LOGO Umanite

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Анатомия медийной кампании против левых

Как велико влияние средств массовой информации на общество? Вспомним пример Эрика Земмура, раскрученного СМИ всего за несколько месяцев. Теперь французские медиа подняли возникшую всего несколько лет назад тему «левого радикализма». Радикалами называются сторонники и лидер «Непокорённой Франции» - основной силы объединения левых NUPES, которое провело успешную кампанию на прошлых парламентских выборах. Язык ненависти, насилие, государственный переворот, путинизм, необольшевизм, попытка расколоть лагерь левых… Это и многое другое в подробнейшем исследовании того, что обычный француз слышит о левых, когда включает телевизор или радио.
Анатомия медийной кампании против левых

В воскресенье 12 июня во Франции прошёл первый тур парламентских выборов. Ранее на президентских выборах кандидат от партии «Непокорённая Франция» с небольшим отрывом оказался на третьем месте. Теперь для участия в парламентских выборах была организована коалиция левых партий. Сайт наблюдения за деятельностью СМИ Acrimed предлагает анализ медийного освещения этой и предыдущей кампании. И, в первую очередь, освещения NUPES («Новый народный экологический и социальный союз»), который представлял Жан-Люк Меланшон.

«Иллюзионист», «фокусник», «вожди в перьях», «скудные умишки», «фашизм с человеческим лицом», «Полишинель-краснобай», «мошенничество», «собаки», «питбули», «опасность для Франции», «любимый бунтовщик»… К кампании «Непокорённой Франции» на парламентских выборах присоединились другие левые объединения левого парламентского крыла (Générations, Европа – Экология – Зелёные, Социалистическая партия, Французская коммунистическая партия). И это вызвало в буквальном смысле ярость основных СМИ. Редакторы и политические журналисты срежиссировали на радио, телевидении и в крупнейших ежедневных газетах редкой жёсткости интригу. Разберём же её по трём этапам. 1) Презрение, делегитимизация: NUPES не пройдёт; 2) клеймение: «левацкие исламисты»; 3) преследование: долой «неправильных» социал-демократов. Действие первое.

Как только Эммануэль Макрон переизбрался, то по периметру «демократического рпостранства» забегали сторожевые псы, пресекая всякую критику на корню. «Говорить, что президент «неправильно избран»? Да это же «подрывать легитимность выборов и тем самым основы представительской демократии». Так считают журналисты Le Monde. Это «подталкивание к недоверию к институтам нашей демократической системы», – пишет Давид Пюжада. Профсоюзы требуют, чтобы с ними считались? «Да это мятеж!» — возмущается Жан-Мишель Афати. Однако это только начало.

«Опасные люди»

По мнению Матьё Бок-Коте (радиостанция Europe 1, 27 апреля), «Жан-Люк Меланшон хочет ускорить кризис режима». В частности, предпринять попытку «насильственного захвата власти» и «захода на второй круг. А затем и сделать свою прижизненную мумию, превратившись во французского мини-Ленина. Чтобы его уважали и изучали все сектанты революции». Ранее в этом же эфире в разговоре с ведущей Соней Мабрук, Рафаэль Энтховен комментировал плакат «Непокорённой Франции» «Меланшон – премьер-министр». По его словам, этот плакат разоблачал «опасных людей […], способных захватить институты власти и не принести при этом почти никакой пользы».

Этой же точки зрения придерживается и бывший журналист журнала Valeurs actuelles («Современные ценности») Луи де Рагенель. Теперь он стал главой политической службы радио Боллоре. По его мнению, «если убеждённо транслировать опасные сигналы, то всё закончится тем, что у радикалов появятся надежды на государственный переворот» (Europe 1, 2 мая).

Так что у так называемых «правоцентристов» и ультраправых один враг: «Непокорённая Франция» и NUPES. На телеканале LCI Жан-Мишель Афати предупреждал своих единомышленников (эфир от 29 апреля):

«О чем, собственно, нам говорят? Что Марин ле Пен не является ни республиканкой, ни демократкой. Отлично. Вот уже двадцать лет как вокруг ультраправых водятся хороводы! А как же тогда насчёт «Непокорённой Франции»? Что можно сказать о привязанности этой партии к демократическим ценностям?

Призрак народных восстаний

Медийные лица подхватили эту мысль. Начиная с Катрин Нэи (Europe 1, 30 апреля):

«Если всё идёт не так, «нужно добывать победу на улице ради прогресса общества». Кто это говорит? Клемантин Отен. Такая, знаете, с красивой улыбкой и васильковыми глазами. И её никто не пожурил, она так видит демократию! Это называется фашизм с человеческим лицом».

В номере Le Figaro от 6 мая Иван Риуфоль выходит из себя: «Если тоталитаризм подступает, то травить его нужно в среде левых марксистов и революционеров. Как обычно это и было в истории». И продолжает: «Мухлёж с «санитарным кордоном» позволил жестокой группировке ультралевых вести себя, как победители. Да, Республика в опасности. Но эту опасность следует вытеснить, препятствуя стратегии мятежного просачивания так называемого “непокорённого”». Бернар-Анри Леви также ассоциирует союз левых сил с тоталитаризмом: «Соглашение между «Непокорённой Францией» и социалистами похоже на соглашение между Чавесом и Жоресом, Путиным и Леоном Блюмом. Вот так идёт прахом вся кропотливая работа левых за последние 50 лет.  И всё это ради того, чтобы избежать соблазна тоталитаризма. Грустно». (публикация в Twitter от 4 мая).

