LOGO Umanite

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Промышленность после Макрона. В 2017 году кандидат в президенты от партии «Вперёд, Республика!» обещал в случае своего избрания «восстановить промышленность». И вот прошло пять лет. Итоги этого «восстановления» оказались просто катастрофическими. В специальном репортаже «Юманите» (L’Humanité magazine) собраны свидетельства рабочих, – от Бельфора до Деказвиля.
Промышленность после Макрона

В 2017 году кандидат в президенты от партии «Вперёд, Республика!» обещал в случае своего избрания «восстановить промышленность». И вот прошло пять лет. Итоги этого «восстановления» оказались просто катастрофическими. В специальном репортаже «Юманите» (L’Humanité magazine) собраны свидетельства рабочих, – от Бельфора до Деказвиля, – о том, что из себя представляет промышленность после Макрона

«Именно они нас и погубили»

Дождь хлещет по щекам Эммануэля Макрона. Потоки воды струятся по невозмутимому лицу президента. Рядом с ним мокнут и члены его правительства. Вместе с ним и министр экономики Брюно Ле Мэр, и министр-делегат по вопросам промышленности Аньес Панье-Рюнаше.

1 декабря 2021 года, Деказвиль (департамент Аверон), коммуна в 5300 жителей, застыл от зимнего холода. Президент и сопровождающие его лица приехали сюда не совсем по своей воле. Дело в том, что работники вывесили их портреты на стене завода. Так они точно не останутся незамеченными.

«Мы прицепили их здесь, чтобы все знали, что именно они нас и погубили»,

– кратко прокомментировал один из рабочих.

А завод этот – Аверонская металлургическая компания (SAM). Название автомобильного сталелитейного завода известно в регионе так же хорошо, как Microsoft во всей остальной Франции. После ухода основного клиента, автоконцерна Renault, сотрудники предприятия делают всё, что в их силах, ради выживания. Так 333 работника начали забастовку, чтобы найти нового собственника.

Невыполненные обещания – преданные надежды

«В сентябре 2021 года Макрон объявил о начале политики реиндустриализации. Правительство, владеющее 15% акций Renault, обещало надавить на автоконцерн. чтобы было легче найти нового собственника. В реальности ничего не было сделано. И детали, которые мы здесь производили, теперь выпускаются в Испании и Румынии»,

– злиться делегат от ВКТ Себастьян Лалье. Ему вторит другой рабочий:

«Вопреки заманчивым обещаниям правительство нас просто-напросто бросило на произвол судьбы».

Сколько рабочих за пять лет произнесли эти слова вслух или в ярости написали на плакатах?

«Макрон нас продал, Nokia нас убила», – так, например, писали работники телекоммуникационной компании на входе в парижское метро 8 июля 2020 года. Они бастовали против сокращения рабочих мест. Однако результаты промышленной политики Эммануэля Макрона не менее разрушительны результатов его предшественников.

Впрочем, доверенные лица не упускают возможности пощеголять количеством созданных рабочих мест на производствах. Их баланс положительный. В 2018 году, например, их прирост составил 15 000 мест. Однако эта цифра ничтожна. С 2006 по 2015 год страна лишилась 530 000 рабочих мест.

Совокупность неолиберальных реформ 

Прежде всего Эммануэль Макрон ассоциируется с серией фиаско. Среди рабочих уже появился термин – «макронизм». Что это? А это подпорченная карикатурным позитивизмом взрывчатая смесь из конфликта интересов и либеральной идеологии. Так сказать, «всё, что современно, желательно».

Придя к власти, президент торопится приступить к реализации своей программы. Обещанное кандидатом «восстановление промышленности» осуществлялось при помощи взрывчатой смеси из неолиберальных реформ. Во-первых, были снижены налоги на предприятия и самых богатых. Далее провели реформу трудового законодательства. Отполировали всё привлечением иностранных инвесторов.

Однако было бы несправедливо сводить деятельность Макрона к простому невмешательству. Когда бывший банкир делового мира считал необходимым, он без колебаний вмешивался в дела промышленности. И при этом он действовал в пользу тех или иных лоббистов, но никак не в интересах самой промышленности.

