Можно ли разрешить кризис между Россией и Европой в Страсбурге?

Жан-Жак Режибье

Как найти выход из этого институционального тупика, демонстрирующего всю глубину политического кризиса между Европой и Российской Федерацией? Эксклюзивное интервью с Иваном Солтановским, Постоянным представителем Российской Федерации при Совете Европы в Страсбурге.

Время поджимает. Если до июня 2019 года Россия не выплатит свои взносы в бюджет Совета Европы, то ПАСЕ может начать процедуру, которая приведёт к временному исключению Российской Федерации из этого старейшего из европейских межправительственных институтов, объединяющего 47 стран. Такое беспрецедентное решение может повлечь за собой непредсказуемые последствия и ещё больше отдалить Россию от других европейских стран, что приведёт к заключению ею новых геополитических альянсов по всему миру.

Однако ни Совет Европы, ни Россия, кажется, не хотят такого исхода. РФ считает, что следующий шаг остаётся за ПАСЕ: если Европа хочет, чтобы Москва вновь стала выплачивать взносы в Совет, последний должен вернуть право голоса 18 членам российской делегации, которого они были лишены в апреле 2014 года.

В середине октября российский министр иностранных дел Сергей Лавров усилил напряжение, объявив, что Россия не станет ждать своего исключения из Совета Европы и сама покинет его, если её права не будут восстановлены.

После четырёх лет пребывания в тупиковой ситуации, ПАСЕ ищет выход из кризиса и, кажется, видит его в изменении регламента, позволяющего Парламентской ассамблее приостанавливать право голоса определённой страны: отныне нужно будет набрать значительное большинство голосов внутри ассамблеи для того, чтобы получить возможность наказывать депутатов определённой страны. Что затруднит применение санкций. Голосование по данному предложению должно было состояться на октябрьском заседании ПАСЕ, но депутаты уклонились от ответа, переадресовав решение этого вопроса комиссии (комиссия по регламенту), которая рассмотрит его в начале декабря. При этом пока не известно, удастся ли комиссии изменить положение дел. Ситуация, кажется, вновь застыла на мёртвой точке.

Дипломатическое противостояние, которое разыгрывается в Страсбурге, имеет первостепенную важность для будущего взаимоотношений между Россией и Европой. Возвращение российской делегации в Парламентскую ассамблею Совета Европы с восстановлением права голосовать в ней, может открыть путь к нормализации отношений между Россией и большинством европейских стран и позволит перевернуть страницу с эпизодом аннексии Крыма.

Иван Солтановский – Постоянный представитель Российской Федерации в Совете Европы в Страсбурге, Франция.

Жан-Жак Режибье: На ваш взгляд, какие именно препятствия мешают полной реинтеграции Российской Федерации в Совет Европы?

Иван Солтановский: Как видно из конституции, подготовленной юридической службой Совета Европы, препятствие заключается в том факте, что Парламентская ассамблея Совета Европы присвоила себе полномочия, не предусмотренные уставом. В частности, полномочие лишать национальные делегации их законных и предусмотренных уставом прав на избрание судей в Европейский суд по правам человека, избрание комиссара по Правам человека, Генерального секретаря и заместителя Генерального секретаря. Мы убеждены, что никто не имеет права лишать парламентариев, избранных в ходе демократических выборов, их уставных полномочий в международной организации. К сожалению, Парламентской ассамблее Совета Европы ещё не удалось преодолеть свои противоречия и соблюдать устав Совета Европы.

Ж.Р.: Как вы интерпретируете голосование по повторной отправке в комиссию проекта, направленного на изменение правил голосования внутри Парламентской ассамблеи Совета Европы? Считаете ли вы, что изменение регламента ассамблеи может помочь в разрешении разногласий между Россией и Советом?

И.С.: Очевидно, что выработка этого решения стала бы шагом вперёд. Мы сожалеем, что довольно значительная часть Парламентской ассамблеи не смогла объединиться для того, чтобы проявить свою политическую волю и принять предложенную резолюцию. Эта резолюция могла бы немного изменить регламент ПАСЕ и привести его в соответствие с Уставом Совета Европы. По нашему мнению, это ещё одна упущенная Ассамблеей возможность выйти из институционального кризиса, который она сама и создала.