На канале LCI (6 мая) Жан-Франсуа Кан на полном серьёзе определяет «непокорённых» как «необольшевиков». «Мятежная, бунтарская партия?» – задаётся вопросом Фредерик Азиза (Radio J, 8 мая). «Секта», – утверждал двумя днями ранее Филипп Валь (Europe 1, 6 мая): «Секта, некоторые активисты которой радикализируются в Интернете. Например, та женщина «жёлтый жилет», антиваксер и сторонница Меланшона, которая недавно напала на спасателя». А также «безответственные лица, которые прибегают к социальному насилию в борьбе против всеобщего голосования». Партия, которая в любом случае «сумела выиграть пари и подтолкнуть левых к крайностям», — так считают журналисты Challenges (5 мая). Подобная риторика используется повсюду. В итоге Тома Сотто с надеждой спросил Жана-Люка Меланшона: «Не сыграет ли на руку Эммануэлю Макрону радикализация левых сил?» (телеканал France 2, 6 мая).

«Зелёные кхмеры» во Франции

2 мая между «Непокорённой Францией» и «Европа – Экология – Зелёные» (EELV) было заключено соглашение. Тогда же спортивный журналист из газеты Figaro Давид Рера подытожил: «Надо точно понять, что мы не попали во временной разлом. В 2022 г. уверенно говорят о приходе к власти троцкистов, маоистов, коммунистов, зелёных кхмеров. В 2022 г. Во Франции.  Что, правда? Вы уверены?»  (Публикация в Twitter от 2 мая, затем она была удалена.) Франц-Оливье Гибер подтверждает в Le Point (5 мая): «Ненависть растёт, и, похоже, ничто не может остановить её». Это его собственные слова… «Конечно, это не 1789 г., когда чернь […] крушила и грабила всё на своём пути. […] Этой солнечной, но мрачной весной воздух очень наэлектризован. И в нём витает непривычное вербальное насилие – особенно со стороны вождей в боевой раскраске “Непокорённой Франции”».

Однако вербальное ненасилие проявляется в том, что руководители «Непокорённой Франции» именуются «хамами» и «крикунами». Всего лишь несколько строчек, после которых начинается бичевание «демократического разложения» страны: «Часть так называемых “элит” Франции начинает скатываться в левый экстремизм». Чёрт возьми! Ну хоть медийная элита не затронута этим. Тем временем в Twitter, слушая Франсуа Рюффена на телеканале BFM-TV, бывший директор журнала Nouvel Observateur предостерегает:

«Этот тип совершенно ненормальный. “Чтобы прогнать Макрона есть палка!” […] – возбуждается он. И вы удивлены тому, что скудоумные из «непокорённых», разгорячённые бесконечными призывами к ненависти и отрицанию демократии, в итоге набрасываются с кулаками на спасателей?» (3 апреля)   

Кто психует?

Нет никакого сомнения, что это Жак Жюллиар из журнала Marianne. 4 мая он рвёт и мечет в передовой статье «Да – союзу, нет – Меланшону!»: «Меланшонизм – это ни будущее, ни справедливость. Это конструкция, которая стоит на одном человеке и на сгнивших ветвях социального движения. Убережём же себя от этого возвращения в прошлое».

Тем временем на телеканале France 5 (5 мая) бьёт тревогу Дени Оливен:

«Нужно помнить о том, кем был Жан-Люк Меланшон! […]  Ведь он глумился над независимыми судьями и независимой прессой! Я верю только в то, что я вижу. А вижу я лидера, атаковавшего независимость судей, атаковавшего журналистов. Среди его друзей — Путин и Мадуро. Иными словами, люди, не принимающие демократию! Вот кто такой Меланшон!»   

Еженедельный журнал Échos сам начал свою параллельную кампанию. В бой даже вступил сам заместитель главного редактора. «Меланшон или фиаско здравого смысла» – именно так называется его статья на передовице (2 мая). В ход идут все клише: «Уставший герой левых в упадке», «робкий воздыхателей правителей рухнувшей Венесуэлы», «непокорённый никем, кроме диктаторов», «меняющиеся убеждения», «регрессивные левые». Короче говоря, «безумие Меланшона».

Цепные псы и третий путь

К этой безудержной критике присоединяется и заместитель главного редактора L’Est Républicain в передовой статье. Эта газета, наряду с восемью другими изданиями, входит в группу Ebra – собственность банка Crédit Mutuel (28 апреля). «Жан-Люк Меланшон отлично воплощает образ Полишинеля-краснобая от левых, потерявших берега и втягиваемых в бездну трагической буффонады». Текст отличается необычной резкостью против «Великолепного Меланшона». Заканчивается она тезисом о бесконтрольном доступе к классовому презрению: «Собаки спущены с цепи. Его питбули лают и кусают. Нам говоря, что Меланшон – кумир молодых, даже образованных людей. Как же беспечна наша эпоха». В отчаянии также пребывает и одна из самых известных фигур лагеря Макрона.