Промышленность после Макрона. В 2014 году министр Макрон одобряет передачу энергетической отрасли от Alstom к General Electric. Более чем спорное решение, выгодное многим, но только не самим работникам © Cheviet Laurent
В 2014 году министр Макрон одобряет передачу энергетической отрасли от Alstom к General Electric. Более чем спорное решение, выгодное многим, но только не самим работникам © Cheviet Laurent

Дело Alstom и General Electric

Дело Alstom — один из показательных случаев. В ноябре 2014 года Эммануэль Макрон был ещё министром экономики. Именно в тот роковой месяц он одобряет покупку энергетического подразделения этого гиганта американской компанией General Electric. Профсоюзы и оппозиция задались вопросом, почему Эммануэлю Макрону так не терпелось уступить такой стратегический актив. Ведь Alstom отвечает за оборудование и содержание части объектов атомной энергетики. В январе 2019 года депутат-республиканец Оливье Марле (LR) возглавил расследовательскую комиссию о подоплёке сделки и обратился в суд. Он заподозрил «коррупционный сговор», принесший выгоду Эммануэлю Макрону… Хотел ли тот сделать приятное директору Bouygues, тогда мажоритарному акционеру Alstom, который желал освободиться от обязательств в отношении промышленной группы? Преподнёс ли Эммануэль Макрон сделку «в подарок» будущим спонсорам своей президентской кампании? Марле подчёркивает, что, действительно, некоторые непрямые бенефициары продажи Alstom (банкиры, адвокаты и т. д.), получившие вознаграждение как посредники, помогали впоследствии кандидату партии «Вперёд, Республика!» в 2017 году.

Все эти вопросы восемь лет не давали покоя работникам компании. И они так и остались без ответа.

Невосполнимая потеря

В это январское утро термометр в Бельфоре показывает ноль градусов. Здесь Alstom выпускает турбины для атомной электростанции. Около 200 инженеров и техников охотно откликнулись на призыв профсоюзов организовать блокаду предприятия. В остановке предприятия участвуют ВКТ, CFE-CGC (Французская конфедерация менеджмента – Всеобщая конфедерация руководителей), SUD). Цель – любой ценой добиться повышения зарплат. На вопрос о том, что такое макронизм, делегат ВКТ Брюно Салло отвечает без обиняков:

«Эммануэль Макрон нас предал. Он продал нас американцам, которые уничтожили наше предприятие. Сразу же после покупки General Electric упразднил 600 инженерных должностей в Леваллуа прежде чем перейти к массовым увольнениям. По всей Европе были упразднены 8 000 рабочих мест! С нашего предприятия ушли многие работники с ценными знаниями для атомной промышленности. Это невосполнимая потеря профессиональных навыков».

Работники зажгли костёр из деревянных поддонов на одной из дорог, ведущих к предприятию. На морозе потрескивает пламя. Натянув шапку до ушей, с маской на лице, Оливье Морван (CFE-CGC) следит за ходом операции. В Alstom этот увлечённый педагог занимается «обучением клиентов». Он разъезжает по миру и подробно объясняет покупателям, как работают атомные станции. Оливье так и не смог смириться с приходом General Electric:

«Это полная смена культуры. Мы перешли от долгосрочной логики к краткосрочному и финансово ориентированному видению. В нашем секторе инвестиции должны продумываться на годы вперёд. А наша администрация мыслит целями на квартал, что бессмысленно. Кроме того, из-за планов увольнений мы постоянно вынуждены прибегать к внешним контрагентам, которых мы должны обучать… Это увеличивает сроки поставок, что может подорвать нашу репутацию.

В масштабах Европы, за 5 лет, более 40% рабочих мест группы были упразднены General Electric. Это безответственно, потому что не только подвергает опасности французскую промышленность, но и энергетический переход».

Промышленность после Макрона. «Компания General Electric сократила в Леваллуа 600 инженеров, а затем приступила к массовым увольнениям: в Европе было уничтожено 8 000 рабочих мест!» Брюно Салло, ВКТ. © Cheviet Laurent
«Компания General Electric сократила в Леваллуа 600 инженеров, а затем приступила к массовым увольнениям: в Европе было уничтожено 8 000 рабочих мест!» Брюно Салло, ВКТ. © Cheviet Laurent

Распродажа лучших французских предприятий по низкой цене

Вот уже несколько недель правительство подталкивает EDF к выкупу атомного сектора Alstom у General Electric. Запоздалое стратегическое решение, имеющее целью спасти репутацию уходящего президента… Но это не поможет сгладить другие результаты активной деятельности Макрона.

За несколько лет бывший министр экономики продал по дешёвке несколько отечественных групп международным компаниям. С их приходом на французский рынок резко сократили количество рабочих мест. Но самое страшное последствие – нарушение преемственности навыков. 

В 2015 году министр Макрон отстаивал покупку финской Nokia телекоммуникационной группы Alcatel-Lucent. Аргумент тогда был приведен странный:

«Романтическое или классическое видение классического подхода предполагало бы фразу: “Это французское предприятие, никому его не отдадим, заблокируем любое слияние”». 

«Современный подход» потребовал бы, таким образом, пасть ниц перед Nokia. Семь лет спустя этот аргумент по-прежнему не кажется убедительным Лорану Ришару (ВКТ). Он работает на предприятии Nokia в Нозе (департамент Эссон):

«Макрон дёшево отдал Alcatel-Lucent. Мы стали конторой, предоставляющей услуги Nokia. Но все стратегические решения принимаются в Финляндии, вся выручка вывозится туда же. Рабочие места урезаны: последний план увольнений предусматривал сокращение каждого третьего инженера!»

