся все выходные, было организовано общее собрание, на котором шла речь о продолжении борьбы. «Я отправил письмо мэрам коммун Гайон и Ле-Валь-д’Азе, а другие протестующие связались с префектурой, - рассказывал профсоюзный деятель под звуки клаксонов проезжавших мимо автомобилей, водители которых симпатизируют движению. Паскаль Луи говорит, что не хотел бы фигурировать на фотографиях, сделанных во время манифестаций. Он не хочет быть «общественным рупором» и подменять голос народного гражданского движения: «Мы не хотим, чтобы над нами были административная власть или руководитель. Я просто предоставляю свои знания в распоряжение группы». Не скрывая своей профсоюзной принадлежности, Паскаль Луи хочет остаться за спинами «всех этих людей, имеющих благие намерения». Он не выдвигал свою кандидатуру на выборах пресс-секретаря движения. А вот Карл Токар, ярмарочный артист в «жёлтом жилете», украшенном с одной стороныизображением Марианны, а с другой – рисунком ежа, одного из символов «кочевых людей», баллотировался наэтот пост. «Мы являемся представителями движения, но здесь каждый из нас ответственен за свои действия»,  уточняет артист, исправно приходящий на кольцевые дороги на протяжении всех 26 дней манифестации.

Паскаль Луи с самого раннего утра приходит к своим соратникам на перекрёсток. Здесь построено несколько навесов, под которыми хранятся съестные припасы,принесённые сочувствующими жителями, и можно укрыться от дождя. Друзья пьют горячий кофе. Затем Паскаль идёт на работу в управление административного совета «Кассы социальной помощи» (CAF), в службу по профсоюзному взаимодействию территорий департамента Эр. Он никогда не забывает о «жёлтых жилетах», образно сравнивая их действия с игрой по сбиванию пирамидки из банок, имея в виду то, что они своими ударами целятся в комплекс проблем. «Движение «жёлтых жилетов» – это пример того, как часть общества, на протяжении 40 лет занимавшая низшие позиции, начала активизироваться из-за действий президента Республики, который использует в своём правлении финансовые, а не человеческие» инструменты. Службе по профсоюзному взаимодействию я объяснил, что среди «жёлтых жилетов» присутствуют и местные чиновники, и (в первую очередь) те, кто относятся к менее квалифицированной рабочей «категории С». В моём отделе есть два служащих, которые до сих пор живут у своих родителей. Нужно опасаться социального раскола, который может подорвать общество, основанное на свободе, равенстве, братстве и на тех принципах, гарантами которых являются сами госслужащие», - говорит Паскаль. Он тоже потерял 416 евро за период с 2016 по 2017гг, и сейчас, после 20-ти лет работы, получает 1800 евро в месяц. К счастью, положение Паскаля Луи немного улучшает его военная пенсия. Помогает также использование в его доме солнечных батарей, оплаченных ещё в прошлом году. Так что не говорите ему, что это движение выстраивается против «экологического перехода». Об этом он часто разговаривает с мэрами коммун департамента. Вместе с другими «жёлтыми жилетами» он приходит на приём к депутату от партии «Вперёд, Республика!» для того, чтобы выразить недовольство величиной минимального размера оплаты труда (SMIC), равной 1500 евро чистыми. Протестующие выступают против накопительной системы начисления пенсий, за проведение гражданского референдума и за отставку Макрона…

В конце рабочего дня Паскаль Луи возвращается на перекрёстки. Он объясняет, что госслужащие – это не богачи. Он ведёт такие беседы со всеми находящимся здесь людьми, независимо от их происхождения и социального статуса: здесь и недавно вышедший на пенсию Жан-Жаку, и 26-летний безработный Симон, и работающая по временному контракту 40-летняя Абделилла, и  53-летний банковский служащий Фабьен… «Люди, которые представляют нас, не знают нас, - считает Ренальд  Даннебе, руководитель местного микропредприятия. - В первую неделю на круговом перекрёстке я в полной мере прочувствовал страданиямолодых людей, которые живут на 800 евро в месяцили ночуют в своих фургончиках. Здесь я впервые делаю перерыв, с тех пор как начал работать, яостанавливаюсь и слушаю людей. Мы все приходим кодному выводу: нужно сменить эту оторванную отобщества власть». Ренальд и ещё семеро работников возобновили свою трудовую деятельность, но он регулярно возвращается на манифестацию. «Здесь мы не являемся ни госслужащими, ни рабочими, ни безработными. Мы все - граждане. Народ восстал, и этим всё сказано», - резюмирует одетый в ковбойскую шляпу Деде. Гудки автомобильных клаксонов регулярно прерывает разговор. Водители грузовиков поддерживают пикетчиков, надолго останавливаясь на обочине кольцевой дороги, тем самым нарушая на какое-то время автомобильные потоки. Каждый вносит свой вклад в общее дело. Небольшие грузовики выгружают платформы, на которых разжигают костёр для приготовления еды. Шарли (90 лет) и Кристиан (78 лет) Лёге, возвращаясь из больницы, остановились рядомс манифестантами. Из своей сумки они достали плакат с ещё не высохшей надписью «Спасибо «жёлтым жилетам» за то, что они борются за нас стариков». «Битва не окончена. Заявления президента ничего не изменили, ведь он предложил всего лишь крохи мелких мер, - считают «жёлтые жилеты» из Гайона. – Используя разные механизмы, нам дают то, что у нас же и забрали». Некоторые пикетчики уже подумывают заказать устрицы и провести праздники под навесами на кольцевых дорогах.

 

[i] Устанавливая заграждения на некоторых кольцевых развязках автодорог, «жёлтые жилеты» «фильтруют» транспортные потоки, пропуская только автомобили скорой помощи, служб спасения, и т.д. – прим ред.

 

Добавить комментарий


Обновить Защитный код