В газете Le Monde Франсуаза Фрессо высказывается в адрес Жан-Люка Меланшона. Её риторика не отличается куртуазностью: «фокусник», «талантливый актёр, умеющий заговаривать зубы. В 70 лет он разыгрывает партитуру всей своей жизни, внушая, что страной могут управлять левые радикалы» (10 мая). В середине статьи критика сменяется растерянностью: «До первого тура выборов было две Франции: Франция Эммануэля Макрона и Франция Марин ле Пен. Вечером 10 апреля появилась третья – Франция Жан-Люка Меланшона. С некоторых пор побеждённый всячески продвигает это видение. Ценой персонализации власти, которую он хочет полностью взять в свои руки».    

Тем временем Рафаэль Энтховен пишет в Twitter следующее:

«ЕС, НАТО, Сирия, Россия, «жёлтые жилеты», вакцины, олигархия, популизм, презрение к конституции… Будущее “Непокорённой Франции” скорее заключается в союзе с “Национальным объединением”, а не в слиянии с левыми. Ведь последние вынуждены стушеваться, чтобы получить хоть какие-то голоса на выборах» (2 мая).     

«У нас нет диктатуры! Решает не Меланшон!»

«Поглощение», «насильственная смена власти», «вытаскивание щипцами», «подчинение». Говоря о создании NUPES СМИ используют лексику насилия и принуждения. Политические журналисты в своих статьях не скупятся на сильные эпитеты и риторику тех лидеров Социалистической партии, которые отказывались от союза с «Непокорённой Францией».

5 марта газета Le Figaro публикует по этому поводу на первой полосе обличительную статью под названием «Меланшон принуждает “зелёных” и социалистов присоединиться к ультралевым». Помимо этой статьи в этом же номере идёт подписанная Венсаном Тремоле де Вийе передовица «Добро пожаловать в страну Меланшона, полную уныния»:

«Можно с уверенностью констатировать, что за период от Катилины до Жан-Люка Меланшона уровень оппозиции значительно упал. Низменные аппетиты без всякого стеснения разрушают любые другие соображения. Фабьен Руссель бросает всё ради стейка с чечевицей. Тем временем Оливье Фор показывает, что может открыть ларёк на толкучке в Лилле».

Блестяще, на правда ли? Не менее чем статья его коллеги Гийома Табара на следующей странице. В ней речь идёт об «идейном подчинении социалистов, экологов и коммунистов […], которых унизили «непокорённые», заставив отказаться от своих ценностей». В передаче « C ce soir » («Сегодня вечером», телеканал France 5, 5 мая) обсуждается тема «Социалистическая партия занимается популизмом?» Тома Снегарофф представляет, среди прочих, Дени Оливьенна, «эссеиста, руководителя предприятия» (и, между прочим, члена совета директоров газеты Libération). Он делает такое вступление: «Вы относитесь к тем представителям левых, которые видят в этом соглашении форму сдачи, капитуляции, подчинения, предательства, суицида – сами выбирайте то слово, которое вам нравится больше». Оливьенн отвечает: «Все слова подходят».

Попытка расколоть лагерь левых

В чём же, по мнению Кристофа Барбье, состоит цель Жан-Люка Меланшона? «Провести поглощение всех оставшихся левых партий». Поглотить ещё? «Переварить и разорвать левых […]. А что он не переварит, он хочет разорвать. […] Мечта троцкиста Меланшона заключается в том, чтобы уничтожить то, что он ненавидит больше всего. Это не правые, не ультраправые и не Макрон! Это социал-демократия!» (радио Монте-Карло, 3 мая). Ещё одно название – «Лидер максимума». Это телеканал BFM-TV (5 мая). Ален Маршалл вносит небольшое уточнение в момент беседы с Эмериком Кароном: «Так нужно было ликвидировать Социалистическую партию?» В эфире Радио Монте-Карло (3 мая) возмущается журналистка Катрин Рамбер: «У нас нет диктатуры! Решает не Меланшон!». Потом она опускается до откровенно гомофобных и  помойных высказываний:

– Катрин Рамбер: Я сочувствую коммунистам, Социалистической партии, Зелёным, которым приходится проглотить обиду, чтобы вступить в этот союз против своей воли. И когда я говорю «проглотить обиду», я не уверена, что дело ограничится только этим. Но в этом мы убедимся!

– Даниэль Риоло: Катрин, мы даже не можем себе представить, на что они пойдут ради достижения своих целей!

От озлобленности до оскорбления – один шаг. Его, как обычно, легко делает художник журнала Le Point Ксавье Горс. Он пишет, что у Меланшона такая натянутая улыбка, что его лицо может треснуть в любой момент. (Twitter, 27 апреля). Также не остался без внимания художника и нашумевший плакат «Меланшон – премьер-министр».            