Ж.Р.: Согласно юридическому заключению, ПАСЕ не имеет полномочий полностью отстранять делегацию страны-члена Совета. Каково ваше мнение по этому вопросу?

И.С.: Мы поддерживаем юридическую службу в этом вопросе. Никто не имеет полномочий лишать законно избранных парламентариев их уставных прав в Совете Европы.

Ж.Р.: С июня 2017 года Российская Федерация приостановила выплаты своих взносов в Совет Европы. От чего, по вашему мнению, зависит возобновление этих выплат?

И.С.: Как мы уже неоднократно отмечали, взнос России в бюджет Совета Европы будет в полной мере возмещён тогда, когда будут полностью отменены незаконные санкции против членов российской делегации ПАСЕ.

Ж.Р.: Министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров сказал, что Россия не будет ждать июня и покинет Совет Европы, если поймёт, что оппоненты будут настаивать на её исключении. Что может позволить избежать такого исхода?

И.С.: Отмена возможности введения санкций против парламентариев любой страны-члена ПАСЕ.

Ж.Р.: Будет ли российская делегация представлять свои полномочия в январе следующего года?

И.С.: Нет, потому что необходимые для этого условия не обеспечены. Созданный ПАСЕ механизм, который находится в противоречии с уставом Совета Европы, продолжает существовать.

Ж.Р.: Вы встречались с новым президентом ПАСЕ Лилиан Мори Паскье. Что удалось выяснить на этой встрече?

И.С.: Мы в очередной раз убедились, что большинство должностных лиц Совета Европы выступают за поддержание его целостности (вместе с Россией - прим. ред.) и за выход из кризиса. Тем не менее одного их желания недостаточно для того, чтобы достичь этой цели. Именно государства-члены Совета Европы должны продемонстрировать своё политическое намерение.

Ж.Р.: С начала осени предпринимали ли вы другие инициативы в отношении Совета Европы, чтобы попытаться разрешить эту ситуацию?

И.С.: Российская Федерация прикладывает активные усилия в первую очередь в Комитете министров для того, чтобы разрешить кризис внутри Совета Европы и поддержать его панъевропейский характер. Российские парламентарии, несмотря на лишение своих полномочий в ПАСЕ, активно участвовали в работе специальной комиссии по роли и задачам Ассамблеи, которой было поручено разработать поправки для регламента ПАСЕ. Но ассамблея перенесла их рассмотрение.

Ж.Р.: В следующем году в Совете Европы будет выбран новый генеральный секретарь. Насколько важным является это событие для России?

И.С.: Конечно, это событие очень важно не только для России, но в первую очередь и для самого Совета Европы. Как известно, Совет Европы столкнулся с серьёзным кризисом, и генеральный секретарь, который будет избран в следующем году, может сыграть важную роль в его разрешении. Для нас вопрос легитимности высших должностных лиц Совета Европы, которые были избраны без участия российских парламентариев, представляет большую важность.

Ж.Р.: В более широком смысле, находите ли вы, что с 2014 года отношение европейцев к Российской Федерации изменилось?

И.С.: Я бы сказал, что европейцы находятся в ещё более трудной ситуации, чем в 2014 году. Спустя четыре года сложная структура экономических, культурных и политических отношений, которые объединяют нас в Европе, была разорвана. К экономическому давлению на нашу страну добавилось давление военное и политическое. В частности, мы наблюдаем постоянные военные учения и создание военных инфраструктур НАТО около наших границ. Мы также видим разведывательные самолёты, совершающие полёты в непосредственной близости от нашей территории и т.д. И если мы проанализируем заявления некоторых европейских политиков, то отсутствие перспектив на том пути, который они избрали в отношении России, становится всё более и более очевидным. В то же время следует признать, что после тех четырёх лет, на протяжении которых в сознании европейцев терялось доверие к России, нам нужна большая политическая воля для того, чтобы отказаться от этого безвыходного пути. Мы можем только посочувствовать такой европейской политике. Но, как показывает практика, история очень редко относится с сочувствием к кому бы то ни было.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код