Характеризуя промышленную политику главы государства, профсоюзный деятель говорит о смеси идеологии и безграмотности:

«Как настоящие ультралибералы, Макрон и его министры убеждены, что всё решает рынок. Однако я думаю, что они ничего не смыслят в промышленности.

В 2015 году Эммануэль Макрон объяснял, что хочет создать европейский телекоммуникационный гигант, несмотря на то, что стратегия Nokia всегда была национальной. Выкупив нас, финны получили наших клиентов, которых было больше, чем у них. Они также воспользовались нашими научно-исследовательскими и опытно-конструкторскими работами для развития своих продуктов». 

Макрон идёт до конца

Французская экономика не ограничивается этими крупными компаниями. И правительство не может не интересоваться предприятиями в трудной ситуации, чьё банкротство ослабляет производственные связи и опустошает территории. В этом плане Эммануэль Макрон идёт абсолютно по стопам своих предшественников. Каждый раз, когда о проблемном предприятии  пишут в прессе, начинают поиск частного инвестора. А он, в свою очередь, старается уволить как можно меньше народу. Точнее, как можно позже.

В апреле 2017 года, между двумя турами президентских выборов, Макрон отправился на закрывающийся завод стиральных машин  Whirlpool в Амьене. Он обещал работникам их не оставить, помочь найти надёжного покупателя:

«Тут мы пойдём до конца. Используем все возможности для поиска покупателя, предлагая настоящий план работы предприятия с охранением рабочих мест надолго. Надолго!»

Президент, которого обманули

Увы! Слово «долгосрочность» не очень подходит для продолжения истории. Завод был передан производителю, специализирующемуся на выпуске почтовых ящиков, Николя Декайё. Год спустя авантюра закончилась юридической ликвидацией и увольнением 180 работников. И это без учёта миллионов евро государственных субсидий. В итоге правосудие заинтересовалось Декайё по делу о нецелевом использовании средств. Следователей, в частности, удивила его зарплата (более 20 000 евро в месяц). Эммануэль Макрон клянётся, что предприниматель всех обманул, включая его.

Что сегодня осталось от завода Whirlpool? Много и немного одновременно. Огромный производственный участок в 17 гектаров с ангарами и дорожками, заросшими сорняками. Зрелище, от которого каждый раз щемит сердце у Франсуа Горлиа из ВКТ:

«Мне кажется, что я вижу могилу, за которой не ухаживают… Площадка заброшена, сюда не пришло ни одно предприятие.  Нам это принесло много зла, пары расставались, люди умирали».

А что Франсуа думает об Эммануэле Макроне?

«Не говорите мне об этом типе! – нервничает бывший работник – Он приезжал в 2017 году, в один день с Марин Ле Пен. Наобещал, дал миллионы покупателю, а через год всех уволили».

Для своей будущей кампании Эммануэль Макрон взял прежний лозунг. Он будет кандидатом в президенты, который «восстановит промышленность». Однако для бывших работников Whirlpool, а также Nokia или Alstom эти обещания могут показаться совершенно бессмысленными…

Опубликовано: 05/02/2022

На ту же тему

Половина страны под угрозой выселения

Половина страны под угрозой выселения

Правительство приняло решение установить верхний предел увеличения арендной платы на уровне 3,5 %. Тем многим семьям становится всё тяжелее оплачивать расходы на жильё. В связи с этим лучшей мерой представляется заморозка арендной платы. Аренда жилья всегда была основной статьёй расхода обычных французов. Но, в связи с ростом цен на электричество в 43 %, размер квартплаты резко вырастет.

Читать полностью »
Можно ли считать события в Шри-Ланке повторением Майдана?

Можно ли считать события в Шри-Ланке повторением Майдана?

Глава дипломатии США Энтони Блинкен заявлял о российском и китайском следе в протестах в Шри-Ланке. При этом среди протестующих в Коломбо мелькали чёрные флаги с кулаками – символ финансируемой США организации по мирному свержению государственных режимов OTPOR, и представители столичной сети НКО, получающих деньги их Фонда Сорроса, USAID, NED и т.д. Чем на самом деле недовольны граждане Шри-Ланки? И был ли у этих событий революционный потенциал?

Читать полностью »
Высокоскоростной скандал по оптоволокну

Высокоскоростной скандал по оптоволокну

В 2013 г. президент Франции объявил государственную кампанию по замене медного волокна для подключения в интернету – технологии 1970-х гг, — и переходу на оптоволокно. Однако развёртывание ускоренными темпами этой технологии сопровождается бесконтрольными субподрядами. Нелегалы, выплаты натурой, отсутствие образования – отрасль имеет много общего с Диким Западом – легендарным Far West.

Читать полностью »