Злоба под маской насмешки

В журнале Paris Match от 5 мая Жиль Мартен-Шофье в презрительных тонах создаёт один из лучших своих портретов настоящего времени – Жан-Люк Меланшон в образе «излюбленного мятежника» и «помощника власти». Приведём отрывок:

«Он похож на выключатель, потому что у него есть только два положения – включение и выключение. На возвышении, на площадке, у себя в кабинете – ему нужно привлекать внимание. […] Как только он попадает на сцену, он надевает берет Че Гевары. Вокруг его головы – нимб святого Франциска Ассизского (ещё одна из его любимых тем – это животные). А в руках – автомат Калашникова как у Фиделя Кастро. И всё идёт как по маслу. Он никогда не приходил на предприятия и не участвовал в уличных демонстрациях. Но это не мешает ему иметь репутацию убеждённого революционера и быть рупором бунтарей. Итак, он протестует. Сексизм, расизм, атомная энергетика, генетически модифицированные продукты, капитализм, охота на бельков, летний дождь – его волнуют до глубины души все темы.

К несчастью для него, каким высоким бы ни было дерево, листья всегда падают на землю. Капиталисты чихать хотели на его обличения. Это вызывает у них приблизительно такие же эмоции как первые приобретённые ими акции. Ну а скептики усмехаются. Поскольку даже если речь идёт о борьбе с расизмом, помощи странам третьего мира, защите планеты, то вклад любой международной компании в сто раз больше, чем вклад Меланшона. Поэтому чаще всего стрелы лидера «Непокорённой Франции» пролетают мимо цели».

«Бабушка, переодетая в волка»

Потом, 4 мая, к хору злобных критиков присоединяется журнал L’Obs: «Вскоре нас ждёт появление primus inter pares – первого среди равных. Речь идёт о новом певце союза левых, который вообразил себя будущим главой правительства. […] Он уже рассчитывает пойти по следам Леона Блюма […] или Франсуа Миттерана  […]. Меланшон видит себя в Матиньонском дворце. Этот сценарий ещё кажется маловероятным. Однако если это удастся, он не будет ни Блюмом, ни Миттераном». В эфире государственного телеканала Катрин Нэй приводит кулинарные аналогии: «Жан-Люк Меланшон должен быть на седьмом небе от счастья […], но он хочет сделать суфле из крошек!» И далее: «Каждый из них вступает в союз ради чечевичной похлёбки!» Думаете, это всё? «Жан-Люк Меланшон всегда склонен к преувеличениям. Поэтому один вилок капусты он выдаёт за целый огород». Ну и напоследок: «Меланшон – это бабушка, переодетая в волка» (телеканал France 5, 3 мая).

Юмор опускается ниже пояса

В передаче Quotidien также потешаются над союзом левых сил и кампании «Непокорённой Франции»: в интервью с Жюльеном Байу, выходящем из избирательного штаба: «Вчера образовался дуэт LFI-EELV (“Непокорённая Франция” и “Европа – Экологи – Зелёные”). А когда в вашей паре появится третий?» И журналисты стартапов, и Катрин Нэй тут же подхватили метафору: «Вы думаете, что это будут страстные отношения? Или бурные?»; «Так что, свадьба завтра?»; «Вдвоём уже получилось, насчёт трёх – посмотрим, как насчёт вчетвером?» (телеканал TMC, 3 мая).

NUPES называли «удручающим», «довольно жалким», «политически непоследовательным» объединением (LCI, 4 мая). Жан-Мишель Афати через два дня похвастался: «Увы, название разрушает интригу с ожиданием, но это нестрашно! Хорошие фильмы нужно смотреть до конца!». В телестудии он также разыгрывает роль ярмарочного шута: «Оливье Фор, […], вы сейчас сами увидите, вчера вечером прокомментировал это событие в присутствии журналистов с обезоруживающим энтузиазмом! Бедняга, он немного устал – на этой недели дни у него были очень и очень длинными [Смех] […] Ну что ж, а теперь он пошёл спать!» (LCI, 6 мая).

Тем временем Энтховен пишет в Twitter следующее: «непокорённые» «окончательно (потому что осознанно) перестали прислушиваться к доводам разума». Не хотят ли все эти авторы взглянуть на себя?

1-ое мая? Насилие антифашистов

Накал необходимо поддерживать. Поэтому 1 мая, как и на следующий день, официальные СМИ сосредоточили свои издательские силы на «фактах насилия», имевших место во время парижской манифестации. Информационные телеканалы постоянно показывали кадры нападения одной участницы демонстрации на пожарного. Тем временем радиостанция France Inter лезла из кожи вон, щедро одаривая свою аудиторию небывалым эксклюзивом. Оказывается, что напавшая на спасателя участница акции протесты «поддерживает Меланшона». Это умозаключение было сделано на основе анализа её сообщений в Twitter. Там редакция отыскала состав преступления: «Селфи в кабине для голосования с бюллетенем за Меланшона» (2 мая).

Вечером в передаче «C dans l’air» («Это витает в воздухе») (телеканал France 5, 2 мая) Фанни Гиноше сообщила, что автономные активисты «часто нападают […] на государственные учреждения. Например, на «больницы». Потом Каролин Ру вскользь упомянула требование о повышении зарплаты… И снова ввернула: «Французам пришлось увидеть сцены насилия и грабежей, которые происходили на периферии этой демонстрации». Такое заявление подкрепили пятнадцатисекундным эксклюзивным репортажем. В нём французы действительно увидели сцены грабежа и уже не «на периферии». Но гвоздем спектакля стала статья Ивана Риуфоля в газете Le Figaro:

«Так называемые «антифашисты» в очередной раз посеяли ужас, разгромив торговые киоски на своём пути. Между тем, эти активисты, бесчинствующие прямо под носом у полиции, образуют военизированное крыло левых радикалов. Эти новые «чернорубашечники», помимо насилия, разделяют те же политические цели, что и партия «Непокорённая Франция».

Но в этой номинации пальма первенства, по нашему мнению, принадлежит передаче «Эстель Миди» (Радио Монте-Карло, 3 мая). Двадцать минут безудержной критики со стороны трёх журналистов. Меланшон? «Иллюзионист», истинную сущность которого собирается показать Даниэль Риоло:

Анатомия медийной кампании против левых

«Мы видели это на демонстрации. […] Среди избирателей Меланшона есть эта молодая женщина. Она считает, что здорово гулять с отвёртками и молотками, чтобы набрасываться с ними на пожарных. В объединении Меланшона есть также и левые радикалы! Так что иногда мне всё-таки кажется, что люди должны знать правду. Точно так же, как её раскрывают в отношении других партий. И осознать, что голосовать за NUPES опасно для Франции!    

«Голос из народа» затыкаем в прямом эфире

В формате так называемых «выступлений» слушателей высказаться не дают. «Антонио», сотрудник технического отдела в больнице и избиратель Жан-Люка Меланшона. Он не смог говорить больше десяти секунд подряд. Потому что его постоянно гневно перебивал Даниэль Риоло:

«Антонио! А что, вас разве не смущает насилие со стороны Меланшона? [Какое насилие?] Скажем, когда нападают на спасателей? Его не осудили. Не осудили же. Его не осудили. Не осудили. Он обвинял государство в том, что оно не препятствует распространению насилия. Он не осудил. Когда речь шла о полиции и об агрессии в отношении спасателей, он не осудил!» И так шесть раз.

Затем «Антонио» перебивают уже через шесть секунд: «Получается, что вам на это плевать? Так и скажите!» Проходит ещё семь секунд, и всё начинается сначала: «Так что, выходит, что вы не осуждаете насилие в отношении спасателя? Вы только посмотрите – он не хочет отвечать! Итак, вы не осуждаете это насилие! [Я осуждаю любые формы насилия.] А Меланшон этого так и не сделал!». Затем… в конце передачи:

– Даниэль Риоло: Я думаю, что [Меланшон] в конце концов осудил насилие со стороны напавшей на спасателя молодой женщины… Кажется в эфире радио France Inter. [Нет, в Twitter – прим. ред.].

– Реми Барре: А ты был прав, он сказал ещё до этого [Вооот!], что насилие было неизбежно [Вооот!] из-за префектуры полиции [Вооот!], которая не сделала свою работу. [Вооот!]

– Даниэль Риоло: Вооот! Ему понадобилось время, и он немного подумал. Вот.

Вот…  

Хроника неизбежного фиаско

Подавляющее большинство авторов редакционных статей сразу заявляют о «плохой организации NUPES […], которое слепили из того, что было» (Жан-Мишель Афати, LCI, 6 мая). Вместе с тем они говорят, что это «мираж, мошенничество» (Кристоф Барбье, RMC, 3 мая), «выдумка» (Le Monde, 10 мая), «фиктивное» и «уродливое соглашение» (Оливье Бос, RTL, 5 мая). Или же союз, «успех которого не гарантирован» (Challenges, 3 мая). На основании первых социологических опросов все политические журналисты также придают большое значение хронике предсказанного ими фиаско. «Оружие победы или игрушечный водяной пистолет?» – спрашивает Оливье Бос в совместном эфире с Ивом Кальви (RTL, 5 мая):

– Оливье Бос: Когда вы преисполнены энергии, чтобы взять власть в свои руки – когда эта энергия настоящая и исходит от людей, которые хотят прийти к власти, то всё идёт хорошо. Говорить совсем предметно сейчас невозможно, так как победа достаётся самым радикальным политикам. А сегодняшние радикалы не хотят прийти власти.

– Ив Кальви: Такое впечатление, что этот NUPES оказался в сложном положении сразу же после своего образования. Во всяком случае, его не воспринимают всерьёз!

Это самое малое, что можно сказать…

«Как этот человек будет управлять работой правительства?» – недоумевает тем временем Катрин Нэй (Europe 1, 30 апреля). «Ведь хорошо видно, что у него раздутое эго. Поэтому он не захочет уходить от власти и не допускает для себя возможности проигрыша! Он уже не подавлен, как это было пять лет назад, и говорит теперь: ”Премьер-министр – это я!”».

Тот же тон присутствует и у журналистов Le Monde, заявляющих о своей позиции 6 мая. Они не скрывают своего разочарования: «уловка», «торги», лидеры партий, которые «слишком громко заявляют о своей роли в истории», «хождение в Каноссу проигравших выборы», «семантические кривляния», «оглушительное молчание», «ренегатство»… Редакционная статья в Le Monde изобилует сентенциями и заканчивается неоспоримым выводом: NUPES «не навяжет свою  […] программу правительству» […]. Так что сила, претендующая на роль главной оппозиции, может и удовольствоваться малым. Хотя бы на время. Ну уж точно её представители не получат важных назначений».

Неопытные управленцы и культ личности

Аналогичные сомнения высказал и политический обозреватель на телеканале France TV Джеффа Виттенберга. «Женщины и мужчины, которые будут заниматься будущей программой в случае вашей победы […], достаточно ли они опытны?»; «Ни один из крупных фигур “Непокорённой Франции”, ни присоединившиеся от Социалистической партии, ни “зелёные” – ни у кого из них нет опыта работы в правительстве. Не является ли это препятствием?». «Скажите, не будет ли тормозом отсутствие опыта управления государством?» (France Inter, 8 мая, беседа с Жан-Люком Меланшоном). Напомним, что пять лет назад те же журналисты приветствовали приход в Национальную ассамблею представителей «гражданского общества» из числа сторонников Макрона.

Более резкий вердикт вынесла редакционная статья Échos (2 мая). Левые у власти? «Подлог», отражающий «сильное увлечение нигилизмом. […] Меланшон – премьер-министр? Не сон ли это?». С ума сойти… «Очень трудно добиться поставленной цели», – добавляет Кристоф Барбье (телеканал BFM-TV, 5 мая). В чём заключается одна из причин такой ситуации? «Голосование мусульман. Иными словами, 69 % французов, заявляющих о своём мусульманском вероисповедании и голосовавших за Жан-Люка Меланшона. И у них необязательно возникнет желание идти голосовать за X или Y, который будет всего лишь представителем Меланшона. Им не важна программа. Они согласны только с одним человеком». Да, надо объяснить. Эти журналисты не только злословят, они ещё глупые.         

Их программа? «Архаичная!»

Тут у журналистов полное фиаско. Однако они всё равно пытаются делегитимизировать программу от начала и до конца. Позиция «Непокорённой Франции» по отношению к атомной энергетике? «Антинаучное мышление» и «мракобесное желание вернуться к практике обожествления природы», – уверяет Матьё Бок-Коте (Europe 1, 5 мая). Жан-Люк Меланшон в эфире радио France Inter заявляет о «политике конкретной радикальности в экологическом плане?». Журналистка Клер Гатинуа из Le Monde переводит: «Постойте, это форма социальной грубости? Вы говорите нам, […] что будете предворять в жизнь свои намерения, даже если они могут оказаться в конечном счёте грубыми?» (France Inter, 8 мая). И в утренней передаче на RTL (2 мая) Альба Вентура распинается, чтобы Стефан ле Фолль мог использовать фразы для броских заголовков: «Вы ходит, что Жан-Люк Меланшон немного перегнул палку? Вы это имеете в виду, когда говорите “авторитарный”, когда вы говорите ”радикальность”?».

В Le Figaro (6 мая) явно не деликатничают, когда говорят о «советизации французской экономики в размере свыше 300 миллиардов в год». Что представляет собой программа NUPES по мнению Кристофа Барбье? «Её нельзя ни реализовать на практике, не финансировать должным образом» (RMC, 3 мая).  «Невыполнимые обещания», «как бы то ни было […], анахроничная радикальность», – ругается Ален Финкелькраут. А затем уточняет – «чудовищная радикальность» (Europe 1, 10 мая).

Кризис создал Макрон, но виноваты левые

«Если дело дойдёт до реализации этих планов, то будет крах!», – вторит ему Жан-Франсуа Кан на телеканале LCI (6 мая). Что касается Жака Жюллиара в Marianne (4 мая), то он в этом «убеждён»: «Грубое применение всех предложений программы Меланшона привело бы нас к катастрофе». «Это полное безумие», – добавляет Дени Оливьенн на телеканале France 5 (5 мая):

«Эммануэль Макрон совершил самый крупный кейнсианский прорыв за всю недавнюю историю Пятой республики! Эта предположительно неолиберальная страна достигает таких масштабов государственных расходов, государственного долга, социальных расходов, налогов, чиновников и правоустанавливающих документов, каких никогда не было ранее! И ситуация будет только ухудшаться! В этой стране, которая и так уже страдает от замедления роста экономики, которым объясняется высокий уровень безработицы и низкая покупательная способность, собираются добавить последнюю каплю. И скоро она переполнит чашу! А левые собираются увеличить государственные расходы ещё на 200 миллиардов […] – это полное безумие!»

Исторический ревизионизм

И чтобы выйти из этого безумия, нет ничего эффективнее экскурса в прошлое с Франсуа Лангле. Цель его журналисткой колонки? Подвести «катастрофические последствия экономической политики “Народного фронта”!». Это даёт журналисту возможность раздвинуть временные рамки для старого способа решения проблем и заклеймить «профсоюзную эскалацию» того времени. А также вернуться к избитым рассуждениям о том, что Франция «ослаблена бесконечными забастовками и национализацией предприятий». По его словам, Леон Блюм «перевернулся бы сейчас в гробу, если бы услышал, как Жан-Люк Меланшон отвергает европейское строительство, которого так не хватало в своё время». Никакого профессионального стыда. Другие сигналы, но та же тональность на радио Europe 1. Там Николя Бузу предупреждает своих современников (Europe 1, 4 мая):

«Правда заключается в том, что революционные программы типа «Непокорённой Франции» всегда приводили только к экономической и социальной нищете! Об этом говорит вся история Латинской Америки в 1980-е и 90-е годы. Это отлично документировано в историческом плане. Такого рода программы задействуют экономическую систему, производящую ренту, что приводит к взрывному росту неравенства. В условиях подобной системы богатые выпутываются, а страдают самые бедные».

Пропутинская программа

«Революционные?»  Ретроградные – во всяком случае, для Дени Оливенна: Back to the future ! («Назад  в будущее!»).  Мы переделаем программу сорокалетней давности, вернёмся в современность, изменив также общую программу 70-х годов. Вот это и есть будущее социал-демократии» Хм… Нет!» (France 5, 5 мая). В тот же день об этом же говорит Challenges: «Есть элементы в его выступлении, которые уводят нас в прошлое на 40 лет назад. Например, пенсия в 60 лет (с тех пор продолжительность жизни увеличилась почти на десять лет). Или повышение налогов и государственных расходов (тогда как они уже выросли на 10 % ВВП). Ну или усиление роли государства… Здесь только не хватает хорошей программы национализации предприятий!». Слабо!? Европа?

«Риторика та же, что и у Марин ле Пен […] Короче говоря, как и в случае с проектом “Национального объединения” это называется “фрекзит”, хотя этого термина не употребляют. Зато нам его нужно повторять». И тут же собратья, включая Фредерика Азиза, подхватывают тему. В эфире уже говорят об «антиевропейской и пропутинской программе» NUPES (Radio J, 8 мая).

Социальные права — тяжёлое наследие прошлого

Но облить грязью надо все аспекты программы. «Фиксация цен? Да это же архаично!» – восклицает Жан-Мишель Афати (LCL, 6 мая). А затем начал разглагольствовать: «Всем известно, что рыночная экономика, которую регулируют и смягчают, […] является единственной стратегией, позволяющей уживаться потребителю и производителю». Затем: «Национализировать банки? Да в это не верит ни один социалист!» Далее он отваживается:

«У нас есть пример Crédit Lyonnais, и все видели, к чему это привело! Неконтролируемые потоки денег, скандал на скандале, расхищения… Впрочем, я не знаю, верит ли в это сам Жан-Люк Меланшон! Но он всегда об этом говорил. Так что, если мы не верим в его искренность, то хотя бы поверим, что он логичен». 

После чего всё продолжается в том же духе. Пенсия в 60 лет? «Это одно из самых выдающихся надувательств на нынешней политической сцене. Хорошо бы, чтобы Жан-Люк Меланшон сам объяснил, что это значит! […] Дело в том, что в ходе своей президентской кампании почти никто не обращал на это внимание. Мы часто проявляем по отношению к левым избыточную снисходительность».

Чернь как электорат Меланшона

«Снисходительность»? Существительное женского рода. Видимо, в языке журналистов оно означает следующее. Вышеупомянутые СМИ, в частности, Paris Match, говоря об активистах и сторонниках «Непокорённой Франции», пишут: «В июне они сделают второй заход, чтобы помочь Жан-Люку Меланшону» (5 мая). О ком конкретно идёт речь?

«Пресловутые благоустройщики и оптимизаторы которые выгоняют крестьян (ZADистов), выкапывающих водохранилища без их разрешения. Через несколько месяцев игры в простых земледельцев они выкапывают три морковки и десять репок. Делают это втридцатером на том участке земли, на котором один деревенский житель кормил бы всю деревню. Затем они торжественно несут их на рынок, размахивая кулаками и деревянными плошками. Уверяю вас, ничего не изменилось. Никогда ничего не меняется. И Жан-Люк Меланшон будет по-прежнему мечтать о революции. Подобно тому, как простая плетельщица стульев мечтает выйти замуж за епископа».  

Диагноз психоаналитика

Закончим этот экскурс передачей о государственных службах с Рено Дели, ведущим программы «28 минут» на телеканале Arte, а также автором и ведущим программ на France Info. Он же написал эссе «Анатомия предательства. Левые против прогресса» (май 2022 г.). По его мнению, нынешний период для левых – это просто двойной подарок. Можно и в интриге поучаствовать и себя попиарить!

И вот с видом знатока Рено Дели выступает в эфирах государственных СМИ: « C ce soir » («Сегодня вечером», канал France 5, 2 мая), радио France Inter (4 мая) et « C à vous » («Вам слово», канал France 5, 5 мая). Ниже мы приводим его высказывания в этих передачах. Вот он в качестве эксперта делает красивые ссылки: «Как говорил психоаналитик Жак Лакан, “реальность начинается тогда, когда набиваешь шишку”». Так вот почему авторов передовиц не трогают. «Проблема принимаемого сейчас проекта  объединения левых в том, что, несмотря на его искренность, он несколько расходится с реальностью по многим пунктам!» ОК, а конкретные возражения по программе?

«Это признак того, что левые теряют уверенность в себе. Они отказываются если не от идеи прогресса, то от движения к нему. Эти левые полностью сконцентрировались на конфликтующих идентичностях и общностях и ностальгируют по прошлому. […] В последние дни много говорят о Народном фронте, а прошло уже 86 лет!»

 У психоаналитика ещё есть, что сказать:

 «И эти левые хотят найти опору […], потому что теряются перед лицом реальности. Потому что плохо её понимают, её сложность и как её реформировать. […] Вероятно, это обстоятельство льстит и даже вызывает энтузиазм у активного меньшинства. Но вместе с тем это сужает поле левых до значительно более узкого электорального участка и отрывает от реалий страны.

Ага, результаты двух последних президентских выборов прямо об этом и говорят.

Поучают? Поучают!

Другие претензии? Они есть у Анн-Элизабет Лемуан: «К тому же это ещё и левые, которые поучают!» «Это возмущённые левые, – отеческим тоном замечает Рено Дели. –Возмущаться несправедливостью и бедами законно и похвально. Но из этого политический проект не построишь!» 

Только этого Патрик Коэн и ждал: «У Малека Бутиха есть замечательное определение, если помните: «левые обречены раствориться в собственной злобе». Зато авторы передовиц, видимо, – в буржуазном высокомерии. Слова Рено Дели об экологии наводят на такие выводы:

«Возмущений или обвинений в адрес какого-нибудь поколения, например, послевоенного, недостаточно для построения нового мира! Проблема некоторых левых и экологов в том, что они ведут будоражащие, алармистские речи. Однако при этом они неспособны обрисовать контуры завтрашнего мира. Поскольку если так всё плохо и уже ничего не поделать… То есть, совсем ничего и никак… В таком случае они покупают кроссовер! 

Дружный смех в студии.

Медийной волны против ультраправых не было

Сначала основные медиаресурсы сосредоточились на ультраправых. Были созданы многочисленные чаты о последовательно ксенофобском и расистском проекте. Затем продвинули кандидата-неофашиста, которого везде принимали либо учтиво, либо сочувственно. Теперь основные СМИ ринулись в единственное (большое) медиаокно, отвоёванное левыми несколько месяцев назад. Через него они транслируют свой (большой) судебный процесс.

Авторы передовиц в Le Figaro усматривают в кампании левых «медийное шоу на тему своего пупа, которое устраивают ультралевые» (Иван Риуфоль, 6 мая). Сотрудники в Le Point озаглавливают статью «Меланшон, новый любимчик СМИ» и критикуют «медийный медовый месяц» (Жан-Франсуа Кан, 12 мая). В эфире Cnews говорят о «впечатление, будто Жан-Люк Меланшон выиграл две недели назад президентские выборы при содействии или благоволении к нему медиа» (Паскаль Про, 5 мая).

«Мыслящие СМИ никогда не устраивают волны по поводу ультралевых. По поводу ультра-правых – да. А по поводу ультра-левых – никогда», – парировал ему как никогда проницательный Эрик Ревель, бывший гендиректор LCI и член совета директоров TF1.

Презирать, насмехаться, делегитимизировать. Похоже, что теперь сторожевых псов действительно спустили с цепи. Как никогда ранее? Да нет. Просто чуть больше. Продолжение следует… 

Текст Полин Перрено был написан благодаря коллективному исследованию команды Acrimed.

Investig’Action, опубликовано 14/06/2022

На ту же тему

Половина страны под угрозой выселения

Половина страны под угрозой выселения

Правительство приняло решение установить верхний предел увеличения арендной платы на уровне 3,5 %. Тем многим семьям становится всё тяжелее оплачивать расходы на жильё. В связи с этим лучшей мерой представляется заморозка арендной платы. Аренда жилья всегда была основной статьёй расхода обычных французов. Но, в связи с ростом цен на электричество в 43 %, размер квартплаты резко вырастет.

Читать полностью »
Можно ли считать события в Шри-Ланке повторением Майдана?

Можно ли считать события в Шри-Ланке повторением Майдана?

Глава дипломатии США Энтони Блинкен заявлял о российском и китайском следе в протестах в Шри-Ланке. При этом среди протестующих в Коломбо мелькали чёрные флаги с кулаками – символ финансируемой США организации по мирному свержению государственных режимов OTPOR, и представители столичной сети НКО, получающих деньги их Фонда Сорроса, USAID, NED и т.д. Чем на самом деле недовольны граждане Шри-Ланки? И был ли у этих событий революционный потенциал?

Читать полностью »
Высокоскоростной скандал по оптоволокну

Высокоскоростной скандал по оптоволокну

В 2013 г. президент Франции объявил государственную кампанию по замене медного волокна для подключения в интернету – технологии 1970-х гг, — и переходу на оптоволокно. Однако развёртывание ускоренными темпами этой технологии сопровождается бесконтрольными субподрядами. Нелегалы, выплаты натурой, отсутствие образования – отрасль имеет много общего с Диким Западом – легендарным Far West.

Читать полностью »